To reset your password, please enter your email address or username below.

Китайское предупреждение: готов ли Пекин захватить Тайвань?

Тайвань — камень преткновения в американо-китайских отношениях на протяжении уже нескольких десятилетий. Ожидалось, что после Дональда Трампа, объявившего Китаю экономическую войну, новый американский президент-демократ пойдет на сближение со второй экономикой мира. Однако Байден оказался сторонником такой же жесткой политики в отношении Пекина. Насколько вероятно военное решение «тайваньского вопроса»?

Война нервов

«Если кто-то осмелится отколоть от нашей страны Тайвань, Народно-освободительная армия Китая без колебаний начнет войну. Мы будем твердо защищать суверенитет и территориальную целостность нашей страны»,— заявил министр обороны Китая Вэй Фэнхэ на международной конференции «Шангри-Ла диалог”. В Сингапуре он встретился со своим американским коллегой Ллойдом Остином. Но несмотря на грозное заявление Вэя, встреча прошла миролюбиво: китайский министр назвал ее «честной и успешной».

Тема Тайваня стала основной и на встрече члена политбюро ЦК Компартии Китая Ян Цзечи с помощником президента США по нацбезопасности Джейком Салливаном. Они также сделали примирительные заявления, которые должны были снизить градус напряженности, возникшей после высказываний президента США Джо Байдена. «Война нервов» — так охарактеризовали американские СМИ конфронтацию двух держав в течение последних месяцев.

23 мая на пресс-конференции в Токио Байден на вопрос, будут ли Соединенные Штаты «участвовать в военных действиях» в случае вторжения Китая на Тайвань, ответил «да». Ответ широко интерпретировали американские политологи: кто-то иронизировал, что Байден в силу возраста просто не расслышал вопрос, а с ним такое периодически случается, и тем самым спровоцировал новый международный скандал. Другие указывали на прощание со «стратегической двусмысленностью» США в отношении Тайваня.

Байден удивил даже своих подчиненных. Как отмечает The New York Times, «заявление президента без каких-либо оговорок или разъяснений удивило некоторых членов его собственной администрации […], которые не ожидали, что он пообещает такую абсолютную решимость». Чтобы сгладить впечатление от этого казуса, Белый дом спешно отправил журналистам заявление, в котором было указано, что «наша политика не изменилась. Он [Байден] подтвердил нашу политику «одного Китая» и нашу приверженность миру и стабильности в Тайваньском проливе. Он также подтвердил наше обязательство предоставить Тайваню военные средства для самообороны».

На острове слова президента США приняли на ура. Министерство иностранных дел Тайваня «поблагодарило Америку». Тайбэй не скупился на слова признательности: «Проблема безопасности в Тайваньском проливе, стоящая перед материковым Китаем, находится под пристальным вниманием международного сообщества, благодарим правительство США за подтверждение своей приверженности твердому обещанию», — заявил официальный представитель министерства на специально созванной пресс-конференции.

Быстро сколоченный альянс

За час до провокационного заявления Байден представил новый альянс в рамках Индо-Тихоокеанского соглашения (Indo-Pacific Economic Framework for Prosperity — IPEF)  — вместо предыдущего Тихоокеанского партнерства. В новый блок вошли США, Япония, Индия, Южная Корея, Австралия и другие страны региона. Хрупкое соединение журналисты сразу окрестили «азиатским фронтом США». Министр обороны Китая Вэй Фэнхэ высказал то, что было понятно всем — целью индо-тихоокеанской стратегии США является «одна страна», которую в альянс не пригласили.

У остальных партнеров американцев в регионе, инициатива Байдена вызвала очень сдержанную реакцию: почти половина стран вообще не прислали значимых представителей на церемонию подписания соглашения, и за всех пришлось отдуваться японскому премьеру Фумио Кисида и индийскому премьер-министру Нарендра Моди. «Экономическая дружба» против Китая не вызывает энтузиазма, если учесть, что США не намерена открывать азиатским партнерам доступ к американскому рынку и снижать импортные тарифы.

В Пекине к попыткам Байдена сколотить экономический фронт против Китая отнеслись с сарказмом . «Так называемая Индо-Тихоокеанская стратегия — это, по сути, стратегия создания раскола, разжигания конфронтации и подрыва мира», — заявил министр иностранных дел Китая Ван И. «Независимо от того, как она упакован и замаскирована, в конце концов она неизбежно потерпит неудачу», — добавил глава китайского МИДа.

Уже упомянутый министр Вэй Фэнхэ точно и ярко выразил позицию Китая в этом вопросе: «Мы просим прекратить американскую сторону прекратить очернять и сдерживать Китай. Прекратите вмешиваться во внутренние дела Китая. Двусторонние отношения не могут улучшиться, если американская сторона не будет к этому стремиться», — заявил китайский министр в Сингапуре. Любое высказывание со стороны представителей американской власти по поводу Тайваня вызывает крайне болезненную реакцию Пекина.

