Все запутано

Николай не помнил, как вышел на поверхность. Кто-то его поддерживал, кто-то толкал, кто-то тянул, кто-то помогал преодолевать ступени и перешагивать пороги – все это полностью выветрилось у него из головы, столь сильным было его разочарование. Ведь цель была так близка…
Под ясным тамоканским солнышком он, наконец, пришел в себя.
— Вижу, вас постигло сильное разочарование, – констатировал очевидное Виндамор.
— Да, – сдавленно согласился с ним Николай.
Вся компания расселась на травке возле кареты, только Бубас так и спал внутри. Стражники поглядывали на них из-за склона холма, но не мешали.
— Что же мне делать? – ни к кому не обращаясь спросил Николай.
— Ну, если верить господину Бубасу, – размеренно сказал Виндамор. – Вам сейчас нужно будет отправиться в город Старобай, что расположен где-то на хребте Куортанбай. Там вас ждет обучение, после которого вы станете полноценным магом старобского ордена, наследником его славы и силы. В перспективе вы можете даже стать командором этого ордена.
— Чего-чего? – пискнул Николай. Он тщетно искал на лицах своих друзей хоть что-то, хоть намек на то, что сказанное – шутка. Но их лица оставались серьезны.
Тут вмешался суперновиций Памарома.
— Господин Николай сказал, что ему нужна эта книга, – веско заявил он. – А так как ее забрал Первый орден, то и надо идти в Первый орден.
От такой поддержки Николаю стало еще горше.
— А что со мной хочет сделать Первый орден вы помните? – мрачно спросил он у Памаромы. Тот пожал плечами.
— Сделают они вам что-то или нет – неизвестно. А вот то, что книжка та у них – это факт. От этого факта надо отталкиваться при планировании.
— А что именно хотел от вас Первый орден? – поинтересовался у Николая Виндамор. – И что они хотели с вами сделать?
— Мимоага им была нужна, – мрачно ответил Николай. – А сделать – разрезать на кусочки и поискать ее у меня внутри.
У Виндамора перехватило дыхание.
— У вас есть мимоага?
— Нету у меня ничего, – раздраженно крикнул на своего раба Николай. – Она, по их словам, была вот в этой одежде, которую мы достали из сундуков. А теперь ее в этой одежде нет.
Воцарилось глубокое молчание, даже птицы стали петь вполголоса. Стражники на гребне холма явно навострили уши. Виндамор прочистил горло.
— Мне кажется, нам нужно этот вопрос тщательно обсудить, – сказал он. – И не здесь. В каком-то более укромном месте.
Все закивали, даже Симогал. Однако реализация этого мудрого совета была отсрочена тем, что из кареты высунулась бурая борода Бубаса.
— Это Куортанбай?
— Нет, дедушка, – вежливо ответил ему Виндамор. – Это Олой.
— Зачем нам Олой? Надо в Куортанбай!
В словах старика была такая сила, что карета вздрогнула. От толчка Бубас вывалился наружу и разразился ругательствами, которые заставили покраснеть даже Фирамелу.
— Давай, залезай, полетели! Домой полетели! Старобай – твой новый дом! – завершил свою тираду старик. Николай лишь помотал головой. Бубас напрягся.
— Дедушка, за ним охотится Первый орден, – со значением сказал Виндамор. Однако упоминание о могущественной организации не произвело на старика никакого впечатление.
— Конечно охотится! Он и за мной тоже охотится. Но в Старобай не сунется, это я вам точно говорю. Кишка у них тонка.
— Первый орден взял что-то, что мне очень нужно, – сказал Николай. Бубас, прищурившись, посмотрел на него.
— Чего еще?
— Книгу.
— Какую еще книгу? У меня в Старобае знаешь, сколько книг?
— А про перемещения между мирами есть?
Бубас погрузился в размышления, потом помотал головой.
— Нет, такими мелочами мы не занимаемся.
— А мне нужно, – упрямо сказал Николай.
