To reset your password, please enter your email address or username below.

«Круговорот переворотов»: как смена власти в Судане повлияет на интересы России в стране?

В конце октября 2021 года глава Судана генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан устроил в стране очередной военный переворот, распустив правительство и арестовав политических лидеров, включая премьера Абдаллу Хамдука. После этого в стране начались массовые протесты, в ходе которых граждане требовали освобождения арестованных и передачи власти гражданскому правительству. Какие причины стоят за новым переворотом в Судане? Как он повлияет на российские проекты в стране? И кого из противостоящих сторон поддерживает Москва?

Есть у переворота начало – нет у переворота конца

Политический кризис в Судане начался не сегодня и не вчера, а продолжается с 2019 года, когда военными был свергнут президент Омар-аль Башир, управлявший страной с момента предыдущего переворота 1989-го, после нескольких месяцев массовых протестов. За протестами стояла политическая коалиция Альянс за свободу и перемены, которая договорилась с Переходным военным советом и создала совместный Суверенный совет для управления страной на переходный период.

Военные и гражданские лидеры также договорились о проведении масштабных демократических реформ. Планировалось, что лидер Переходного военного совета генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан, возглавивший Суверенный совет, будет занимать эту должность лишь 21 месяц, а затем уступит ее гражданскому политику. Однако после подписания мирного соглашения с повстанцами Южного Судана в 2020 году переходный период обнулился. В результате выборы были запланированы лишь на 2024-й, и до них в стране фактически не будет законодательного органа, способного обеспечить легитимность принятым законам, соглашениям и указам.

Председатель Переходного суверенного совета Судана генерал Абдель Фаттах аль-Бурхан

Кроме того, на и без того тернистом пути к демократии встали постоянные попытки переворота, последняя из которых до описываемых событий произошла в сентябре 2021 года. Тогда, по данным ТАСС, власть попытались захватить офицеры бронетанковых войск из числа сторонников прежнего режима аль-Башира во главе с генерал-майором Абделем Баки Бакрауи. Однако их попытка провалилась, и около 40 участников переворота во главе с самим Бакрауи были задержаны.

После этого напряженность между военными и гражданскими лидерами Судана еще больше возросла, поскольку первые стали требовать реформ от Альянса за свободу и перемены и призывать к отставкам министров. А затем они сами решили повторить опыт 2019-й и устроить новый переворот.

В ночь на 25 октября военные арестовали не менее пяти гражданских лидеров Судана, включая премьер-министра Абдаллу Хамдука, который был заперт в своей резиденции под усиленной охраной. После этого генерал аль-Бурхан объявил о роспуске правительства и Суверенного совета, и установлении в стране чрезвычайного положения. По его словам, он захватил власть для того, чтобы предотвратить гражданскую войну и остановить распри между политическими силами. Генерал также заявил, что новое технократическое правительство будет руководить Суданом до следующих выборов, которые пройдут в 2023 году.

Премьер-министр Судана Абдалла Хамдук

Сразу после переворота на улицы Хартума (столица Судана) вышли протестующие против действий военных. Они требовали, что арестованный Хамдук вернулся на свой пост, а силовики передали власть гражданскому правительству. Сам премьер призвал суданцев к демонстрациям.

Военные открыли по митингующим стрельбу, в результате которой семь человек погибли, а 140 были ранены. Однако протесты это не остановило.

30 октября Судан сотрясали многотысячные демонстрации против переворота. Их участники сооружали баррикады, чтобы не дать силовикам проникнуть в ряд районов Хартума. По данным Центрального комитета врачей Судана, в ходе столкновений были убиты трое человек. Военные отключили в стране интернет и мобильную связь, а также ограничили передвижение. Политический кризис в Судане пошел на очередной кровавый виток.

Однако происходящее в Судане затрагивает не только внутренних акторов, непосредственно участвующих в событиях. Занимая ключевую позицию в Африканском регионе, он представляет интерес для сразу нескольких мировых и региональных держав. И одной из них является Россия, имеющая в Судане несколько проектов, включая, прежде всего, постройку там своей военно-морской базы.

База имени «Вагнера»

После октябрьского переворота в Судане Россия, в отличие от США и западных стран, осудивших действия военных и призвавших вернуть власть гражданскому правительству, отнеслась к нему с осторожным оптимизмом. Российские представители до сих пор воздерживались от признания тамошних событий военным переворотом.

«Трудно сказать, переворот это или нет. У термина «переворот» есть свое особое определение. Во многих частях мира есть ситуации, подобные (суданской), которые нельзя назвать переворотом. Иногда это называют сменой власти. … Сами суданцы должны решить, является ли это переворотом или нет», − заявил журналистам первый заместитель постоянного представителя России при ООН Дмитрий Полянский во перед обсуждением ситуации в Судане в Совете Безопасности ООН.