Один Китай — два режима

За день до встречи в Сингапуре министр обороны США Ллойд Остин заявил, что Китай больше не соблюдает статус-кво в регионе с его «продолжающимся ростом провокационным и дестабилизирующих действий вблизи Тайваня». Это разозлило Пекин. Уже в июне глава Пентагона дал недвусмысленно понять, что для страны остров — сфера американских интересов. Ллойд Остин добавил, что Соединенные Штаты будут поддерживать своих союзников, включая Тайвань.

Бывший посол Китая в США Цуй Тянькай заметил по итогам встречи двух министров, что «Вашингтон отходит от своих обязательств в отношении Тайваня, продавая оружие и пытаясь укрепить свои политические отношения с Тайбэем». Вопрос оружейных поставок сильно испортил отношения двух стран: за время президентства Дональда Трампа США успели поставить на остров вооружения на 18 миллиардов долларов. В июне этого года Тайвань получил запчасти от кораблей на 120 миллионов — и это в разгар консультаций, которые должны были снизить градус напряженности.

Статус-кво — это концепция «одного Китая», которой США придерживаются на протяжении десятилетий. С 1978 года Соединенные Штаты признают, что существует только одно законное правительство Китая — Китайская Народная Республика, и не поддерживают официальных дипломатических отношения с Китайской Республикой — только неофициальные контакты с островом, где у американцев де-фактов есть свое посольство. В ответ Китай не предпринимает никаких действий по захвату острова, при этом до сих пор считая Тайвань одной из провинций КНР.

И Белый дом, и глава Пентагона Ллойд Остин пытались уверить всех, что политика Вашингтона не изменилась — и США официально до сих пор признает «один Китай», то есть только КНР. Однако внимательные эксперты еще в прошлом году заметили, что настроения Байдена меняются. Тогда американский президент успокаивал своих союзников по НАТО после решения вывести войска из Афганистана, что «мы ответим», если будет совершено нападение на другого члена НАТО. И добавил: «То же самое касается Японии, то же самое Южной Кореи, то же самое Тайваня».

Но, в отличие от гарантий безопасности США, предоставленные Японии, Южной Корее или союзникам по НАТО, Тайвань никогда не получал на бумаге такие обещания — потому что в дипломатическом смысле его не существует. Спустя два месяца Байден снова задал работу своей пресс-службе: во время телевизионного интервью его спросили, защитят ли Соединенные Штаты остров от нападения. «Да, у нас есть обязательство сделать это», — ответил президент. Тогда Белый дом отчаянно открещивался от этого заявления, повторяя ритуальные фразы про неизменность политики.

Украинский фактор

В 2022 году на «тайваньский вопрос» стороны взглянули по-новому после начала «специальной военной операции» России в Украине. В Вашингтоне пересмотрели оборонительные возможности Тайваня, чтобы убедиться, что отразить вторжение материкового Китая будет возможно. За украинскими событиями внимательно следили и в Пекине: в случае быстрого захвата Украины это создало бы опасный прецедент и могло вдохновить на окончательное решение застарелой тайваньской проблемы. Однако неспособность России быстро закончить «военную операцию» послужило «красным флагом» для китайских властей.

Байден и Си Цзиньпин договорились о проведении виртуального саммита | В  мире | Политика | Аргументы и Факты
Председатель КНР Си Цзиньпин и президент США Джо Байден.

Американское наступление на Пекин усилилось в марте 2021 года. Тогда в Анкоридже на Аляске встретились госсекретарь США Энтони Блинкен и министр иностранных дел Китая Ван И. Попытка договориться оказалась провальной — стороны обменялись обвинениями и разъехались ни с чем. После начала российско-украинского конфликта уже в марте этого года США выдвинули Китаю ультиматум, пригрозив санкциями за нежелание свернуть сотрудничество с Россией. Однако Китай отказался пересмотреть свою сдержанную позицию по конфликту в Украине, в ответ потребовав от США раскрыть информацию об их украинских биолабораториях.

Наконец, 14 июня представитель Государственного департамента США Нед Прайс заявил, что США считают Тайваньский пролив, отделяющий остров от материкового Китая, международным водным путем. Это утверждение было сделано в пику Пекину, который считает пролив своими внутренними территориальными водами. В этот же день председатель КНР Си Цзиньпин подписал свод положений о действиях Народно-освободительной армии Китая (НОАК) невоенного характера. Новые правила направлены на «защиту жизни и имущества людей, суверенитета, безопасности и интересов развития страны, мира во всем мире и стабильности в регионе».

Документ вступает в силу 15 июня. Эксперты отмечают, что эти действия НОАК подразумевают помощь при стихийных бедствиях и гуманитарную помощь, сопровождение морских судов и миротворческие операции. Однако украинский контекст сигнализирует иное: таким образом Пекин может готовиться ко вторжению на Тайвань под видом «специальной операции”, не классифицируемой как война. Тайваньский вопрос сегодня стал основным для американо-китайских отношений. Если он не будет урегулирован, то последствия конфронтации могут стать разрушительными для Вашингтона и Пекина.

Автор публикации

Комментарии: 0
Публикации: 60
Регистрация: 22.06.2020