Россия и Ливия: возвращение утраченных позиций

На протяжении последних нескольких десятилетий на Ближнем Востоке постоянно вспыхивают все новые конфликты. Сирия, Ирак, Иран, Турция, Саудовская Аравия, Египет, Йемен – практически все крупные региональные игроки оказались втянуты либо в территориальный спор либо превратились в эпицентр социальной напряженности, которая в некоторых странах переросла в вооруженное гражданское противостояние. Примечательно, что важную роль в разрешении противоречий в регионе играет Россия. В частности, она активно участвует в прекращении гражданской войны в Ливии.

История российско-ливийских отношений

Для начала рассмотрим историю российско-ливийских отношений, чтобы объяснить, почему наша страна заинтересована в урегулировании ситуации в столь удаленной от нее стране.

Ливия – это давний партнер России, выстраивающий отношения с Москвой еще с советских времен. В 1969 году Советский Союз стал первой страной, признавшей новое правительство Ливии во главе с Муаммаром Каддафи, который пришел к власти в результате революции. В качестве признания и благодарности за это новый ливийский лидер сразу же пообещал развивать тесные связи с СССР. В Ливию прибыли советские военные и гражданские специалисты, а ливийские военнослужащие, наоборот, поехали в Союз учиться военному делу.

Муаммар Каддафи -полковник и вождь Ливийской революции

Товарооборот между странами быстро рос и в 70-80-х составлял порядка $1 млрд. Советский Союз поставлял Ливии оружие, бурил скважины, построил газопровод и Центр атомных исследований. Каддафи активно посещал Москву с дипломатическими визитами, побывав в СССР 3 раза.

Советские военные советники помогали ливийцам в многочисленных военных конфликтах с соседними странами — Чадом, Ливаном, Египтом, Тунисом, Нигером и Танзанией. Ярким примером является Чадско-ливийский конфликт 1978-1987 годов. Также они помогали Ливии противостоять провокациям с воздуха со стороны США, кульминацией которых стал массированный налет американских ВВС на города Ливии в 1986 году, получивший название операции «Каньон Эльдорадо». Всего в 1973-1991 гг. в Ливии находилось до 11 тысяч советских военнослужащих.

После распада СССР в 1991 году отношения между двумя странами пошли на спад. Способствовали этому многие факторы, в том числе поддержка Ливией государственного переворота в СССР в 1991 г., прекращение Ливией платежей по кредитам в 1992 г., и международные санкции, введенные ООН против Ливии в 1992 г. Cанкции были введены по причине отказа североафриканской страны сотрудничать с Великобританией и Соединенными Штатами в расследовании серии терактов, к которым были причастны выходцы из Ливии. Тогда Россия присоединилась к санкциям, что не способствовало развитию отношений между двумя странами. Они были возобновлены в основном в 2000-х годах.

Особенно развитию двусторонних отношений способствовал первый в истории официальный визит в Ливию президента России Владимира Путина в 2008 году. По его результатам был подписан ряд важных договоров, вроде Декларации об укреплении дружбы и сотрудничества, а также разрешен вопрос ливийского долга. Еще с советских времен эта страна была должна России порядка $4,5 млрд. Теперь этот долг был списан в обмен на выгодные контракты для российских компаний.

Президент России Владимир Путин вместе с ливийским лидером Муаммаром Каддафи

Одним из них стал контракт на 4 года для компании «РЖД», которая должна была построить железнодорожную ветку между ливийскими городами Сирт и Бенгази, причем это строительство полностью оплачивалось ливийцами. Сумма контракта составила $2,2 млрд. Однако этот контракт, как и ряд других, так и не был завершен.

Гражданская война в Ливии и ее участники

В 2011 году в Ливии началась гражданская война между официальным правительством Муаммара Каддафи и Национальным переходным советом, который поддержали США, Франция, Евросоюз, Лига Арабских Государств и ряд других государств и организаций. Она стала этапом так называемой «арабской весны», в рамках которой в результате массовых протестов и внутренних конфликтов власть потеряли многие правители арабских стран, в том числе и соседних с Ливией Египта и Туниса.

