БИТВА ДВУХ ТИТАНОВ: На границе Китая и Индии снова жарко

Месяц назад с новой силой вспыхнул территориальный спор между Китаем и Индией. 5 мая более 250 военнослужащих двух государств участвовали в столкновениях  в районе Ладакх Стычка произошла во время патрулирования линии соприкосновения. С тех пор обе стороны начали агрессивно развертывать дополнительные войска, чтобы захватить долину реки Галван, которая остается горячей точкой с 1962 года.

По данным китайского таблоида Global Times (环球时报) Пекин перебросил в зону эскалации до 5 тыс. военнослужащих, а также военную технику, среди которой называются легкие танки третьего поколения «Тип 15» (также известные как ZTQ-15), разработанные для ведения боевых действий в горной, лесистой и заболоченной местности, среднемагистральные вертолеты «Харбин Z-20», которые по своим характеристикам сопоставимы с американскими Sikorsky UH-60 Black Hawk, а также ударные БПЛА GJ-2 (攻击), которые в переводе на русский язык означают «атака», «нападение».

Официальные причины нарастания напряженности не называются. Катализатором могло стать возмущение Китая завершением строительства Индией 255-километровой дороги, которая обеспечивает доступ к равнине Депсанг, долине Галван и поднимается до перевала Каракорум. Ранее МИД КНР также заявлял, что военнослужащие Индии препятствуют патрулированию и проведению операций пограничных войск КНР в области Ладакх.

Карта спорной территории между Китаем и Индией в районе долины Галван. Желтым показана линия фактического контроля. Черным с пунктиром отмечена дорога, построенная индийской стороной.

В свою очередь Индия также бросила дополнительные войска в оспариваемую долину. Она обвиняет Китай в строительстве вблизи зоны разграничения новых объектов инфраструктуры двойного назначения — военного и гражданского. Речь идет об интегрированных опорных пунктах, позволяющих присутствие как военного так и гражданского персонала вблизи линии разграничения. За последние пару лет появились огромные жилые комплексы, имеющие спортивные и рекреационные объекты, такие как баскетбольные и волейбольные площадки. Идея заключается в том, чтобы в случае эскалации конфликта усилить притязания на спорные территории.

Китайские СМИ обвиняют Индию в аналогичных действиях. Сообщается, что Индия за последнее время незаконно построила новые сооружения на территории КНР в районе долины реки Галван и не оставила китайским пограничникам выбора кроме как принятия необходимых ответных мер, тем самым увеличив риск эскалации противостояния между Пекином и Нью-Дели.

Стоит отметить, что в том районе нет общепризнанной границы между двумя странами. Вместо нее проходит линия фактического контроля, которая была установлена по итогам пограничной войны между странами в 1962 году. Две ядерные державы до сих пор продолжают оспаривать принадлежность двух участков на приграничной территории: региона Аксайчин, расположенного в северо-восточной части Кашмира на границе Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР, Пакистана и Индии, площадь которого составляет 42 685 км² и региона Аруначал-Прадеш, имеющего статус штата и расположенного на северо-востоке Индии. Площадь второго спорного участка превышает 82 тысячи квадратных километров.

Общая карта спорных территорий между Китаем и Индией

В связи со строительством на приграничной территории новой инфраструктуры обе стороны усилили патрулирование, что привело к более частым столкновениям. Однако большинство из них все-же удавалось разрешить на месте посредством переговоров между офицерами двух армий. Лишь несколько инцидентов просочились в СМИ, но этого хватило для привлечения всеобщего внимания.

По мнению китайской стороны, в отличие от предыдущих столкновений, последние приграничные инциденты были вызваны не случайностью, а стали запланированным шагом Нью-Дели. Китай настаивает, что район долины реки Галван является китайской территорией и Индия должна это четко осознать. Вопреки этому, с начала мая индийские войска пересекают пограничную линию в спорном районе и вторгаются во владения Китая. Сообщается, что индийские солдаты также осознанно провоцировали конфликты со своими китайскими коллегами.

Тем не менее, Индия рассматривает долину реки Галван как часть района Аксайчин, который, по утверждению Нью-Дели, является ее территорией, но в настоящее время, в результате поражения в китайско-индийской пограничной войне 1962 года, находится под контролем Пекина. В ноябре прошлого года Индия выпустила политическую карту с подробной информацией о границах, на которой Аксай Чин, в настоящее время управляемый Китаем, изображен как часть индийского Ладакха.

