Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

Как западные консультанты помогли африканской принцессе отмыть миллиарды долларов?

История о том как африканская принцесса Изабель душ Сантуш создала подпольную империю для перемещения грязных миллиардов, а иностранные юристы, бухгалтеры и консультанты ей в этом помогли.

Остановившись у входа на звездную вечеринку Каннского кинофестиваля, икона 90-х годов Шэрон Стоун сверкнула своим уникальным браслетом-манжетой. Это было украшение в виде гиппопотама с рубинами вместо глаз, сапфировыми ноздрями и белыми алмазными зубами. Его тело было усыпано коричневыми, серыми и белыми бриллиантами. Ослепительный орнамент был создан швейцарской ювелирной компанией De Grisogono, которая и была организатором эксклюзивного мероприятия, прошедшего в Hotel du Cap-Eden-Roc на Французской Ривьере.

Шэрон Стоун и Фаваз Груози на звездной вечеринке Каннского кинофестиваля, 2013 год

De Grisogono и раньше устраивала светские вечеринки в Каннах, но в мае 2013 года это мероприятие  было особенно пышным – с фейерверком и камерным оркестром, который исполнил серенаду гостям на фоне прекрасных морских видов. Главным организатором торжества оказалось правительство Анголы – страны с одним из самых высоких уровней бедности в мире.

Годом ранее контрольный пакет акций De Grisogono  приобрела ангольская национальная компания в сфере торговли алмазами Sodiam и конголезский бизнесмен, женатый на дочери тогдашнего президента Анголы Изабель душ Сантуш. Новые менеджеры De Grisogono, в число которых входили бывшие сотрудники консалтингового гиганта Boston Consulting Group, оказывавшего помощь в руководстве ювелирной компанией, надеялись, что эта вечеринка поможет остановить длительное падение продаж ювелирного дома. Шерон Стоун была в том году «послом» бренда – звездой, все еще достаточно яркой, чтобы соблазнить богатых и знаменитых на покупку украшений от De Grisogono.

План не сработал. В 2013 году De Grisogono продала через розничные каналы своих украшений всего на $5,6 миллионов, что было намного меньше запланированного показателя в $33 миллиона, и набирала все больше долгов. Sodiam теперь опасается, что ее инвестиции в размере более $120 миллионов потеряны навсегда.

Ангольско-швейцарский бизнес

Дочь президента Анголы Душ Сантуш, зачастую благодаря правительственным контрактам с подачи её отца, присвоила часть национальных богатств Анголы и заработала на этом целое состояние. Она также извлекала выгоду из инсайдерских сделок, льготных кредитов и контрактов, подпитываемых государственными деньгами. За последние два десятилетия она приобрела доли во всех важнейших предприятиях Анголы в таких отраслях как нефть, алмазы, телекоммуникации и банковское дело.

Душ Сантуш и ее муж бизнесмен из Конго Синдика Доколо создали империю, состоящую из более чем 400 компаний и дочерних предприятий в 41 стране. Эти компании скупали активы –  дорогостоящую недвижимость в Лондоне и Лиссабоне, и приобретали доли в других компаниях, включая ювелирную компанию De Grisogono. А в этом им помогали иностранные консультанты, бухгалтеры и юристы.

Синдика Доколо, Изабель душ Сантуш, Пэрис Хилтон и Крис Зилка на 71-м Каннском кинофестивале 15 мая 2018 года

От офисов в крошечной налоговой гавани Мальты до конференц-залов в Швейцарии и Анголе консалтинговые и аудиторские компании Boston Consulting, PwC (ранее PricewaterhouseCoopers), KPMG и другие крупные фирмы помогали поддерживать империю душ Сантуш в течение многих лет. Данные расследования Международного консорциума журналистов-расследователей (ICIJ) свидетельствуют, что эти взаимовыгодные отношения продолжались еще долгое время после того, как многие западные банки перестали работать с африканской принцессой из-за сомнений в источниках ее богатства.

