Между 1 и 2… цифрами

Когда-нибудь в будущем наши потомки будут (если они, конечно, будут — то есть родятся) с изумлением изучать «гендерную политику» начала XXI века, силясь понять — зачем это было надо их предкам? Ведь крайне трудно себе представить, что вся нынешняя истерия в этой сфере (от легализации однополых браков до замены в свидетельствах о рождении граф «мать» и «отец» на «родитель 1» и «родитель 2») происходила исключительно сама по себе, не будучи никому выгодной. Но поскольку так не бывает, то придется волей-неволей выяснять — кому все-таки и зачем это надо?

Прежде всего о «кому»… Если верить исследованиям отца-основателя современной сексологии Альфреда Кинси, то доля лиц с «нетрадиционной сексуальной ориентацией» в социуме невелика и колеблется в пределах 3-5%. То есть совсем немного. Но надо иметь в виду, что эти 3-5% — это индивиды, нетрадиционная ориентация которых является именно «врожденной» и ярко выраженной. Однако между ярко выраженной «врожденной» нетрадиционностью и полной сексуальной нормальностью есть еще достаточно широкая полоса «пограничных» состояний, в которых многое зависит от того, какие представления о норме существуют в социуме и в конкретной страте.
Ни для кого не секрет, что распространение гомосексуальных отношений в среде английской аристократии (чьи отпрыски частенько воспитывались в закрытых школах-пансионах) было гораздо более широким, чем среди рабочего класса. Да и фраза «ром, плеть и содомия», описывающая нравы британского флота в XVIII веке, тоже не на пустом месте возникла…
Так что говорить о том, что численность современного ЛГБТ-сообщества определяется исключительно природой и генетикой не приходится — при желании эту численность можно и увеличить, достаточно провести побольше гей-парадов, легализовать однополые браки и вообще создать в социуме представление о том, что это все «модно, стильно, молодежно»…
Вопрос только — зачем?
Чтобы защитить права гомосексуалистов, лесбиянок и пр.? Но какие именно права? Разве где-то кого-то не допустили до выборов по причине нетрадиционной ориентации? Или где-то уволили с работы лесбиянку именно потому, что она лесбиянка? Или чье-то завещание признали недействительным из-за нетрадиционной ориентации его автора? Да вроде нет нигде такого уже с полстолетия… Соответственно, и с гражданскими и политическими правами у ЛГБТ-сообщества все в порядке, никто на них не покушается.
Но… на все более ожесточенную борьбу за «права сексуальных меньшинств» это обстоятельство никак не влияет. Она продолжается — и идет только по нарастающей: в школах вводятся уроки про важность толерантности и почтения к геям и лесбиянкам, а в официальных бумагах вместо мамы и папы начинают фигурировать «родитель1» и «родитель2».
Формально это делается для того, чтобы исправить последнюю, сугубо природную, несправедливость: однополые пары не могут завести детей по биологическим причинам, но они ничем не хуже прочих. Значит надо дать им возможность воспитывать приемных детей! А если такую возможность им дать, то как писать в бюрократических бумагах кто «мама» а кто «папа»? То ли дело толерантное «родитель1» и «родитель2»… И порядок налицо, и все права соблюдены.
Вот только все ли? Как быть с правами детей, которым придется жить в доме, где рядом «родитель1» и «родитель2»?
Тут ведь дело какое — у ребенка должно быть право не только на то, чтобы быть накормленным и одетым, но и право на социализацию: от освоения речи до встраивания в систему полноценных социальных связей… Которые в «большом» социуме в принципе те же, что и в его отдельной «клеточке»: женщина отвечает за дом и детей, мужчина — за заработок, младшие подчиняются старшим, а старшие заботятся о младших…
Может ли быть по-другому? Ну… давайте пройдемся по примерам. Начнем со знаменитостей, которые воспитывались у «нетрадиционных» родителей. Итак:
Американский киноактер Роберт Де Ниро признался, что когда ему едва исполнилось 3 года, отец из-за своей нетрадиционной сексуальной ориентации оставил семью. До самого недавнего времени Де Ниро предпочитал об этом не вспоминать…