Полянский даже договорился до того, что оправдал применение силы суданскими силовиками для подавления протестов, заявив, что их участники сами применяли насилие.

«Насколько я понимаю, там есть не только мирные протесты, но (также) и насильственные», − сказал он.

А министр иностранных дел России Сергей Лавров, в свою очередь, намекнул, что смена власти в Хартуме стала следствием несогласия суданцев с политическим курсом, «навязанным» стране Америкой и западными государствами.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров

«Были навязаны подходы к тому, как суданцы должны строить демократию в ее западном понимании; были навязаны шоковые реформы. Реакция была противоположной. Социально-экономическое положение населения резко ухудшилось, (широко распространена) безработица, а традиционная структура суданского общества подвергается серьезному напряжению», − добавил он.

Из этих слов становится ясно, что в политическом кризисе в Судане Россия поддерживает военных, считая их более сговорчивым партнером, чем прежнее гражданское правительство, которое проводило политику с прицелом на страны Запада.

Собственно, отношения с суданскими военными Москва завязала еще до свержения президента Омара аль-Башира. На рубеже 2018-2019 годов, когда в Хартуме развернулись массовые протесты против режима аль-Башира, на улицах столицы Судана появились наемники из так называемой «ЧВК Вагнера» − неофициального вооруженного формирования, связанного, по мнению ряда российских и западных экспертов, с министерством обороны РФ и бизнесменом Евгением Пригожиным, входящим в ближайший круг президента России Владимира Путина. Разъезжая на «Уралах» по Хартуму, «вагнеровцы» поддерживали режим одиозного суданского лидера.

Российские наемники из «ЧВК Вагнера» в Хартуме, Судан, 2018 год

Кроме того, еще с июля 2018 года появилась информация о 500 российских военных подрядчиках, действовавших на территории суданской провинции Южный Дарфур недалеко от границы с Центральноафриканской Республикой (ЦАР). Там они занимались обучением не только суданских военных, но и бойцов из соседней ЦАР. Возможно, «вагнеровцы» появились в Судане сразу после подписания компанией «M Инвест», связанной с Пригожиным, и суданским правительством соглашения о добыче золота в этой стране.

Официальные представители МИД России также подтверждали, что в Судане действуют российские военные подрядчики. Теперь же, после переворота, военный режим вполне может воспользоваться вновь воспользоваться услугами своих старых знакомых.

Однако интересы России в Судане не ограничиваются лишь деятельностью ЧВК. Еще в 2017 года Москва и Хартум подписали соглашение о сотрудничестве в использовании атомной энергии в мирных целях, а также соглашение о разработке проекта строительства атомной электростанции в Судане. Также были заключены сделки о строительстве, включая создание плавучей атомной электростанции и крупной АЭС мощностью 1,2 тысячи мегаватт.

Кроме того, в сентябре 2021 года российская компания «Росгеология» подписала контракт на поиски месторождений золота в Судане. Сообщается, что Хартум также заинтересован в закупке новых партий оружия у Москвы.

Однако самый главный российский проект в Судане – это строительство военно-морской базы в Порт-Судане. Переговоры по этому вопросу тянутся еще с 2017 года. После свержения аль-Башира в 2019-м Судан и Россия подписали соглашение о военном сотрудничестве, а год спустя суданское временное военное правительство заключило с ней соглашение о создании российской базы.

Лидер Судана в 1989-2019 годах Омар аль-Башир

Однако гражданское правительство выдвинуло Москве новые условия, тем самым отодвигая вопрос о возможности открытия базы в ближайшее время. В Кремле считали такое изменение политического курса Хартума как результат в том числе нежелания Вашингтона видеть российские военные объекты в Судане. После переворота же ситуация вновь кардинально изменилась.

Суданский военный режим, оказавшийся под давлением американских санкций, будет искать новых партнеров, то есть Россию и Китай. А российская военная база здесь окажется как никогда кстати и может быть использована как фактор, предотвращающий возможное внешнее вмешательство в дела Судана с целью не дать военным остаться у власти.

«Мы исходим из того, что необходимо пресекать любое вмешательство во внутренние дела этой страны. Суданский народ должен сам определять свою судьбу. Мы надеемся, что все, кто сейчас пытается противостоять этому принципу, осознают свою ответственность за то, чтобы не допустить еще одного очага дестабилизации на многострадальном Африканском континенте», − сказал Лавров.