Аудиторы же игнорировали многочисленные финансовые нарушения, а юристы известных португальских юридических фирм помогали создавать подставные компании и переводить деньги для душ Сантуш и Доколо. Консультанты советовали им как вести свой бизнес и избегать налогов.

Банки подчиняются строгим нормативным требованиям, которые, даже если они не всегда соблюдаются, обычно заставляют уделять пристальное внимание своим клиентам. Что же касается фирм, оказывающих профессиональные услуги в сфере консалтинга, то они не так сильно зарегулированы и не без интереса охотно идут на контакт с не совсем чистыми на руку бизнесменами.

Инвестиции правительства Анголы в ювелирную компанию De Grisogono можно отнести к серии транзакций в 2012 году, благодаря которым миллионы долларов незаметно были переведены через подставные компании на Мальте и Британских Виргинских островах. В результате этих сделок, как выяснил ICIJ, муж душ Сантуш, Доколо, несмотря на значительные денежные вливания ангольского правительства, получил полный контроль над швейцарской ювелирной компанией.

Год назад ангольский суд заморозил активы душ Сантуш и Доколо в стране. Правительство Анголы заявило суду, что пара и их деловой партнер несут ответственность за государственные убытки в размере $1,1 миллиарда. Через своих адвокатов душ Сантуш и Доколо отрицали какие-либо обвинения в правонарушениях. Доколо сказал, что он был успешным предпринимателем и стал жертвой политической кампании в Анголе, а душ Сантуш назвала расследование «политическим преследованием». Она обвинила нынешнее правительство Анголы в атаке на ее семью с целью отвлечь внимание от экономических проблем страны. «Мои активы являются коммерческими. У меня нет никаких поступлений от государственных контрактов, или денег, которые были получены из государственных средств», – сказала она.

Душ Сантуш должна была принять участие во Всемирном экономическом форуме 2020 года в Давосе, однако после заморозки активов организаторы форума заявили, что душ Сантуш является персоной нон-грата и не приглашена на мероприятие.

Первая дочь Анголы

Изабель душ Сантуш родилась в Азербайджане в 1973 году в семье будущего президента Анголы Жозе Эдуарду душ Сантуша и русской женщины Татьяны Кукановой, с которой ее отец познакомился когда учился на инженера-нефтяника в СССР. Изабель душ Сантуш окончила Королевский колледж Лондона в 1990-х годах по специальности «Электротехника и управление бизнесом», после чего работала в бухгалтерской фирме Coopers & Lybrand, после перешла в  PwC и была руководителем проекта в Луанде. В конце концов она стала самой богатой женщиной в Африке, чей собственный капитал оценивается, как минимум, в $2 миллиарда. Она имеет активы в телекоммуникационных компаниях, банках и ряде других отраслей.

В свои 40 лет Изабель душ Сантуш является самым молодым миллиардером в Африке и единственным представителем прекрасного пола с миллиардным состоянием. Она быстро получила крупные доли в компаниях, представляющих стратегические отрасли Анголы — финансы, телекоммуникации, углеводороды и, конечно же, алмазы, что сделало ее самой влиятельной бизнес-персоной в стране. Кроме того, Изабель душ Сантуш диверсифицирует свои инвестиции: более половины стоимости ее активов приходится на доли в публичных португальских компаниях.

Когда в январе 2013 года Forbes объявил ее миллиардером, ангольское правительство преподнесло эту новость как предмет национальной гордости, живое свидетельство того, чего добилась страна с населением в 19 млн человек. В выступлениях и интервью душ Сантуш позиционирует себя как женщина-миллиардер, заработавшая состояние самостоятельно, а успех объясняется ее выдающимися деловыми качествами. Однако эта версия не выдерживает никакой критики.

Ее отец был президентом Анголы – страны, погрязшей в беспросветной бедности и гражданской войне, которая продолжалась в течение 38 лет (1979-2017 гг). В 2013 году Ангола заняла последнее место в рейтинге коррупции, опубликованном международной правозащитной организацией Transparency International. Ряд материалов, в том числе расследование журнала Forbes, также опубликованное в 2013 году, указывают на нерыночные источники богатства африканской принцессы, которое она получила благодаря власти своего отца.

