Санкции – зло или благо для российской армии?

Россия смогла добиться впечатляющих успехов в Сирии и на Украине с меньшими усилиями. Секрет в том, что Москва кардинально сменила свой подход к ведению боевых действий, утверждает журналист американского издания The National Interest Себастьян Роблин.

 

Новый формат ведения боевых действий

Стратегия России основывается на «войне нового поколения»: Москва осознает, что ей недостает ресурсов и военной мощи, чтобы вести масштабные боевые действия как это делал СССР. Поэтому основной боевой единицей теперь является батальонная тактическая группа (БТГ) численностью около 500 человек вместо огромной и неповоротливой дивизии, состоявшей из 10-20 тысяч человек. Батальоны хоть и обладают сравнительно небольшой боевой мощью, однако они гораздо мобильнее; кроме того, их можно комбинировать с батальонами радиоэлектронной борьбы (РЭБ), подразделениями армейской авиации и т.п., что позволяет приспособить вооруженные формирования для решения конкретной задачи.

Что касается участия в конфликтах в Сирии и на Украине, Россия предпочитает использовать местные «прокси» — военизированные группировки, действующие в интересах и при непосредственной поддержке Москвы. Аналогичным образом поступали Соединенные Штаты в ряде конфликтов – например, в Ливии и Вьетнаме.

«Прокси» выполняют грязную работу на земле, а российские военные поддерживают их с помощью поставок вооружения, авиа- и артиллерийских ударов, предоставления разведданных. Наконец, использование «прокси» на Украине позволяет России избежать непосредственного участия в боевых действиях и официально отрицать свою причастность к вооруженному конфликту, а в Сирии – избегать обвинений в убийстве мирных жителей.

Также Москва активно использует методы информационной и кибервойны. С помощью пропаганды формируется благоприятное общественное мнение за рубежом, а хакерские атаки нарушают работу военных IT-систем противника и приводят к утечке секретных данных.

 

Боги войны – артиллерия и авиация

Еще одним фактором военных успехов Москвы является использование артиллерии и авиации. Сначала наносятся сокрушительные удары по позициям противника, а затем наземные войска, в роли которых выступают «прокси», добивают выживших. Отличительной особенностью является использование ракетных систем залпового огня (РСЗО) и массированных ударов – в то время как западные вооруженные силы предпочитают использовать высокоточное оружие.

В целом, такая тактика требует значительно меньше ресурсов, чем переброска целой дивизии и в то же время представляет отличную возможность для практического применения боевой техники, выявления и исправления её недостатков и модернизации. Благодаря участию в конфликтах, российские вооруженные силы получают реальный боевой опыт – куда более ценный, чем на учениях. Очевидно, это способствует укреплению военного потенциала страны.

Впрочем, существует и серьезный недостаток – чрезмерная централизованность управления: наземные войска не могут напрямую запросить огневую поддержку, а на согласование ударов уходит много времени.

The National Interest обращает внимание и на использование беспилотников для разведки и корректировки артиллерийских и бомбовых ударов. В частности, на востоке Украины широкое распространение получили обыкновенные квадрокоптеры, отличающиеся малой заметностью и дешевизной.

 

Какую роль играют снайперы?

Еще одним новшеством стало широкое использование снайперов в рядах «прокси». Корнями данная тактика уходит еще во времена Великой Отечественной войны, когда снайперы-красноармейцы уничтожали в одиночку сотни солдат противника. За последние несколько лет Россия существенно усилила свои снайперские подразделения, закупив высокотехнологичное вооружение за рубежом и разработав собственную винтовку – Т-5000.

Снайперские взводы забрасываются вглубь территории противника и действуют сообща с наступающими силами. Кроме того, такие снайперские подразделения могут корректировать огонь артиллерии.

 

«Зонтик» из ПВО и крылатых ракет

Радиус действия российских ПВО в Сирии (Тартус)

Россия широко использует специальное вооружение для блокировки целых районов боевых действий – от средств противовоздушной обороны до радиоэлектронной борьбы. В частности, размещение в Сирии комплексов С-300 и С-400 фактически перекрывает доступ для летальных аппаратов противника и прикрывает наземные подразделения российской армии и «прокси».

Впрочем, вооруженная сирийская оппозиция и террористы также пытаются избавиться от российской авиации с помощью переносных зенитно-ракетных комплексов. На Украине с помощью сил ПВО были уничтожены штурмовики Су-25, транспортные и штурмовые вертолеты и Ил-76, что вынудило Киев отказаться от широкого использования авиации на востоке страны.

Серьезную опасность представляют и тактические ракетные комплексы, например, «Искандер», а также крылатые ракеты, запускаемые с кораблей или стратегических бомбардировщиков типа Ту-160 или Ту-95. Они обладают высокой точностью, скрытностью и разрушительной силой, что фактически нивелирует систему ПВО противника.

 

Электронная война

Комплексы радиоэлектронной борьбы и военные IT-системы тоже входят в основной арсенал российских вооруженных сил, используемый в действующих конфликтах. Основным методом является постановка помех и нарушение коммуникации и обмена информацией в рядах противника. Более того, с помощью сигналов сотовой связи, GPS и даже спутниковых данных, возможно выявить, отследить передвижение сил противника или скорректировать огонь артиллерии. В некоторых случаях даже передаются ложные сообщения, чтобы заманить противника в ловушку. Подобная тактика применялась не только в Сирии, но и на Украине.

Вооруженным силам США и НАТО следует глубже изучить методы ведения боевых действий нового формата, в которых преуспела Россия. Это позволит укрепить их боевые возможности и лишить Россию стратегического преимущества, подводит итог Себастьян Роблин.