Старик подошел и встал перед ним, уперев в бока узловатые руки.
— Куда собрался? – угрожающе спросил он.
Николай сжал зубы.
— Мне надо.
Бубас долго и упорно вглядывался в него. Под его режущим взглядом Николаю стало очень неуютно, но он изо всех сил старался сохранить присутствие духа.
— Надо, – снова буркнул он.
Старик пожевал губами и отступил на шаг.
— Ну-ка раздевайся, – мрачно сказал он.
— Чего-чего?
— Раздевайся, говорю. Делай как я.
Старик выскочил из своей одежды, словно она никак к нему не была прикреплена. Фирамела пискнула и отвернулась.
— Вот, глянь, – деловито сказал Бубас и изобразил руками какой-то сложный пространственный пасс. Его тело, напоминающее узловатый серый корень крепкого сухого дерева вдруг расцветилось.
Картина была завораживающей. Сначала Николай подумал, что на теле старика проступил рисунок вен, но потом понял, что это просто какой-то очень сложный, идеально симметричный узор, словно нанесенный тончайшей кистью. Разноцветные линии переплетались на каждом участке его тела, каждый фрагмент демонстрировал удивительную глубину и сложность и при этом идеально сочетался с соседними. Бубас привстал на цыпочки – и снизу вверх пошла светящаяся полоса – сначала темно синяя, потом голубая, зеленая и так далее, вплоть до солнечно-яркой – на фоне этих перемещающихся полос каждая линия вспыхивала своим цветом. Зрителям оставалось только ахать.
— Вот как должно быть! – гордо заявил старик. Он расслабился, световые полосы словно оторвались от его макушки и растворились в воздухе. Линии стали бледнеть. С гребня холма, где расположились стражники, послышались аплодисменты.
— А ты теперь свое покажи.
— Чего показать?
Бубас запрыгнул в свою одежду – та словно сама натянулась на него.
— Чего достиг, покажи!
— Покажите, покажите, – некстати вмешался Памарома, которому, видимо, стало обидно за Николая. – Помните, как у вас ноги светились?
Вспоминать этот эпизод Николаю не хотелось, но суперновиция поддержал Виразума.
— Да, я тоже видел. Господин Николай тоже так может!
— Да что за глупости-то, – запинаясь спросил Николай. Он вцепился в ворот рубахи, словно его хотели раздеть силой. С гребня послышался свист и улюлюканье.
— Господин Николай, – шепнул ему Виндамор. – Вам нужно показать, что вы можете. Неприлично, все же старый человек. Так далеко пришел из-за вас.
— Да не могу я ничего, – отбивался Николай, но его решимость таяла.
— Не можете – так и покажите, что не можете. И он отстанет.
Старик, хитро прищурившись, закивал, подтверждая, что непременно отстанет. Николай, вздохнув, сбросил шляпу, снял через голову рубаху, потом стащил сапоги.
— Штаны не буду снимать, даже не просите, – мрачно сказал он. – Собственно, и так видно, что ничего нет.
— Как же это нет, – хихикнул Бубас и ткнул Николая пальцем в пупок.
Николаю показалось, что на него обрушилась гора – придавив так, что вот сейчас расплющит, и одновременно что-то начало рваться из него наружу, грозя разорвать. Некоторое время эти силы боролись, то сгибая Николая, то распрямляя его и, наконец, пришли в равновесие. Он смог сипло вздохнуть и посмотрел по сторонам.
— И что это такое? – услышал он укоризненный голос старика.
Николай опасливо посмотрел на свой живот. Он тоже был испещрен тонкими разноцветными линиями, но там, где у Бубаса красовался тончайший фрактальный узор, у него наличествовал хаос из завитушек, точек и разнокалиберных отрезков. Выглядело это как детские каракули.

https://wim-winter.livejournal.com/1144716.html

Автор публикации

не в сети 1 год

Farit Akhmedjanov

0
Комментарии: 0Публикации: 103Регистрация: 28-02-2019