Секрет успеха Изабель душ Сантуш очень прост: она либо получает долю в компании, желающей вести бизнес в Анголе, либо по росчерку ручки президента-отца приватизирует государственные активы. «Невозможно оправдать это богатство, которое без стыда выставляется напоказ, — говорит в интервью Forbes бывший премьер-министр Анголы Марколино Моко. — Нет никаких сомнений, что именно отец создал это состояние».

«Бегут, как дьявол от креста»

Западные банки обратили на это внимание после мирового финансового кризиса 2008 года и череды скандалов, связанных с отмыванием денег. Под давлением регуляторов банки занесли Сантуш и ее мужа в перечень подозрительных клиентов.

Крупный испанский банк Banco Santander назвал душ Сантуш «политически значимым лицом» – термин, которым обозначают государственных чиновников и членов их семей – и отказался работать с ней. Политически значимые лица считаются рискованными клиентами, поскольку они могут злоупотреблять своим положением для получения взяток, отмывания денег и совершения других коррупционных действий. «Эти ребята слышат об Изабель и бегут, как дьявол от креста», – написал бизнес-менеджер душ Сантуш в письме своему коллеге в 2014 году в Banco Santander. Даже Deutsche Bank, который был оштрафован на сумму более $600 миллионов за неспособность остановить российскую схему отмывания денег, заблокировал попытки мужа душ Сантуш перевести средства.

Но аудиторов, консультантов и других советников это не остановило. Каждая из фирм «Большой четверки» работала на компании душ Сантуш еще долгое время после того, как многие банки разорвали с ними связи. Deloitte была аудитором ангольской спутниковой телекомпании Finstar, частично принадлежащей душ Сантуш, а Ernst & Young проводила аудит компании ZOPT, которую душ Сантуш использует для управления своей долей в крупном португальском провайдере кабельного телевидения и интернета NOS. KPMG выполняла функции аудитора в двух компаниях розничной сети африканской принцессы и консультировала управляющую компанию Urbinveste, также принадлежащую дочери президента Анголы.

Среди компаний «Большой четверки» самую большую роль в империи душ Сантуш играла PwC, предоставляя бухгалтерские и аудиторские услуги компаниям, которые были связаны с принцессой и ее мужем и зарегистрированы на Мальте, в Швейцарии и Нидерландах. PwC также консультировала принадлежащие им ангольские предприятия по вопросам налогообложения и финансов. В период с 2012 по 2017 год PwC выставила счет на сумму более $1,28 миллиона за свою работу.

Сторожевые псы

Аудиторы выполняют важную функцию «сторожевых псов», чтобы заставить компании быть честными в отношении своих финансов. Правильно проведенный аудит дает государственным пенсионным фондам и другим инвесторам верное представление о том, как управляются компании и безопасно ли в них инвестировать. Когда аудиторы ошибаются, последствия могут быть катастрофическими.

Подобно рейтинговым агентствам, которые присваивали высокие рейтинги дефектным ипотечным облигациям, проданным их клиентами с Уолл-стрит, «Большая четверка» столкнулась с проблемами из-за того, что ставила прибыль выше своих профессиональных обязательств.

Скандал с мошенничеством в энергетической гиганте Enron в начале 2000-х привел к падению компании и его аудитора – пятого крупного игрока консалтинговых услуг Arthur Anderssen. У каждой из оставшихся компаний «Большой четверки» с тех пор были свои проблемы, в том числе и обвинения в помощи клиентам в совершении или сокрытии правонарушений.

Но из-за своей второстепенной роли в финансовой системе и более легкому бремени регулирования аудиторы сумели избежать пристального общественного внимания. Например, в судебном иске прокуратуры Нью-Йорка утверждалось, что Ernst & Young помогала скрывать проблемы в Lehman Brothers, которые спровоцировали глобальный финансовый кризис 2008 года, а Ernst & Young всего лишь выплатила $10 миллионов, но не признала своей вины. «Аудиторы, как правило, остаются в тени», – сказал Нейт Сибли, научный сотрудник, изучающий антикоррупционную политику в Вашингтонском институте Хадсона.

