Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

«Нищих больше нет»: удалось ли Китаю одержать победу над бедностью?

В феврале 2021 года председатель КНР Си Цзиньпин объявил о «полной победе» над крайней бедностью, представив это как успех своего восьмилетнего правления. Это стало подарком к юбилею правящей Коммунистической партии Китая (КПК), которой в июле исполнилось 100 лет, поставившей целью к этому знаменательному событию искоренить нищету. По данным государственных СМИ, Си удалось вырвать из бедность почти 100 миллионов человек. Но так ли все хорошо в реальности? Почему эксперты не доверяют китайским методам в борьбе с бедностью, и как разрыв в доходах между богатыми и бедными может угрожать власти КПК?

Обещанный подарок

Коммунистическая партия Китая (КПК) появилась 100 лет назад, когда китайские левые, вдохновленные Октябрьской революцией 1917 года в России, решили создать свою партию по образу и подобию большевиков. I съезд КПК прошел нелегально в конце июня – начале июля 1921 года при идеологической и финансовой помощи советского Коминтерна.

За прошедший век партия прошла большой путь – от небольшого кружка единомышленников, мечтавших о построении социализма в Китае, до правящей силы в стране и самой большой в мире. В настоящее время в КПК состоят почти 92 миллиона человек.

Дом-музей I съезда КПК, Шанхай

В преддверии знаменательного юбилея в Китае ожидаемо развернулась патриотическая кампания, в рамках которой гражданам напоминали, как и за что нужно любить партию. Материалы о достижениях КПК появлялись в китайских СМИ почти каждый день.

«За 100 лет упорной борьбы и смелого продвижения вперед КПК всегда придерживалась своей миссии и первоначальной цели: обеспечить благополучие китайского народа и достичь возрождения китайской нации, непрерывно реформировалась, шла в ногу со временем и неустанно боролась», — яркий пример пропаганды в одной из таких статей.

В список важных целей, которых нужно было добиться к 100-лектию партии, вошла победа над «тысячелетием крайней бедности». И в феврале 2021 года глава КНР Си Цзиньпин объявил о достижении этой цели. Не помешала даже пандемия коронавируса.

По официальным данным, в сельских районах Китая из нищеты удалось вырвать почти 100 млн человек. Кроме того, 128 тыс. деревень и 832 уезда избавились от статуса беднейших территорий.

В апреле была опубликована так называемая «Белая книга по искоренению крайней бедности», ставшая программным документом по решению этой проблемы. В ней сказано, что в 1986 году за чертой бедности в КНР находились те, кто зарабатывал меньше 206 юаней в год, а двадцать пять лет спустя эта граница выросла до 2,3 тыс. юаней в год. В 2020-м же она возросла до 4 тыс. юаней в год с учетом инфляции.

Кроме размеров зарплаты, бедность в Китае определяется и по другим параметрам – так называемым «двум заверениям, трем гарантиям». В их число входят обеспечение едой и одеждой, доступ к обязательному образованию, основным услугам здравоохранения и безопасному жилью. По данным «Белой книги», к началу 2010-х годов 94,8% жителей КНР получили среднее образование, 99,9% имеют доступ к медицинским услугам, а к 2013-му 7,9 млн домохозяйств сменили свое ветхое жилье на новое. Также за 7 лет вдвое вырос средний доход на душу населения в селах – до 12,5 тыс. юаней.

Говорится в книге и о стратегии борьбы с нищетой. В частности, властям было предписано выявить всех бедных до последнего, чтобы помощь им была адресной. Для этого в бедных районах по домам ходили сотрудники сельских парткомов, собирая данные и внося их в национальную базу.

Непосредственная же борьба с нищетой была поручена спецгруппам со своим расписанием и целями. Они сражались с бедностью, строя в населенных пунктах электростанции на солнечной энергии, развивая в отдаленных районах интернет-торговлю, выдавая кредиты до 50 тыс. юаней на льготных условиях и переселяя целые деревни в развивающиеся районы.