У другой кинозвезды — Эми Адамс — мать стала жить с женщиной, когда Эми было 11 лет. Последовал развод, в ходе которого отец будущей знаменитости получил опеку над семью (!) детьми, включая Эми. История эта так поразила девочку, что она ушла из материнского дома и строила свою жизнь самостоятельно. Впрочем, ей еще повезло…
Чего нельзя сказать о Джене Мелоун. Она выросла в семье лесбиянок, ее мать ничего не говорила ей об отце и держала ребенка в черном теле, отбирая у начинающей актрисы все заработанные деньги. В конце концов Джен взбунтовалась и через суд вытребовала свои гонорары у своей лесби-мамаши. Считать ли такой вариант хэппи-эндом?
Разумеется, на эти примеры можно возразить, что всякие эксцессы (от разводов до убийств) случаются и в нормальных гетеросексуальных семьях, что примеры (тем более заграничные) — это совсем не статистика…
Но тут же возникает вопрос — а где эту статистику взять?
В настоящее время в русскоязычном сегменте интернета есть множество сообществ, посвященных ЛГБТ-тематике — в том числе и воспитанию детей в однополых семьях. Однако все они являются закрытыми и исследователю, как «человеку со стороны» попасть в них крайне трудно. Примеры такого рода можно буквально перес читать по пальцам — и самым успешным из них можно считать исследование ЖЖ-сообщества nashi_deti, проведенное в 2005-07 гг.
Результат исследования оказался неутешительным:
«Вопреки оптимистическим результатам американских исследований… у детей из однополых российских семей не исключено возникновение проблем в процессе социальной адаптации и освоения гендерных ролей… Особенности жизненного пути, идентичности, физического и психического здоровья детей из таких семей остаются малоизученными».
В переводе с академически-ученого на русский это значит, что достоверных данных просто нет (поскольку американские и российские результаты очень сильно расходятся), проблемы у детей, выросших в однополых семьях очень возможны… но на «гендерную политику» это все никак не влияет: права и ценности ЛГБТ продолжают активно продвигаться не только на уровне пропаганды в СМИ, но и на уровне государственной политики (курсы в школах, графы в документах…).
Такая решительность в продвижении этих ценностей может говорить только об одном — те, кто их продвигает, менее всего озабочены объективными научными результатами и руководствуются соображениями, если так можно выразиться, «идеологическими»: если семья — первичная ячейка социума, то именно с нее и надо начинать переформатирование этого социума.
Для чего? Уж не для воспитания ли «нового человека», «освобожденного» от тех культурных и нравственных норм (и запретов тоже), которые, собственно, и обеспечили стремительный взлет европейской цивилизации в XVI-ХХ веках?
При этом — что характерно! — все «гендерные новации» никак не распространяются на мигрантские сообщества в той же Европе (не говоря уж о «независимых» странах «третьего мира»). Там можно любую дикость встретить — от узаконенной педофилии и «женских обрезаний» (то есть удаления клитора у девочек) до «убийств чести» за несанкционированные сексуальные связи.
Однако все эти «гендерные проблемы» никого из адептов «гендерных исследований» не волнуют — все «прогрессивные» требования адресуются исключительно к европейской цивилизации. Причем требования эти в основе иррациональны — они даже не преследуют цели сокращения рождаемости (которая в Европе, США и России нуждается как раз в стимулировании), но зато создают предпосылки для глобальных цивилизационных конфликтов.
Тем не менее, процесс идет — глобализированной экономике требуется глобализированный человек-потребитель, в принципе не понимающий что за ценности такие — семья, родина, страна и почему родителей обязательно надо почитать?
Нам же остаётся только надеяться, что рано или поздно маятник гендерного безумия качнется в обратную сторону. Лишь бы не слишком поздно…

Андрей Михайлов

Автор публикации

не в сети 11 месяцев

andrmih

0
Комментарии: 11Публикации: 11Регистрация: 14-08-2019