В Соединенных Штатах, где действуют одни из самых жестких в мире законов о борьбе с отмыванием денег, нет федерального закона, требующего от аудиторов проверять потенциальных клиентов или сообщать о подозрительной деятельности в правоохранительные органы. Американский институт сертифицированных общественных бухгалтеров – крупнейшая в мире ассоциация бухгалтеров – выпустил инструкции, предписывающие своим членам проверять клиентов. Но нет никаких доказательств того, что аудиторы действительно стремятся держаться в стороне от подозрительных клиентов.

Главный регулирующий орган в области бухгалтерского учета в США Совет по надзору за бухгалтерским учетом публичных компаний имеет полномочия осуществлять надзор за аудитами публичных компаний США. Критики говорят, что надзорный совет недостаточно агрессивен в контроле над «Большой четверкой». Недавнее расследование показало, что за последние 16 лет было выявлено 808 аудитов с нарушениями, проведенных «Большой четверкой», однако было возбуждено только 18 судебных дел. Аудиторские компании выложили много денег, чтобы повлиять на законодателей. В целом, согласно данным за последнее десятилетие компании потратили на лоббирование почти $90 миллионов.

Двойные стандарты в Европе

На бумаге правила Европейского Союза намного жестче. ЕС требует, чтобы аудиторы проверяли клиентов и уведомляли национальные органы, если они подозревают, что средства клиента «являются доходами от преступной деятельности». Как и банки, аудиторские фирмы должны подавать отчет о подозрительной деятельности, если они считают, что клиент отмывает деньги. В ЕС входит Мальта, где зарегистрировано множество компаний, принадлежащих душ Сантуш и ее мужу.

Согласно правилам ЕС, руководители высшего звена должны утверждать решения аудиторских фирм о привлечении политически значимых лиц, а фирмы должны принимать «адекватные меры», чтобы гарантировать, что источник денег клиента является законным. Проверка может включать анализ сообщений СМИ, коммерческих баз данных и исследований Международного валютного фонда или Всемирного банка. Предполагается, что такой уровень проверки будет продолжаться на протяжении всех деловых отношений.

Но исследования показывают, что требования соблюдаются далеко не всегда. По данным исследования Европейской комиссии, по крайней мере в 10 странах ЕС аудиторы подали менее 10 отчетов о подозрительных операциях в 2015 году. Банки многих из этих стран подали тысячи отчетов за тот же период. В то же время, другие исследования продемонстрировали, что аудиторы, сознательно или непреднамеренно, часто способствуют отмыванию денег. Недавний анализ, проведенный национальным отделением Transparency International в Великобритании, выявил более 400 дел о коррупции и отмывании денег,  а также документально подтвердил участие в незаконных схемах сотен профессиональных консультантов, в том числе 62 аудиторских фирм в Соединенном Королевстве.

«Без помощи этих людей эти коррупционные схемы и отмывание денег были бы невозможны», – заявил один из авторов исследования Бен Каудок. В 2018 году межправительственная организация разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег (Financial Action Task Force/FATF) внимательно изучила, как преступники скрывают свои активы для отмывания денег и уклонения от уплаты налогов. Аналитики обнаружили, что профессиональные посредники, включая аудиторов, играли ключевую роль в большинстве из 106 изученных ими дел. «Поставщики консалтинговых услуг значительно расширяют возможности преступников по использованию изощренных схем отмывания денег для сокрытия, накопления и перемещения незаконных доходов», – говорится в отчете FATF.

Более того, большая часть работы «Большой четверки» проходит вне досягаемости западных регуляторов. Несмотря на то, что штаб-квартиры расположены в крупных западных городах, отрасль работает по модели франчайзинга, в которой глобальные сети дочерних фирм используют один и тот же бренд, но обычно являются независимыми юридическими лицами, которые в большинстве случаев связаны только местным законодательством.