Успехи этой борьбы традиционно приписывались главе государства, то есть Си Цзиньпину, давая ему право претендовать на звание одного из величайших правителей в истории Китая. Однако подобные пропагандистские усилия убедили далеко не всех.

Председатель КНР Си Цзиньпин

Так, некоторые эксперты оценивают громкие успехи КНР в борьбе с нищетой достаточно скептически, считая, что в их основе лежит занижение порога бедности в официальных отчетах. То есть бедняки в Китае беднее, чем предписано международными стандартами.

Игра со статистикой

Для того, чтобы делать громкие заявления о победе над нищетой, китайское руководство продолжает использовать стандарты Всемирного банка для беднейших стран мира, даже несмотря на то, что сама КНР классифицируется как государство с доходом выше среднего уровня.

Согласно Reuters, в Китае крайняя бедность в сельских районах определяется как доход на душу населения менее $620 в год, или около $1,69 в день по текущему обменному курсу. По другим данным, которые приводит старший научный сотрудник американского Брукингского института Индермит Джилл, в КНР этот показатель составляет около $2,25 в день с учетом цен 2011 года и с поправкой на покупательную способность.

Всемирный банк считает, что порог в $1,90 в день подходит для стран с доходом на душу населения менее $1000, таких, как Эфиопия. Для стран с доходом ниже среднего, таких как Индия, с доходом на душу населения от $1000 до примерно $4000, он рекомендует проводить черту бедности по показателю $3,20 в день. Для стран же с доходом выше среднего уровня, в число которых как раз входит Китай, разумная черта бедности составляет $5,50 в день.

Другими словами, китайское руководство использует черту бедности, подходящую для стран, переходящих от низкого уровня дохода к доходу ниже среднего, даже несмотря на то, что Пекин в 10 раз богаче них.

Джилл добавляет, что в наше время Китай почти так же богат, как США в 1960 году, когда они стали государством с высоким уровнем дохода, по классификации Всемирного банка. Примерно в тот же период Штаты впервые приняли официальное определение бедности, классифицируя людей как бедных, если их потребление составляло менее $21,70 в ценах 2011 года, что в четыре раза больше того, что Всемирный банк сейчас оценивает как разумное, и примерно в 10 раз больше того, что КНР считает адекватным.

Вместе с другим ученым Эриком Диксоном Джилл подсчитал, что в 1960 году, если пользоваться показателем в $21,70 доллара, менее четверти всех американцев жили в бедности. Но по этому же критерию в настоящий момент от 80% до 90% китайцев могут считаться бедными. Если эти цифры верны, то КНР отстает от США на годы, если не на десятилетия.

Китайские бедняки

В то же время не приходится сомневаться, что китайскому руководству действительно удалось справиться с крайней нищетой. Но эта инициатива стоила ему более $800 млрд. Представитель Всемирного банка в КНР Мартин Райзер заявил: «Мы почти уверены, что искоренение абсолютной бедности в сельских районах в Китае было успешным – учитывая мобилизованные ресурсы, мы менее уверены, что этот успех будет устойчивым или рентабельным».

По всему миру люди в бедных странах удивляются достижениям КНР с 1980-х годов, когда там начали проводиться экономические реформы с элементами капитализма. Более амбициозные государства Африки и Южной Азии уже оценивают свои собственные достижения в борьбе с бедностью в сравнении с тем, что сделал Китай. Их не нужно убеждать в успешности политики Пекина.

В убеждении нуждается именно сам китайский народ. В убеждении в том, что Коммунистическая партия действительно обеспечивает благосостояние всем жителям страны, а не только своим членам. В особенности в условиях возрастания разрыва между богатыми и бедными.

Неуверенность в завтрашнем дне

В мае 2020 года премьер Госсовета КНР Ли Кэцян в ходе своей ежегодной пресс-конференции заявил, что в Китае «насчитывается более 600 млн человек, чей ежемесячный доход составляет всего 1000 юаней ($140), которого недостаточно для аренды комнаты в китайских городах». Это заявление прозвучало в противовес громким словам китайского руководства о «победе над бедностью».

Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян

С ростом благосостояния КНР растет и разрыв между богатыми и бедными, а также между городскими и сельскими районами страны. Хотя официальный коэффициент Джини Китая, показатель неравенства доходов, за последние несколько лет улучшился, эксперты подвергают сомнению его точность. Кроме того, многие опасаются, что пандемия могла переломить эту тенденцию.

От 40% до двух третей населения страны все еще проживает в сельской местности. По мнению экономиста по вопросам развития из американского Института международных исследований Фримена Спогли Стэнфордского университета Скотта Розелле, который последние 30 лет изучает китайскую рабочую силу и разрыв между сельскими и городскими районами страны, деревенским беднякам очень сложно пробиться в ряды образованного среднего класса.

Собственно, эксперты считают, что именно постоянно увеличивающийся разрыв между городом и деревней, а также разделение на богатых и бедных порождают самую большую неуверенность в китайском обществе, а также угрозу долголетию Коммунистической партии.

«Хотя партия не сталкивается с каким-либо давлением на выборах, гнев по поводу неравенства может подорвать ее авторитет и вызвать недовольство, если она не предпримет действий, которые облегчат боль людей», – заявил старший научный сотрудник по Китаю в лондонском аналитическом центре Chatham House Ю Цзе. «Китайский народ внимательно наблюдает. Как и другие страны, не в последнюю очередь включая США».

«Все дело в ожиданиях граждан», – сказал Розелл, который также является соавтором книги «Невидимый Китай: как разделение между городом и деревней угрожает подъему Китая». «Если люди, находящиеся в самом низу социальной страты, начнут терять надежду на лучшее будущее в результате увеличения разрыва в уровне благосостояния и стагнации заработной платы, мы, скорее всего, станем свидетелями появления поляризованного общества. Это плохо для стабильности второй по величине экономики мира».

По его мнению, КНР нуждается в долгосрочных и крупных инвестициях в такие программы, как дошкольное образование и здоровое питание в сельских районах. «Но так же, как (в) Соединенных Штатах, хотя политические лидеры понимают важность этих вопросов, поскольку последствия таких вложений не будут очевидны сразу, это делает их менее приоритетными».

Бедная деревня в Китае

Причем последствия отсутствия развития в этих сферах отразятся на будущем Китая. В частности, недостаток дошкольного образования приводит к тому, что рабочая силы страны становится менее образованной, и, соответственно, менее конкурентоспособной, что может привести к отставанию КНР в сравнении с другими государствами.

«В прошлом разделение между городом и деревней в Китае позволяло городским фабрикам страны использовать дешевую рабочую силу из сельских районов. Но многие из этих рабочих мест исчезают по мере того, как страна продвигается вверх по экономической лестнице», – заявил старший преподаватель экономики КНР в Королевском колледже Лондона Ян Кнерих. «Заработная плата в Китае растет, а другие страны, такие как Вьетнам и другие страны Африки, становятся более конкурентоспособными с точки зрения затрат на рабочую силу».

В итоге победа Пекина над крайней бедностью, о которой с такой помпой в начале этого года объявил Си Цзиньпин, при всех безусловно положительных сторонах не решила всех проблем, связанных с этим явлением. Разрыв как между богатыми и бедными, так и между городскими и сельскими районами страны продолжает расти, и в будущем может создать серьезные проблемы не только для экономики Китая, но и для власти самой Коммунистической партии.

Разочарованное обнищавшее население склонно к протестам против власти, примером чего являются события на Кубе в июле 2021 года. И если Китай не хочет повторения «бойни на площади Тяньаньмэнь» 1989 года, его руководству нужно взяться за решение этой проблемы в ближайшей перспективе.

Автор публикации

Комментарии: 17
Публикации: 96
Регистрация: 08.10.2019