«Гибридный подвид»: какой в современной России политический режим?

Российский политический режим вызывает множество споров как среди экспертов-политологов, так и в обществе в целом. Обладая признаками демократии, он одновременно имеет и характеристики, присущие авторитарным режимам. Так каким государством видится современная Россия — демократическим или авторитарным? Возможно она  представляет собой нечто среднее между ними?

Демократия или авторитаризм

С одной стороны, современная Россия обладает всеми признаками демократического государства, если судить с юридической точки зрения. В первой статье действующей Конституции указано, что Россия представляет собой демократическое государство с республиканской формой правления. В России регулярно проводятся выборы – как парламентские, так и президентские, а также выборы глав регионов и депутатов местных законодательных собраний.

Статья 13 Конституции устанавливает в Российской Федерации многопартийность, ограничивая возможность создавать партии и общественные организации лишь запретом на подрыв государственной безопасности. В России функционирует множество партий, часть из которых заседает в парламенте – «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Действует и внепарламентская оппозиция в лице партии «Яблоко», Партии народной свободы (ПАРНАС), «России будущего» Алексея Навального и других.

Самый популярный оппозиционер в России Алексей Навальный

Президент России, согласно статье 83 Конституции, может занимать свою должность лишь два срока подряд, что должно гарантировать регулярную сменяемость власти хотя бы в рамках одного президентского срока, который сейчас составляет 6 лет.

Если судить только по этим признакам, то современная Россия является демократическим государством. Однако в реальности ситуация вовсе не так однозначна.

С 2000 года власть в России фактически находится в руках одних и тех же людей. Это подтверждает пример действующего президента Владимира Путина. В 2000-2008 гг. он два срока находился на должности президента, затем на четырехлетний период переместился на пост премьера, фактически сохранив в своих руках реальную власть в государстве, а затем вновь одержал победу на президентских выборах 2012 года. Сейчас Путин находится на посту президента уже в четвертый раз, а в дальнейшем, благодаря обнулению сроков в случае принятия поправок в Конституцию, может управлять Россией еще два срока, вплоть до 2036 года.

Кроме того, уже 20 лет правящей партией является «Единая Россия», которая обладает большинством мест в Государственной Думе и местных законодательных собраниях. Она регулярно выигрывает парламентские выборы с большим отрывом от своих соперников. Такую систему эксперты называют «системой с доминирующей партией», то есть с правящей партией, которая находится у власти больше одного срока.

Кроме того, участие оппозиции в выборах затруднено различными ограничениями и действиями государственной власти. Так, избирательные комиссии нередко отказывают оппозиционным кандидатам на выборах в регистрации или отменяют ее, тщательно проверяя поданные ими документы в поисках малейших ошибок, и при этом игнорируя серьезные нарушения со стороны кандидатов от власти. Самым ярким примером здесь являются выборы в Московскую городскую думу в 2019 году, в ходе которых некоторых независимых кандидатов не допустили к участию в выборах, что спровоцировало массовые протесты.

Также оппозиционные активисты нередко подвергаются преследованиям и арестам со стороны органов государственной власти, что доказывает пример Алексея Навального. А пятипроцентный барьер на выборах в Государственную Думу не дает пройти в парламент партиям из так называемой «несистемной» оппозиции.

Все это говорит о том, что Россия обладает признаками авторитарного государства с сильной и практически несменяемой властью, которая затрудняет возможность оппозиции повлиять на государственный курс.

Учитывая то, что современная Россия носит в себе характеристики как демократии, так и авторитаризма, каким же все-таки государством она является – демократическим или авторитарным? По мнению таких экспертов-политологов, как Екатерина Шульман – ни тем, ни другим. Политический режим России — это гибридный режим.

Политолог Екатерина Шульман

Гибридный режим

Гибридный режим – это смешанный тип политического режима, который возникает на основе авторитаризма в результате незавершенного перехода к демократии. Соответственно, он обладает признаками как демократии, так и авторитаризма. То есть в гибридном режиме одновременно могут быть выборы, в которых принимает участие несколько партий, и политические преследования оппозиции.

Что же отличает гибридный режим от обычного авторитаризма, и какие его основные признаки? По мнению экспертов, чтобы стать гибридным, политический режим должен допускать существование двух и более легальных партий, которые могут принимать участие в выборах. Именно многопартийность и регулярные выборы отличают гибридные режимы от просто авторитарных.

Кроме того, среди признаков гибридного режима присутствуют:

  • низкий уровень политического участия граждан;
  • декларативный характер самих политических прав и свобод – формально они есть, но реализовать их трудно;
  • низкая степень доверия населения политическим институтам.

Зачастую гибридные режимы характерны для ресурсных стран или так называемых «петрократий». Петрократия – это государство, одним из основных источников доходов которого является продажа нефти, газа, или и того и другого. Так, по данным Министерства финансов, треть бюджетных доходов России в 2019 году была связана с нефтью и газом. В разные периоды доля доходов от энергоресурсов в бюджете страны доходила до 51%, а в 2018 году составила 46%.