Диаметрально противоположные взгляды противоборствующих сторон на территориальный вопрос сохраняют ситуацию нестабильности на линии соприкосновения. Зачастую между военнослужащими двух стран происходят стычки — словесные перепалки переходят в рукопашный бой или борьбу в стиле Сумо в попытке вытеснить друг друга с занимаемой территории. Иногда пограничники даже бросают друг в друга камни камни.

Китай предупреждает, что если Индия не оставит свои провокационные действия, это может напрямую затронуть китайско-индийские отношения и даже превысить интенсивность пограничного конфликта на плато Доклам, территорию которого оспаривают Бутан и Китай. В горячую фазу этот территориальный конфликт перешел в июле 2017 года. Непосредственными участниками конфликта являются Китай и Индия, поскольку вторая фактически связана с Бутаном отношениями «патрон-клиент». Согласно заключенному в 1949 г. Договору о дружбе, в ведении Нью-Дели находятся вопросы обороны и внешней политики королевства. Тогда обе стороны подтянули к спорному участку силы численностью до бригады, а Пекин начал масштабные учения в спорном районе.

Летом 2017 года противостояние вокруг Доклама ухудшило двусторонние отношения между Китаем и Индией. Однако благодаря усилиям двух правительств, особенно в ходе неофициальных встреч между высшими руководителями двух стран в апреле 2018 года и октябре 2019 года, стратегическое доверие было восстановлено.

Тогда активные действия Китая расценивались Нью-Дели как нарушение статус-кво, что с учётом многочисленных территориальных споров между КНР и Индией вызывает беспокойство у индийского руководства. По всей видимости, то же самое происходит и сейчас.

Китай неоднократно уличали в присвоении оспариваемых им территорий, в том числе  во время пандемии коронавиуруса. Так, в Индии обнаружили, что на обновленных картах Map World в состав Китая включена часть индийского штата Аруначал-Прадеш. А Вьетнам ранее заявил о нарушении его суверенитета в связи с действиями Пекина в Южно-Китайском море.

19 апреля Китай объявил о создании двух новых административных округов на спорных Парасельских островах и архипелаге Спратли. Они будут входить в город Саньша провинции Хайнань, который китайское правительство создало в 2012 году для обоснования своих претензий на спорные острова. Острова в Южно-Китайском море являются предметом территориального спора между Китаем, Тайванем, Малайзией, Филиппинами, Брунеем и Вьетнамом. В МИД Вьетнама заявили, что этот шаг Пекина еще больше осложняет ситуацию в Южно-Китайском море.

Наконец, не стоит сбрасывать со счетов известный реваншизм ряда военных и политических кругов в Нью-Дели, заинтересованных в том, чтобы заретушировать поражение Индии в войне 1962 года. Некоторые индийские деятели считают, что замедление экономического роста Китая и игра взаимных обвинений с западными странами на фоне эпидемии коронавируса предоставят Индии прекрасную возможность склонить пограничный вопрос в свою пользу.

Однако, хотя отношения между Китаем и США напряженные, нынешняя международная обстановка для Пекина намного лучше, чем была в 1962 году. Тогда Национальные силы Китая и Индии были сопоставимы. Сегодня, напротив, ВВП Китая примерно в пять раз превышает ВВП Индии, которая как в экономике, так и в военном строительстве осталась далеко позади Поднебесной.

Эксперты считают, что существующие противоречия двух ядерных держав делают военный конфликт вполне возможным. Однако стоит отметить, что если даже и будет вооруженное противостояние, то его будет отличать отсутствие глубоких прорывов и захватов обширной территории. Большое влияние на возможный характер боевых действий оказывает география приграничных территорий, которые преимущественно расположены в высокогорных районах.

Здесь в принципе невозможно ведение сколько-нибудь крупномасштабных военных действий с применение тяжелой военной техники. Воевать здесь способны лишь спецподразделения и горные части, прошедшие спецподготовку, обладающие определенными навыками и укомплектованные специальным снаряжением для ведения боевых действий в условиях высокогорья.

В свою очередь официальные заявления министерств иностранных дел Китая и Индии, подтверждающие приверженность стран решению территориального спора путем двусторонних переговоров и консультаций, а также назначенные на 6 июня переговоры между высокопоставленными военными чиновниками двух стран сохраняют надежду на выход из сложившейся тупиковой ситуации,  возвращение к диалогу и мирное урегулирование спорного вопроса.

Автор публикации

не в сети 3 месяца

laimonis_petersons

161
Комментарии: 50Публикации: 37Регистрация: 30-09-2019