 

Санкции подорвали военную мощь России

России долгое время было непросто развивать свои вооруженные силы, а введение санкций еще больше осложнило эту задачу. Российские политики и граждане, в отличие от европейцев, воспринимают свои вооруженные силы как предмет гордости и инструмент сохранения суверенитета и статуса мировой державы. Как бы то ни было, амбиции России явно несопоставимы с её возможностями, убежден эксперт Европейского совета по международным делам Густав Грессел.

 

Денег на армию не хватает

С момента распада СССР главной проблемой была и остается нехватка финансирования. На протяжении десятилетий работа предприятий военно-промышленного комплекса обеспечивалась, главным образом, за счет продажи вооружения на экспорт и благодаря сервисному обслуживанию военной техники, проданной за рубеж еще при Советском Союзе.

 Сколько Россия и другие страны потратили на оборону в 2019 г., $ млрд
(Источник: Fincan,2019)

Однако данная стратегия начала давать сбои по мере устаревания образцов вооружения прошлого века и с появлением более дешевых китайских аналогов. ВПК был спасен только благодаря росту госзакупок и многомиллиардным вливаниям из государственного бюджета, которые только усилились после введения санкций в 2014 году. Субсидирование работы военных предприятий, число которых достигает 1400 единиц, обусловлено стремлением Кремля сохранить работу для миллионов граждан и не допустить разорения целых городов.

В 2016 году правительство предоставило пакет финансовой помощи предприятиям ВПК на 800 млрд рублей, так как из-за реализации программы перевооружения российской армии на 20 трлн рублей, отрасль оказалась перегружена долгами; кроме того, госкорпорация Ростех фактически монополизировала производство всей военной продукции в стране.

Еще одной проблемой стал дефицит квалифицированных управленческих кадров: российские инженеры и математики создают передовые образцы вооружения, но они не могут управлять заводами, наладить массовое производство и экспорт, фактически не функционирует и система контроля качества – отсюда высокий процент брака, что особенно заметно в авиакосмической продукции.

 

Россия не может себя обеспечить военной продукцией

Присоединение Крыма дорого обошлось российскому ВПК: ранее за рубежом закупалась продукция ,главным образом, средства производства, которых не было в России. Только в 2013 году на эти цели было потрачено $20 млрд. Особенно чувствительными, как ни странно, оказались украинские санкции, ведь производство многих образцов военной техники, например, самолетов КБ «Антонов» сконцентрировано именно там еще с советских времен.

Введенные ограничения разорвали привычные цепи поставок и вынудили Москву искать новых поставщиков и пытаться локализовать производство аналогов. Череда неудач и даже трагедий в российских вооруженных силах с 2014 года обусловлена именно этим фактором. Так, например, по информации газеты «Коммерсантъ», взрыв на подводной лодке в АС-31 в прошлом году произошел из-за дефектного аккумулятора российского производства, а в августе того же года взорвался опытный образец ракеты «Буревестник» с ядерной энергетической установкй.

Лишившись возможности закупать средства производства и комплектующие на Западе, Россия обратилась к своему соседу – Китаю. Впрочем, качество китайских изделий оставляет желать лучшего, а в России производство высокотехнологичных компонентов систем вооружения до сих пор не поставлено на поток. Этим, в частности, объясняются серьезные задержки в серийном выпуске самолетов пятого поколения «Т-50», новых танков «Армата», гиперзвуковых ракет «Авангард» и комплексов ПВО «С-500».

 

Российские ядерные силы – колосс на глиняных ногах

Россия привыкла полагаться на свой ядерный щит, основой которого являются ракетные войска стратегического назначения (РВСН). Однако, несмотря на то, что Россия действительно обладает технологиями и возможностями по производству гиперзвукового вооружения, серьезной проблемой остается дефицит систем наведения, защищенных от электромагнитного противодействия. На скоростях в десятки тысяч километров в час, даже ничтожная погрешность может стать роковой.

На данный момент они годятся лишь для уничтожения крупных городов, но никак не для точечного использования на театре военных действий. Их функция скорее политическая – сохранить ядерный паритет США и сдержать гонку вооружений после окончания действия договора СНВ-3 в 2021 году.

 

Эффективная радиоэлектронная борьба

Как бы то ни было, России удалось добиться успеха в развитии средств радиоэлектронной борьбы. Их применение в конфликтах в Сирии и на Украине доказало свою эффективность: удавалось нарушать коммуникации противника и обнаруживать его позиции, не раскрывая собственные. Особенно эффективно данная тактика могла бы сработать против войск НАТО, активно использующих радиоэлектронные средства обмена данными.

 

Россия держится на советском наследии

Что касается остальных сфер российских вооруженных сил, то ситуация там удручающая: модернизация ВМФ если не остановлена, то идет крайне медленно, на вооружении стоит всего один советский авианосец, а устаревшие крупные боевые и десантные корабли достались в наследство от СССР. Спутниковая группировка также малоэффективна, а военно-космическая отрасль в целом недофинансирована.

Подводя итог, все это, в совокупности, приведет к дальнейшему ослаблению российской военной мощи, и западные санкции значительно ускоряют этот процесс. Если Европа действительно стремится защитить себя от России, то строгое соблюдение ограничений на поставку продукции двойного назначения и военных товаров в Россию – наиболее эффективный способ.

Автор публикации

не в сети 9 часов

valexcom

524
Комментарии: 7Публикации: 110Регистрация: 12-03-2020