Покупка доверия

В интервью душ Сантуш указала на свои отношения с крупными консалтинговыми фирмами как на подтверждение того, что ее богатство является законным. В октябре она заявила португальскому информационному агентству Lusa, что прошла тщательную проверку для работы с рядом организаций, включая «консультантов, которые входят в пятерку лучших в мире».

Консалтинговые фирмы предъявляют даже меньше юридических требований к проверке своих клиентов, чем аудиторы. В США и ЕС они вообще не подпадают под какие-либо отраслевые правила по борьбе с отмыванием денег. Их заботит лишь угроза своей репутации.

Консалтинговые компании McKinsey & Company, Boston Consulting Group и Booz Allen Hamilton продолжили отношения с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бен Салманом после убийства саудовского журналиста Джамаля Хашогги, несмотря на предполагаемую причастность наследного принца к преступлению. McKinsey также работала с другими авторитарными правительствами, включая президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

В 2016 году McKinsey разработала стратегический план для португальского производителя электроэнергетического оборудования Efacec Power Solutions, в котором душ Сантуш держала контрольный пакет акций. PwC предложила инновационные способы снижения налогов. Например, в 2017 году консультанты PwC сообщили группе розничной торговли душ Сантуш под названием Grupo Condis, что она может воспользоваться преимуществами «очень конкурентоспособных» налоговых ставок, «потенциально от 0% до 5%» путем включения холдинговой компании в оффшорный финансовый центр, например, на Мальте или в Сингапуре. Фирма также консультировала по вопросам погашения кредита и распределения дивидендов другую компанию душ Сантуш Ciminvest, владеющую долей в ангольском производителе цемента.

С 2010 по 2016 год Boston Consulting выставила счета на сумму не менее $4,3 миллиона компаниям, принадлежащим или частично принадлежащим душ Сантуш и Доколо, в том числе более $3,5 миллионов по субподряду от подконтрольной им Wise Intelligence Solutions Limited, зарегистрированной на Мальте. В 2015 году правительство Анголы заключило с Wise контракт на сумму $9,3 млн на реструктуризацию государственной нефтяной компании Sonangol. Wise также заключила субподрядный договор с PwC, которая взяла всего лишь $273 тыс за работу над проектом.

De Grisogono: анатомия сделки

Более двух десятилетий ювелирная компания de Grisogono продавала часы, кольца, браслеты и другие предметы роскоши мировой элите в бутиках Нью-Йорка, Парижа и десятков других городов. Ее основатель, Фаваз Груози, бывший продавец других высококлассных ювелирных изделий, всегда устраивал вечеринки, которые привлекали таких людей, как Наоми Кэмпбелл, Хайди Клум и Иванку Трамп. Но его впечатляющего лоска было недостаточно для процветания компании. После финансового кризиса 2008 года продажи упали, и компания столкнулась с растущим бременем долгов.

В 2012 году на помощь неожиданно пришла Sodiam, торговое подразделение государственной алмазной компании Анголы, и Доколо вместе с женой-принцессой приобрели контрольный пакет акций de Grisogono. Груози сохранил за собой миноритарный пакет акций.

Структура владения De Grisogono после её приобретения Sodiam

Сделка проходила следующим образом: Sodiam и принадлежащая Доколо «фирма-прокладка» Melbourne Investments BV создали на Мальте третью компанию – Victoria Holding. Она, в свою очередь, стала крупнейшим владельцем Victoria Limited – еще одной мальтийской подставной компании. И лишь затем Victoria Limited стала мажоритарным инвестором в de Grisogono.

Sodiam, находившаяся тогда под контролем президента Анголы – отца душ Сантуш – предоставила $45 миллионов для выкупа долга de Grisogono и приобретения акций испытывающей трудности ювелирной компании. Часть денег была также использована для выплаты «гонорара за успех» одной из офшорных компаний Доколо на Британских Виргинских островах под названием Almerk International Limited.

