To reset your password, please enter your email address or username below.

Конец сладкой жизни

Решение Госдумы о запрете вывоза зерна из страны и экспорта сахара из РФ в страны ЕАЭС только с разрешения российского Минсельхоза вызвало мгновенный продовольственный ажиотаж как в самой стране, так и у членов экономического союза. Казахстанцы кинулись скупать сахар и на следующий день уже смели с полок «сладкую смерть», увеличив ценник с 300 тенге за килограмм (в среднем), до 600-700, а местами и свыше 800 тг/кг, в зависимости от региона.

Власти, конечно, пытались успокоить население заявлениями о том, что запасов в стране хватит как минимум на три месяца, но граждане сами себе создали проблемы, а после и вовсе обвинили оптовиков в сговоре. И только спустя неделю, когда эмоции поутихли у многих начали появляться вопросы: а почему, собственно, Казахстан так резко отреагировал на запрет с российской стороны?

Ответ на него можно легко увидеть в статистике: Казахстан за 2021 год импортировал сахара и сырца на $267 млн. и лидирующие позиции в этом объеме конечно же занимала Российская Федерация, поставившая продукции на $165 млн. Далее в лидерах Бразилия – почти $70 млн, Белоруссия – $19 млн. и Мексика – чуть более $13 млн.

Помимо этого, в Казахстане действуют и свои 4 перерабатывающих сахар предприятия – Коксуйский, Аксуйский, Таразский и Меркенский заводы. Правда летом 2021 года Аксуйский и Меркенский заявили о приостановке производства из-за невозможности конкурировать с импортом.

Дело в том, что стоимость производства сахара из сахарной свеклы, даже с учетом субсидий от государства, значительно выше, чем переработка тростникового сырца. Помимо этого, нет достаточных посевов – аграрии неохотно занимаются производством этого растения из-за сезонных колебаний цен, спекулятивных игр на рынке и недостаточной прибыли с гектара в итоге. И это все при внушительном «высасывании» ресурсов из земли.

При этом министр сельского хозяйства, с уверенностью заявляет, что готов нарастить объемы производства до 80% от внутреннего потребления. Ербол Карашукеев говорит о какой-то модернизации сахарных заводов, но забывает, что её стоимость сопоставима с модернизацией полноценного НПЗ. А откуда пойдет новый импорт, в том случае если Россия не будет одобрять поставки – никто не объясняет.

Тем временем примеры такого запрета с российской стороны уже существуют: 18 января челябинская      таможня не пустила в Казахстан полторы тысячи тонн продукции – 20 вагонов сахара, 2 вагона с зерном и 13 фур.

По зерну, кстати, Казахстан тоже в тройке лидеров-импортеров из РФ, но здесь немного иная ситуация. Закупает страна его по $158 долларов, а продает от $215 до $404 за тонну – мягких сортов, и в среднем по $417 за тонну твердых сортов, но твердая пшеница доходит и до $889. Италия, к примеру, закупила свыше 100 тыс. тонн по цене $424.

И все бы ничего, но на лицо частая нехватка зерна для внутреннего потребления, и дело в том, что чиновники на местах не стесняются в приписках к урожаю, а это в итоге формирует неправильные данные, на основании которых заключаются импортные контракты.

Местные акимы опасаются признаться в том, что не умеют управлять погодой, из-за которой комбайны не могут зайти в поля, или снижается урожайность. Поэтому завышают и объемы реальной уборки, и цифры по урожайности. Кроме того, в зачет идет не чистый все зерна, а бункерный – это около 10-15% потерь, последующую рефракцию зерна на элеваторе тоже не учитывают, а это еще 15-20%, и в итоге приписки достигают 30-35%. И всё ради медальки.

К примеру, Казахстан реально собрал 12 млн. тонн зерна в чистом весе, пригодного к дальнейшей переработке. С учетом горячего желания выделиться перед начальством, районные акимы, вместе с областными и Минсельхозом показывают урожай в 16 млн. тонн. Дальнейшие экспортные контракты рассчитываются как общий урожай минус внутреннее потребление. И в результате на экспорт уходит зерна больше, чем надо, что порождает дефицит на внутреннем рынке, который покрывается за счет российского импорта. Но так было до 2022 года…

Сейчас Казахстану стоит обратить внимание на внутренние проблемы и выкрутить ползунок зерновой отрасли на максимум. Что можно для этого сделать? В структуре мирового экспорта объёмы России и Украины составляют свыше 55 млн. тонн. Украине как-то вот совсем не до посевной. Россию «забанили» как по поставкам, так и по платежам. Надо быть совсем недалекого ума, чтобы не воспользоваться ситуацией. Тем более, что основные импортеры зерна из этих стран: Египет, Индонезия, Бангладеш, Турция и Тунис.

Министр сельского хозяйства Казахстана господин Карашукеев в одном из последних интервью заявлял о том, что: «Если будет много урожая – это будет для нас проблемой». Кажется, Ербол Шыракпаевич, не совсем понимает в чем заключается его работа и что налаживать логистику и хорошие торговые отношения, а не урезать финансирование зерновой отрасли – это одна из приоритетных задач.

Казахстану сейчас важно срочном порядке профинансировать форвардный закуп, через тех аграриев, которые могут посеяться, но не делают этого из-за отсутствия денег, техники, семян или удобрений. Выделить деньги Аграрной Кредитной Корпорации, изменить залоговую политику, раздать отечественную сельхозтехнику, семена и удобрения, а расчёт получить от фермеров с урожая.

Тогда у страны есть шанс не только здесь и сейчас получить дополнительные доходы, задействовать в отрасли десятки тысяч сельских жителей, отладить производство и переработку, но и выстроить долгосрочные торговые отношения с внешним миром, что крайне важно в нынешних, стремительно меняющихся условиях.

Помимо этого, необходимо заняться налаживанием торговых и логистических путей по Каспию через Армению, Азербайджан и Грузию. Задействовать возможные каналы экспорта через Дубай хаб на Африку. Сможет ли страна воспользоваться ситуацией – покажет время, как и уровень хватки правительства «Нового Казахстана».

Автор:
Основатель ФБРК в Казахстане, журналист,
фактчекерблогер – Кирилл Павлов

Автор публикации

Комментарии: 1
Публикации: 110
Регистрация: 21.10.2019