Нефть — один из главных источников доходов бюджета России

Кроме того, в гибридных режимах существуют: высокий уровень коррупции, особенно если речь идет о выборах и судебной системе, отсутствие судебной системы, независимой от других ветвей власти, желание государства контролировать СМИ, правительство, которое неподотчетно парламенту, а также ограничения гражданских прав населения, прежде всего, права на свободу собраний и создание общественных организаций. Все это в той или иной степени присутствует в современной России. Так, исполнительные власти в России нередко затягивают сроки согласования митингов под надуманными предлогами, а также переносят их в отдаленные районы, и препятствуют оповещению и агитации до и после их согласования.

Кроме России, к гибридным режимам также относятся Китай, Венесуэла, Турция, Египет, Мексика, Индонезия и ряд других стран.

Если же говорить о том, к какому именно виду гибридного режима относится современная Россия, то здесь существует несколько мнений.

По мнению одних исследователей, российский режим является режимом с синдромом доминирующей партии, в котором демократические институты носят декларативный характер, оппозиция слабая, а границы между государством и правящей партией – «Единой Россией», размыты.

По мнению других, Россия скорее представляет собой «делегативную демократию», при которой статус президента как главы государства становится абсолютным, у него есть огромные полномочия во внешней и внутренней политике, и он постоянно превышает рамки полномочий, например, незаконно распуская парламент. В таком режиме политическое участие граждан является слабым. По мнению одного из самых влиятельных и популярных американских политических аналитиков Фарида Закария делегативная демократия в России существовала в период правления Бориса Ельцина.

Первый президент России Борис Ельцин

Наконец, западная публицистика называет режим Владимира Путина «демократурой», образованной от слов «демократия» и «диктатура». При демократуре регулярно проводятся выборы, но отсутствует реальная политическая конкуренция по причине, например, гарантированной победы правящей партии. Так, в России все парламентские выборы после 2000 года выигрывает «Единая Россия».

Будущее российского политического режима

Поскольку гибридный политический режим является переходной формой на пути от авторитаризма к демократии, то он со временем трансформируется либо в «чистую» демократию, либо в «чистый» авторитаризм. Если же этой трансформации не происходит, то, по мнению экспертов, гибридному режиму может грозить распад и потеря территориальной целостности.

В качестве примера можно привести африканскую страну Сьерра-Леоне, которую от распада в ходе гражданской войны 1991-2002 годов спасло лишь вмешательство миротворческого контингента ООН. С этого периода государство постепенно трансформируется в демократию, однако, по оценкам Economist Intelligence Unit, переход до сих пор не завершен, и Сьерра-Леоне остается гибридным режимом.

В то же время гибридные режимы достаточно устойчивы, поэтому могут пребывать в состоянии перехода долгое время. Они стремятся к стабильности, но проигрывают в гибкости, поэтому с изменением ситуации склонны завершать свою трансформацию в другой вид политического режима.

По мнению экспертов, чаще всего гибридные режимы все же становятся демократиями. Среди примеров же трансформации в авторитарный режим можно привести лишь современную Белоруссию, которую некоторые исследователи, тем не менее, продолжают считать лишь гибридом с большей степенью диктатуры.

Чаще всего на судьбу гибридного режима влияют три фактора:

  • Число демократических институтов                                                                                                  При этом не слишком важно, насколько эти институты являются декоративными, так как чем больше политический режим ведет себя как демократия, тем больше у него шансов в итоге в нее превратиться.
  • Интеграция в международные институты, как политические, так и экономические     Если режим изолирован от международного сообщества государств, то у него больше шансов обратиться в авторитарный, или же распасться.
  • Крупный экономический и политический партнер                                                         Государства склонны перенимать политические структуры своих более могущественных держав-партнеров, поэтому если гибридный режим «дружит» с демократическими странами, то у него больше шансов стать демократией. Если же он находится в близких отношениях с авторитарным государством — то у него больше возможностей стать таким же.

Председатель КНР Си Цзиньпин и президент России Владимир Путин

Но что же с Россией? У нашей страны есть все признаки для превращения в демократию – многопартийность, разделение властей, и сам демократический характер государства декларируются Конституцией страны. Более того, в России в прошлом несколько раз проводились выборы, подпадающие под определение демократических – в период 1990-х годов и в первой половине 2000-х.

У России есть большое число демократических институтов – парламент, суды, местное самоуправление. А власть президента, остающаяся огромной, все же ограничена двумя сроками подряд.

Россия интегрирована в мировое сообщество государств, входит в ООН, ВТО, Совет Европы, Евразийский экономический союз, и ряд других международных организаций.

Что же касается третьего фактора, то Россия сейчас находится в натянутых отношениях с Западными странами. Отношения же с Китаем поступательно развиваются, что несет определенную опасность будущего превращения нашей страны в авторитарное государство.

Однако шансы на трансформацию российского политического режима в полноценный авторитаризм все же невелики. Сама российская власть в лице президента Владимира Путина говорит о необходимости в будущем обеспечить регулярную сменяемость власти, необходимую для обеспечения динамики развития страны. Кроме того, в январе этого года глава государства предложил поправку в Конституцию, которая убирает из части 3 статьи 81 слово «подряд», и в случае ее принятия должность президента можно будет занимать не более двух раз в течение всей жизни.

Если поправка вступит в силу, то это станет еще одним шагом на пути трансформации российского гибридного режима в полноценную демократию. Этот переход займет определенное время, но в будущем Россия имеет все шансы стать демократическим государством.

Автор публикации

не в сети 1 день

Watcher639

1 837
Комментарии: 312Публикации: 612Регистрация: 08-10-2019