Когда надо – НАТО, когда не надо – не НАТО

В настоящее время Турция является одной из самых сильных держав Ближнего Востока и активно участвует в конфликтах по всему региону. Самым важным из этих конфликтов сейчас выступает ситуация в Сирии, где действия Турции грозят привести к полномасштабной войне. Но чего хочет Анкара? Чем руководствуется в своей внешней политике? Будет ли она воевать с Сирией и Россией?

Турецкие войска в Сирии

Цели внешней политики Турции и их эволюция

Для начала, необходимо рассмотреть цели, которые Турция преследует в своей внешней политике. С наступлением XXI века они претерпели серьезные изменения.

Создателем Турецкой Республики в ее современном виде стал Мустафа Кемаль Ататюрк, занимавший президентский пост в 1923-1938 годах. Он объявил главной внешнеполитической целью Турции вхождение в круг так называемых «цивилизованных государств«, под которыми понимались, прежде всего, страны Запада. Поэтому в XX веке внешняя политика Турецкой республики основывалась на 3 основных приоритетах:

1. Интеграция и сотрудничество с Западом, вхождение в состав НАТО (что удалось осуществить в 1952 году), а также желание стать членом Евросоюза.

2. Сведение политики на Ближнем Востоке к решению, прежде всего, проблемы курдов.

3. Обеспечение безопасности государства за счет членства в НАТО и препятствование проникновения СССР в Средиземноморский регион.

Мустафа Кемаль Ататюрк, создатель современного турецкого государства

Однако окончание Холодной войны в 1991 году и распад Советского Союза серьезно изменили ситуацию. В 90-е годы значение Турции как инструмента сдерживания СССР и проводника политики на Ближнем Востоке для западных стран по понятным причинам снизилось, и ее интеграция с Евросоюзом фактически остановилась на месте. К власти в Турецкой Республике пришла правящая и сейчас «Партия справедливости и развития» во главе с Реджепом Тайипом Эрдоганом, которая запустила процесс политического ухода страны от Европы. Теперь Турция вновь, как во времена Османской империи, обратила свой взгляд на Ближний Восток.

Неоосманизм и ноль проблем с соседями

И здесь в дело вступает совсем другая политическая идеология, противоположная прежнему «западническому» пути Турции – «неоосманизм». Что это такое?

Неоосманизм – это внешнеполитическая идеология современной Турции, ставящая своей целью расширение влияния на соседние страны через использование «мягкой силы», экономических и гуманитарных связей, а также общих исламских ценностей. В рамках этой концепции Турция развивает отношения не только со странами Запада, как раньше, но и проникает на Балканы, в Северную Африку и Африку в целом, Азию и даже Латинскую Америку.

Фактически, речь идет об определенном возрождении исторической Османской империи, откуда и происходит название, но в новом качестве. Некогда это могущественное государство контролировало Балканы и большую часть Северной Африки, Кавказа и Ближнего Востока. И именно в этих регионах Турция сейчас и пытается упрочить свои позиции.

Архитектором новой внешней политики Турции является скорее не нынешний президент Эрдоган, а бывший министр иностранных дел и премьер Ахмет Давутоглу, который занял свой пост в 2009 году. Именно в его монографии «Стратегическая глубина» отражены основные цели и задачи текущей турецкой политики. Давутоглу сформулировал принцип «ноль проблем с соседями». Что он означает?

Ахмет Давутоглу, бывший министр иностранных дел и премьер-министр Турции

«Ноль проблем с соседями» − это доктрина, означающая развитие отношение с соседними государствами на основе экономического сотрудничества, при невмешательстве в их внутренние дела. То есть это использование Турцией той самой «мягкой силы» для постепенного получения влияния в той или иной стране, но без агрессивного вмешательства в ее дела.

И поначалу эта политика приносила свои плоды. В период 2009-2011 годов Турции удалось наладить отношения с Ираком, Ираном и Сирией, а ее экономика показала серьезный рост – 9,2% ВВП в 2010, и 8,5% в 2011. Объем же турецкого экспорта побил все прежние рекорды и составил в 2012 году порядка 152 млрд. долларов. Однако все изменила так называемая «Арабская весна».