Гражданская война началась из-за политической ситуации в стране. В Ливии долгое время у власти находился один диктатор, взявший под контроль всю власть в стране. Политическая оппозиция была запрещена, в Ливии существовал огромный уровень коррупции, контроль над обществом установили сторонники Каддафи в составе Революционных комитетов, а спецслужбы преследовали и убивали политических диссидентов не только внутри страны, но и за рубежом. Социальная обстановка же была напряженной. Уровень безработица составлял до 30%, уровень жизни большинства населения Ливии был довольно скромным на фоне огромных доходов от продажи нефти, которые шли в карман Каддафи и его семьи. В этой ситуации возникли массовые протесты, подстегнутые событиями в соседних Египте и Тунисе. Они перетекли в вооруженный мятеж, который, в свою очередь, закончился полноценными военными действиями.

Ситуация осложнялась и участием иностранных государств в возникшем конфликте. Западные страны считали Каддафи покровителем террористов и сразу же осудили его действия по подавлению выступлений своего собственного населения. Правда, это лишь официальная версия. Существует обоснованное мнение, что в реальности государства Запада были заинтересованы в контроле над большими запасами ливийской нефти, а для этого требовалось установить в стране подконтрольный им режим.

Страны же Аравийского полуострова, являвшиеся соседями Ливии, вроде Египта, Туниса, Саудовской Аравии, ОАЭ и Чада, были заинтересованы в смещении Каддафи по той простой причине, что за свое правление он испортил отношения практически со всеми соседями, провоцируя вооруженные столкновения и организовывая вылазки на их территорию. Ярким примером является уже упомянутый чадско-ливийский конфликт 1978-1987 гг., возникший по той причине, что Ливия несколько раз вмешивалась во внутренние дела соседнего государства и вторгалась на ее территорию. Теперь же соседи отплатили Каддафи той же монетой.

В итоге военные действия привели к интервенции в Ливию войск НАТО, санкционированной Резолюцией ООН 1973, которая была направлена против Каддафи. Находившийся под ударами со всех сторон, ливийский лидер был свергнут и убит. А Ливия погрузилась в хаос.

С тех пор, на протяжении уже 9 лет, пожар войны в Ливии не угасает, а единого правительства в стране так и не появилось. Сейчас основное противостояние продолжается между Правительством национального согласия и Палатой представителей Ливии.

Карта противоборствующих сторон в Ливии на сегодняшний момент

Правительство национального согласия контролирует западные районы страны со столицей в городе Триполи. Оно было сформировано в 2016 году на основе Схиратского соглашения при поддержке СБ ООН. Именно ПНС считается официально признанным правительством Ливии, однако оно контролирует лишь небольшую часть территории страны. Его возглавляет Фаиз ас-Сарадж.

Премьер-министр Правительства национального согласия Ливии Фаиз ас-Сарадж

Палата представителей Ливии же контролирует восток и частично юг страны, что составляет большую часть ее территории. Она была избрана в 2014 году и заседает в городе Тобрук. Однако главную роль играет скорее не она, а подчиненные ей вооруженные силы — Ливийская национальная армия (ЛНА) под руководством фельдмаршала Халифы Хафтара, который фактически и возглавляет эту сторону конфликта. Бывший соратник Каддафи по делу революции, он с началом гражданской войны в 2011 г. выступил против «полковника» и стал одним из высокопоставленных военных чиновников, командующим оппозиционными вооруженными силами. Палатой представителей Ливии в 2016 году назначен маршалом и верховным главнокомандующим Ливийской национальной армии.

Маршал и верховный главнокомандующий Ливийской национальной армии Халифа Хафтар

Ситуация дополнительно осложняется тем, что юг и юго-запад Ливии контролируют местные племена и ополчения, например, туареги, а часть этой территории находится под управлением «Исламского государства» (запрещенная в РФ организация). Правда, ливийская национальная армия во главе с Хафтаром нанесла боевикам уже несколько поражений и в будущем вполне может полностью выдавить их из страны.

Интересы иностранных держав

Позиции соседей и крупных мировых держав в отношении гражданской войны в Ливии разделились. Так, Правительство национального согласия в Триполи поддерживают США, Великобритания, Италия, Турция и Катар. Как ни странно, все из этих стран в разные периоды истории когда-то контролировали Ливию.

США и Великобритания поддерживают ПНС как «официальное» правительство после свержения Каддафи. Однако сейчас у Вашингтона существуют более важные проблемы, например, торговая война с Китаем, что мешает ей активно вмешиваться в конфликт в Ливии. А в одиночку Великобритания не способна оказать Сараджу сколько-нибудь существенную поддержку.

Италия занимает двоякую позицию. Официально поддерживая Сараджа, она, тем не менее, не отказывается от контактов и с Хафтаром. По мнению экспертов, итальянцы считают, что демократическое правительство, каким выступает ПНС, может дестабилизировать страну, и сильный военный лидер во главе Ливии вроде Хафтара представляет собой более предпочтительный вариант.