В начале ноября генерал аль-Бурхан заявил, что суданский военный режим поддерживает планы по созданию российской военной базы. «Создание этой базы является частью существующего соглашения. Мы продолжаем регулярно обсуждать этот вопрос, и есть некоторые недостатки, которые необходимо исправить», – сказал он.

«Мы привержены международным договоренностям и продолжим их выполнять до конца», – добавил аль-Бурхан.

Генерал также заявил, что Хартум поддерживает «давнее» и «постоянное» военное сотрудничество с Москвой. Поэтому планы России закрепить свое присутствие на Африканском континенте вполне могут воплотиться в жизнь.

К новому шаткому перемирию

В конце ноября аль-Бурхан и задержанный военными премьер Абдулла Хамдук подписали политическое соглашение, которое предусматривает возвращение второго на пост.

“Суданские военные и отстраненный от власти премьер-министр Абдалла Хамдук договорились о политической декларации, предусматривающей его возвращение на пост и формирование правительства технократов”, — сообщил телеканал Sky News Arabia. Военные также сняли все ограничения на передвижение с премьера.

Кроме того, соглашение предусматривает освобождение всех политических заключенных.

Таким образом, был сделан первый шаг к преодолению политического кризиса в Судане. Еще до подписания соглашения был сформирован новый Суверенный совет, который вновь возглавил аль-Бурхан. С учетом будущего формирования технократического правительства в Судане происходит обновление органов власти, правда, во главе со старыми лидерами. Однако здесь же кроется причина того, почему нынешний политический кризис вряд ли будет последним.

Проблема современного Судана не только и не столько в неэффективных и засидевшихся государственных органах, сколько в самой двоевластии. Страной управляют военные и гражданские, а, как показывает история, например, России в период между двумя революциями в 1917 году с Временным правительством и Петросоветом, одна из сторон рано или поздно окажется сильнее и возьмет верх.

Совершив переворот, военные четко показали, кто именно является в Судане хозяином. И любое соглашение с ними будет лишь временным до формирования полноценной системы власти, которое должно произойти после выборов 2023 года, и ничто не помешает аль-Бурхану вновь свергнуть Хамдука, если гражданское правительство опять начнет принимать решения, которые не понравятся людям в погонах. Поэтому о разрешении суданского политического кризиса пока говорить не приходится.

Однако пример Судана в очередной раз доказывает, что современная Россия более успешно и охотно развивает отношения с авторитарными режимами, в том числе находящимися под управлением военных – Белоруссия, Китай, Сирия, Таджикистан, Венесуэла, КНДР, Иран и так далее. Вот и в случае Судана Москва фактически поддержала военный переворот, стала оправдывать действия властей по силовому подавлению протестов и заявлять о необходимости «невмешательства во внутренние дела» страны.

Причины, стоящие за этим, достаточно просты: авторитарные режимы гораздо более понятны нынешнему руководству России, которое во многом само состоит из бывших и действующих силовиков, у них четкая иерархия, и с ними проще договариваться. Кроме того, им, в отличие от демократических режимов, практически не нужно оглядываться на общественное мнение, с которым Москва не очень умеет работать. А также под предлогом борьбы с врагами внутри и вовне страны, в особенности если режим уже столкнулся с войной или кризисом, легче протолкнуть идею о необходимости российского военного присутствия для сохранения своей власти.

Однако в случае Судана пока рано говорить о конкретном курсе России в этой стране. По мнению политолога-африканиста и доцента МГУ Натальи Пискуновой, «судьба российских проектов, в том числе разработка урановых месторождений или строительство военно-морской базы, будет решаться в течение полугода минимум. Это такой минимальный срок, чтобы Москва могла понять, удержатся сейчас военные у власти или нет. Я бы сказала, что надо выждать время».

В то же время она считает, что военным не удастся сконцентрировать власть в своих руках, потому что они не пользуются поддержкой населения. «Но договориться возможно с любой властью. Они против России лозунгов не выдвигали. Любой группировке необходимы внешние партнеры», — заявила эксперт.

Военные на улицах Хартума, октябрь 2021 года

Однако здесь нужно заметить, что Москва считает именно военных своими главными партнерами в Судане, и в случае, если их режим зашатается, на улицах Хартума вполне могут вновь появиться наемники «Вагнера». В прошлый раз они не спасли власть Омара аль-Башира, но есть вероятность, что это произошло как раз из-за договоренностей со свергшими его людьми в погонах. Поэтому в случае действительной угрозы военному режиму в Судане Россия вполне может более активно вмешаться в тамошний политический кризис, защищая перспективы своего полноценного военного присутствия на Черном континенте.

Автор публикации

Комментарии: 17
Публикации: 204
Регистрация: 08.10.2019