В 2011 году во многих арабских странах начались массовые протесты против правителей, долгие годы возглавлявших эти государства и ввергнувших свои народы в пучину нищеты, безработицы и коррупции. Власть была свергнута в Йемене, Египте и Тунисе, начались гражданские войны в Сирии и Ливии, и заполыхал весь арабский восток. Это создавало для соседних стран не только новые риски, но и открывало новые возможности.

И здесь большую роль начинает играть нынешний президент Турции Реджеп Эрдоган, тогда занимавший пост премьера. Именно он, а не Ахмет Давутоглу, развернул политику Турции от прежнего невмешательства при развитии экономических связей к активному вторжению в дела соседей. Слишком велик был соблазн вернуть себе статус главной державы в регионе. Турецкий лидер считал, что ему по силам сформировать новый облик Ближнего Востока.

Реджеп Тайип Эрдоган, президент Турции и архитектор ее нынешней внешней политики

Турция активно поддержала исламскую организацию «Братья-мусульмане» в Египте и Тунисе, которая придерживалась схожей исламской идеологии. В Египте представитель «Братьев» Мухаммед Мурси даже стал президентом в 2012 году. Однако уже в следующем году он был свергнут в результате военного переворота. Турция резко отреагировала на свержение Мурси и расторгла все свои прежние контакты с Египтом. В итоге проигрыш «Братьев-мусульман» привел к тому, что Турция утратила влияние на севере Африки.

Когда началась гражданская война в Ливии в 2011 году, Турция, наоборот, не стала активно участвовать в конфликте. Вначале эта осторожность приносила свои плоды, но критика Турцией действий международной коалиции стран Запада, устроивших интервенцию в Ливию, привела к тому, что она не сумела наладить контакты с мятежниками, ставшими новым правительством страны. Лишь в прошлом году Турции удалось заключить соглашение с исламским правительством Фаиза Сараджа о военной помощи и восстановить свое влияние в Ливии.

В Сирии же Турция тоже заняла активную позицию против действующего режима во главе с Башаром Асадом и вмешалась в гражданскую войну с противоречивыми результатами.

В результате смены внешней политики Анкары Ахмет Давутоглу в 2016 году покинул пост премьера.  Формировать новый курс внешнеполитической деятельности стал президент Реджеп Эрдоган, выступавший за более активное вмешательство Турции в дела соседей. В итоге политика «ноль проблем с соседями» фактически прекратилась в политику «ноль соседей без проблем». Но особенно новый курс Турции не понравился ее прежним главным союзникам – странами Запада и, прежде всего, НАТО.

Во Карикатура на  премьер-министра Ахмета Давутоглу и его политику «ноль проблем с соседями»

Турция и НАТО

Во многом проблемы между Турцией и Североатлантическим альянсом связаны с тем, что ближневосточная держава смотрит на этот союз государств иначе, чем признанный лидер организации – США.

После окончания Холодной войны Турция рассматривала НАТО как институт, прежде всего, обеспечивающий безопасность его членов, в то время как США оценивала его как инструмент продвижения своего влияния в мире. Из-за этого две страны очень по-разному стали действовать во время международных кризисов на территории Ближнего Востока.

Исторически Турция всегда отличалась от других членов НАТО своей способностью действовать достаточно независимо, однако, в то же время, разделяя с альянсом множество общих интересов. Так, Турция очень нуждается в «ядерном зонтике» НАТО для защиты, прежде всего, от желающего приобрести ядерное оружие Ирана – одного из главных соперников Анкары на Ближнем Востоке.

Турция, обладающая вторыми по численности вооруженными силами в НАТО – порядка 386 тысяч человек в 2018 году, заинтересована и в дальнейшем наращивании возможностей Альянса. Так, в 2021 г. Турция должна комплектовать бригаду сверхвысокой боевой готовности из 5 тыс. человек в составе общих сил быстрого реагирования НАТО. Кроме того, она инициировала развертывание на своей территории нового командования Альянса и активно предоставляет для него свои военные корабли и базы в Средиземном и Черном морях.