Что касается Турции и Катара, то они поддерживают ПНС по причине того, что за Сараджем стоят умеренные исламисты – главные союзники этих двух стран за рубежом. Турция еще со времен «арабской весны» заинтересована в том, чтобы заменить светских руководителей арабских стран на дружественных ей исламистов, однако пока все подобные режимы, например, в Египте и Тунисе, были свергнуты светской оппозицией или военными. Поэтому сейчас Ливия – это последний оплот ислама за рубежом, и Турция просто не может его потерять.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган

За Халифой Хафтаром же тоже стоит немалая международная поддержка — Египет, ОАЭ, Саудовская Аравия и Франция.

Франция сыграла огромную роль в свержении Каддафи, так как именно ее самолеты ударили по ливийским войскам в начале иностранной интервенции в 2011 году. И теперь Париж поддерживает Хафтара по той причине, что именно он силами армии может восстановить стабильность в стране и установить с Францией те же выгодные отношения, что существовали до войны.

Египет, ОАЭ и Саудовская Аравия поддерживают Хафтара как светского руководителя, который способен не только установить стабильную власть, но и подавить исламистов и не дать им распространить свое влияние за пределы страны. Сам Египет уже прошел подобный путь, свергнув в 2014 году исламо-фундаменталистскую организацию «Братья-мусульмане» и утвердив у власти военных.

Двоякой позиции придерживается Алжир, который контактирует с обеими сторонами гражданской войны, но руководствуется прагматичными интересами. Ему нужна, прежде всего, стабильная граница, через которую в страну не идут оружие и террористы. И та сторона, которая сможет это обеспечить, и получит поддержку Алжира.

Зачем России Ливия?

А что же Россия? При президенте Медведеве в 2011 Москва поддержала Резолюцию ООН 1973, в итоге утратив выгодные отношения с правительством Каддафи и потеряв важного партнера. Теперь же Россия, фактически выйдя триумфатором из сирийского конфликта, занимает на Ближнем Востоке совсем другое положение – одного из главных арбитров. Сумев наладить отношения с такими важными державами региона, как Египет, Турция и Саудовская Аравия, она на равных вместе с государствами Запада участвует в разрешении конфликта. Но зачем ей вообще нужна Ливия?

Во-первых, Россия хочет восстановить выгодные довоенные контракты в нефтяной и железнодорожной сфере. В Ливии есть большие запасы нефти, что представляет огромный интерес для ее разработки. А железная дорога, контракт на которую был заключен с «РЖД», так и не была достроена.

Во-вторых, экспортный аспект. После окончания конфликта Ливию ждет долгий период восстановления. И для его успеха ей необходима промышленная и сельскохозяйственная продукция. А в интересах России – чтобы эта продукция была закуплена именно у нее.

И, в-третьих, миграционный и геополитический аспект. Сейчас именно через Ливию проходит один из двух важнейших потоков арабских мигрантов в Европу. И тот, кто контролирует этот поток, фактически сможет давить на Евросоюз, как это уже делает Турция, контролирующая аналогичный поток на своей территории. Соответственно, в интересах России поставить этот способ давления на Европу под свой контроль. Кроме того, в Ливии вполне возможно установить военно-морские базы по сирийскому примеру, что даст России влияние на весь регион Средиземного моря.

Но кого же поддерживает Россия во внутриливийском кризисе? Официально наша страна признала правительство Фаиза ас-Сараджа и даже заключила с ним ряд нефтяных контрактов, но на практике отдает предпочтение Халифе Хафтару. Лидер ливийской армии даже бывал несколько раз в Москве, например, в 2016 году, и встречался со своим коллегой Сергеем Шойгу и министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Также на территории Ливии воюют наемники из российских частных военных компаний, вроде известного ЧВК «Вагнера», однако Россия официально отказывается от их поддержки и заявляет, что действующих российских военных в Ливии нет.

Халифа Хафтар и министр обороны России Сергей Шойгу

Сейчас Россия совместно с Турцией пытается усадить противоборствующие стороны за стол переговоров. Так, 13-14 января 2020 года Хафтар и Сарадж провели сложные переговоры в Москве при посредничестве российского и турецкого МИДа. К сожалению, они ни к чему не привели, так как глава ЛНА отказался подписывать документы под предлогом того, что интересы его стороны не были учтены, и покинул Москву. Следующий этап мирного урегулирования состоялся на международной конференции в Берлине в конце января, где ее участники, включая Россию и Турцию, пообещали не оказывать помощь воюющим сторонам и поддерживать перемирие.