Доколо сказал, что через своих юристов он изначально инвестировал в ювелирную компанию $115 миллионов, а затем вложил значительно больше. Он сказал, что получил вознаграждение за «успешные сложные переговоры и структурирование сделки по приобретению», а деньги реинвестировал в компанию.

После приобретения de Grisogono Sodiam продолжала ссужать деньги убыточной ювелирной компании. В целом, Sodiam вложила более $120 миллионов – средства, которые сама государственная компания заняла у ангольских банков под 9% годовых. При новом владельце ювелирная компания наняла консультантов из Boston Consulting на несколько месяцев, а затем пригласила нескольких из них на руководящие должности. De Grisogono назначила руководителя проекта Boston Consulting Джона Лейтао генеральным директором в 2013 году. В интервью The New York Times Лейтао охарактеризовал роль Boston Consulting в ювелирной компании как «теневое управление».

Все это время De Grisogono сжигала наличные. Компания влезла в огромные долги, включая ссуды от Sodiam, и при этом продолжала устраивать роскошные вечеринки на Каннском кинофестивале. Лейтао не извинялся за большие траты на вечеринках. «Чтобы развивать бизнес, нужно много шума», – сказал он. «Все хотят приходить на твои вечеринки».

К 2016 году de Grisogono уволила сотрудников в Женеве, Нью-Йорке и Лондоне. Компания изо всех сил пыталась платить поставщикам, практически все из которых потеряли доверие к ювелиру. «Я поражен, что наше высшее руководство не предвидело этих проблем», – пожаловался Груози. Он покинул компанию в начале 2019 года. Затем из компании ушел и Лейтао, заявивший, что финансовые проблемы компании усугубились санкциями против России и падением цен на нефть, которые ударили по кошелькам российских и ближневосточных клиентов. По его словам, если бы de Grisogono добилась успеха, акционеры заработали бы целое состояние.

Окончательный отчет

Бухгалтеры подконтрольных африканской принцессе компаний Victoria Holding и Victoria Limited, владеющих контрольным пакетом акций de Grisogono, похоже, не обратили внимания на «красные флажки» в своих финансовых отчетах. В 2013 году мальтийский офис PwC подготовил для них финансовые отчеты за 2012 календарный год, а один из аудиторов Даниэль Дифеса обратил внимание на выплату $4 миллионов в качестве «гонорара за успех», что должно было вызвать подозрения, однако он не стал поднимать тревогу.

При этом PwC продолжала выполнять функции аудитора для Victoria Holding и Victoria Limited. PwC провела аудит Victoria Limited в 2016 году, который был подан в Регистр предприятий Мальты в 2018 году. По состоянию на 17 января 2020 года PwC все еще числилась аудитором для обеих компаний в мальтийской деловой документации.

В октябре информационные партнеры ICIJ взяли интервью у председателя Sodiam Эуджениу Перейра Браво да Роса в столице Луанды. Браво да Роса, назначенный президентом государственной ангольской алмазной компании Sodiam в ноябре 2017 года, заявил, что Sodiam «не получила ни единого доллара» от своих инвестиций в de Grisogono. Он раскритиковал сделку, в рамках которой которой Доколо взял под контроль ювелирную компанию, и оставил Sodiam фактически без права влиять на принимаемые решения. По его словам, к тому времени, когда Sodiam выплатит ссуды, взятые для участия в сделке, она потеряет более $200 миллионов.

По словам Браво да Роса, Sodiam, которая в 2017 году объявила о намерении отказаться от участия в de Grisogono, все еще пытается выяснить, что произошло. «Это вопрос, который мы постоянно задаем», – сказал он. «Куда делись деньги?». По всей видимости, они пошли в карман ангольской принцессе душ Сантуш и ее мужу Доколо, а легализовать грязные деньги им помогли лощеные западные консультанты и аудиторы.

Автор публикации

Комментарии: 0
Публикации: 28
Регистрация: 12.03.2020