Однако, действуя в духе указанной независимости и новой политики неоосманизма, Турция сотрудничает в военном плане не только с НАТО. Она активно развивает военно-техническое сотрудничество с Россией и Китаем. Так, Турция закупает у нашей страны зенитно-ракетные комплексы С-400 «Триумф». Это вызывает немалую критику со стороны стран НАТО и, в особенности, США, которые уже грозятАнкаре санкциями.

Но особенно страны Запада обеспокоены желанием Турции проводить самостоятельную внешнюю политику на Ближнем Востоке. Так, уже упомянутую «сирийскую проблему» Турция предпочитает разрешать не через структуры НАТО, а через непосредственные переговоры с Россией и Ираном, вообще не оповещая «союзников» о своих действиях.

При этом государства Альянса вполне логично опасаются того, что агрессивная политика Турции на Ближнем Востоке вполне может повлечь за собой вступление в действие известной статьи 5 Североатлантического договора 1949 года, которая гласит, что вооруженное нападение на одну из стран НАТО расценивается как нападение на весь Альянс. Таким образом, если в результате агрессивной политики Турции она вступит в войну против одного из государств-соседей или той же России, то все страны НАТО, по идее, должны за нее заступиться.

Самих стран-участниц Альянса такой расклад совсем не устраивает, и воевать из-за Турции они не хотят. Именно поэтому после инцидента Турцией российского бомбардировщика Су-24 в ноябре 2015 года Франция и США сразу же призвали страны к мирному разрешению конфликта. А Германия в том же году снизила темпы военного сотрудничества с ближневосточным «союзником», стремясь избежать втягивания в полноценную войну на территории Сирии.

Эрдоган и лидеры других стран-членов НАТО на саммите в 2019 году

При всем этом Турция, по оценкам экспертов, вовсе не собирается покидать НАТО. Пока организация гарантирует Анкаре защиту и поддержку, пусть и не военными методами. В таких «тепличных» условиях развилась противоречивая ситуация – в той же Сирии Турция действует полностью самостоятельно, не консультируясь с партнерами по Альянсу и даже наперекор их позиции, но в случае серьезного конфликта продолжает рассчитывать на их помощь.

Такое положение дел выгодно только самой Турции, но отнюдь не странам НАТО, поэтому в скором времени оно вполне может измениться.

Турция в Сирии

Еще в самом начале гражданской войны в Сирии в 2011 году Турция выступила против правительства Башара Асада, видимо, рассчитывая на скорую смену власти в государстве. Однако этого так и не произошло, и в условиях уже испорченных отношений Турция стала поддерживать оппозиционные исламистские группировки радикальной направленности. В результате вместо прежних выгодных экономических отношений она получила более 3 миллионов беженцев, миллиарды убытков, теракты и ухудшение ситуации внутри страны.

Затянувшийся характер конфликта в Сирии и неопределенность в перспективах разрешения кризиса подтолкнули Турцию перейти к активным действиям и в 2019 году Анкара пошла на откровенное вторжение на территорию соседнего государства. Но что она там забыла?

Башар Асад — президент Сирии и один из главных врагов Турции на Ближнем Востоке

Анкара в Сирии преследует три основные цели:

1. Обеспечение безопасности турецких регионов на юго-востоке страны, которые граничат с Сирией. Турция хочет контролировать приграничные районы, чтобы проживающие там сирийские курды не смогли создать там свою автономию с перспективой ее превращения в независимое государство на территории Сирии, Турции и Ирака, где уже есть свой Иракский Курдистан. Учитывая то, что именно на юго-востоке Турции проживает множество курдов, среди которых большую популярность имеет запрещенная в стране Рабочая партия Курдистана, призывающая к независимости, эта цель становится одной из главнейших.

Курдистан — как он выглядит сейчас, и каким его хотят видеть курды

2. На захваченной сирийской территории Турция хочет создать зону, куда можно было бы отправить миллионы беженцев, находящихся в настоящее время внутри ее границ. Кроме того, Анкара беспокоится, что если армия Асада займет северо-восток страны, включая провинцию Идлиб, где в течение всего конфликта в Сирии собирались недовольные официальным правительством, то Турция опять станет убежищем для нового потока беженцев.