Сейчас переговоры по мирному урегулированию гражданского противостояния идут в Женеве под контролем ООН, и стороны пытаются договориться о прекращении огня. Однако ситуация осложняется, с одной стороны, тем, что Турция, которая еще в ноябре прошлого года заключила с правительством Сараджа соглашение о военном сотрудничестве, продолжает отправлять в Ливию военных советников и оружие. А с другой стороны, воинственный фельдмаршал Хафтар продолжает успешное наступление на Триполи, стремясь взять столицу и положить конец двоевластию в стране. В такой ситуации ПНС настаивает на усилении поддержки со стороны Турции что, в свою очередь, может привести ко второй иностранной интервенции в Ливию.

Войска ПНС

В этой сложной ситуации Россия пока занимает вполне прагматичную и реалистичную позицию. В отличие от Сирии, у нее нет возможности утверждать, что она поддерживает законное правительство, так как им было лишь свергнутое правительство Каддафи, а ПНС и ЛНА являются лишь претендентами на власть с разными обоснованиями своей легитимности. Именно поэтому она, по мнению экспертов, не может участвовать в ливийском конфликте более активно и открыто, например, с использованием военной силы.

Кроме этого, Россия не хочет вступать в открытый конфликт с Турцией, поддерживающей ПНС, так как две страны взаимовыгодно сотрудничают по другим направлениям, например, в мирном урегулировании ситуации в Сирии. Поэтому они не хотят рушить налаженные контакты из-за Ливии.

А также сами отношения между Халифой Хафтаром и Россией совсем не являются безоблачными. По оценкам экспертов, Россия оценивает шансы фельдмаршала на взятие столицы страны как не слишком большие, и считает, что он ведет двойную игру, одновременно сотрудничая и с Москвой, и со странами Запада, где проживает его семья. Поэтому полная победа Хафтара не входит в интересы России. Наоборот, Кремль скорее считает, что в Ливии должно править коалиционное правительство, на которое будет воздействовать проще, чем на единоличного диктатора.

К тому же Россия сейчас активно развивает диалог и с правительством Сараджа, и с другими игроками в политической жизни Ливии. Например, с Сейфом аль-Исламом Каддафи, вторым сыном Муаммара Каддафи. Доктор философии, получивший образование в Великобритании, он является неким ливийским «Башаром Асадом» − законным претендентом на власть, который пользуется определенным авторитетом в ливийском обществе. А приход его как сына бывшего правителя к власти предоставит новому правительству необходимую легитимность. В этой ситуации Россия по соглашению с Каддафи-младшим вполне может активизировать свою деятельность в стране и проводить ту же политику, что и в Сирии. Однако в нынешней ситуации вмешиваться в гражданскую войну в Ливии военными средствами не в интересах нашей страны.

Сейф аль-Ислам Каддафи — сын бывшего руководителя Ливии Муаммара Каддафи

Прогноз дальнейшего развития конфликта

Если же говорить о дальнейших перспективах гражданской войны, то ее разрешение во многом зависит от того, возьмет ли Ливийская национальная армия Халифы Хафтара Триполи. Если это произойдет, то она станет единственным правительством в стране и сможет с этой позиции победить остальных участников конфликта и закончить войну. А если нет, то Правительство национального согласия Фаиза ас-Сараджа укрепит свое положение, и тогда вполне возможные дальнейшие переговоры по прекращению огня и установлению перемирия. Правда, тогда гражданская война неминуемо продолжится, потому что стороны пока не проявили готовности сложить оружие и объединить страну.

Конфликт в Ливии пока находится в подвешенном состоянии, и пока нет причин считать, что он в скором времени будет разрешен. Ситуацию обостряет и активное участие Турции, чьи войска вполне могут способствовать дальнейшей эскалации гражданской войны. В этой сложной ситуации России нужно и дальше поддерживать диалог со всеми сторонами конфликта и открыто не вмешиваться в него. Не исключено, что невозможность одержать единоличную победу над Турцией и ПНС убедит Хафтара согласиться на переговоры при посредничестве России. А это, в свою очередь, укрепит ее положение как одного из главных арбитров на Ближнем Востоке.

Автор публикации

не в сети 1 день

Watcher639

1 837
Комментарии: 312Публикации: 612Регистрация: 08-10-2019