3. С начала гражданской войны в Сирии Турция оказывает поддержку Сирийской национальной армии, в которой доминируют местные «Братья-мусульмане», как «умеренной» оппозиции режиму Асада. То есть она действует по тому же сценарию, что в Египте и Тунисе. Кроме этого, на севере Сирии проживают «туркоманы», также известные как «сирийские туркмены», имеющие турецкое происхождение. Турция пользуется их присутствием как поводом для установления своего контроля над этой территорией – ей же нужно защитить своих единокровных братьев. Под покровительством Турции туркоманы сформировали свои вооруженные отряды и борются как с Асадом, так и с курдами. А армия Сирии, наступающая на Идлиб, бьет по всем тамошним группировкам, включая и турецких союзников, поэтому Турция и ввела туда свои войска.

Таким образом, Турция стремится к тому, чтобы вывести север Сирии из-под контроля официального правительства и установить там свою власть. И она не останавливается даже под угрозой полноценной войны.

Прогноз развития конфликта в САР

20 февраля этого года отряды сирийской оппозиции атаковали позиции армии САР в провинции Идлиб и прорвали линию их обороны. Но затем прорыв был ликвидирован силами российских ВКС и сирийской авиации. Ситуация осложняется тем, что, по информации ряда СМИ, сирийскую оппозицию активно поддерживали турецкий спецназ и танки. Несколько турецких военнослужащих были убиты и ранены.

Участники боев в Идлибе

Одновременно с этим президент Турции Эрдоган заявил, что он не оставит Идлиб Асаду и, если сирийская армия не отойдет за линию турецких блокпостов, турки ответят полноценной военной операцией. То есть Турция вполне серьезно угрожает Сирии войной. Но пойдет ли она на это?

Конечно, военные действия между Турцией и правительством Асада были бы худшим вариантом для всех сторон. Но сирийцы не могут отступить, поскольку еще с 2012 года Дамаск проводит официальный курс на выдавливание с территории страны всех враждебных войск и формирований.

Однако в случае военного конфликта турки встретятся далеко не только с сирийскими войсками. Им придется сражаться с курдами, которые наверняка пойдут на союз с Асадом. Более того, Национальный совет Сирийского Курдистана и Сирийские демократические силы уже ведут переговоры с Дамаском о действиях против Турции.

Кроме того, курдов поддерживают США, которые вовсе не горят желанием вступать в сирийский конфликт на стороне турок. К тому же, по информации арабской прессы, США и Саудовская Аравия договорились, что на северо-востоке Сирии будет создано арабское ополчение, которое должно будет противостоять турецкой экспансии.

Не стоит забывать и об Иране, который является одним из главных соперников Турции в борьбе за Ближний Восток и уже оказывает помощь Сирии.

Таким образом, уже в ближайшее время против Турции вполне может сформироваться коалиция очень разных игроков, объединенных одним – желанием помешать туркам усилить свой контроль над Сирией и положение в регионе. В то же время у Турции, кроме сирийской оппозиции, союзников нет, как нет пока и перспектив их приобрести.

Однако главной силой, удерживающей ситуацию от перехода к полноценной войне, выступает Россия. И Турция это знает, поэтому пока предпочитает использовать против САР отдельные небольшие отряды поддержки оппозиции и не ввязываться в открытые военные действия.

Русские солдаты в Сирии

Ситуация накаляется, однако дальнейшая ее эскалация пока маловероятна. Дело в том, что Москва и Анкара связаны друг с другом множеством взаимовыгодных экономических связей, о чем говорит и сам президент Эрдоган. А упомянутая дипломатическая изоляция, в которой сейчас фактически находится Турция, приводит к тому, что терять еще и Россию вовсе не в ее интересах.

Так что Эрдогану с большой долей вероятности придется сесть за стол переговоров с президентом Сирии Башаром Асадом и прийти к какому-то компромиссу. Вполне вероятно, что заключенное соглашение позволит Турции «сохранить лицо», при этом пойдя на определенные уступки. Однако говорить о выводе турецких войск с севера Сирии пока точно рано.

Автор публикации

не в сети 57 минут

Watcher639

1 837
Комментарии: 312Публикации: 614Регистрация: 08-10-2019