Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

«От кризиса до кризиса»: каким стал первый год Бориса Джонсона на посту премьера Великобритании?

12 декабря 2019 года консерваторы, выступающие за выход Великобритании из Евросоюза, одержали победу на парламентских выборах. Это был триумф их лидера и премьер-министра страны Бориса Джонсона, который сумел повторить успех иконы британского консерватизма Маргарет Тэтчер. Главными вызовами его правления стали Brexit и пандемия COVID. Как Борис Джонсон справляется с ними? И что ждет консерваторов у власти дальше?

Путь к власти

Выходец из семьи европейского чиновника с турецкими и русскими корнями, Борис Джонсон родился в Нью-Йорке, а начальное образование получил в европейской школе в Брюсселе. С самого начала жизни он был хорошо знаком с главным партнерами Великобритании, с которыми ему придется плотно работать в течение своей политической карьеры – Соединенными Штатами и Европейским союзом (ЕС).

Позже Джонсон изучал археологию в престижном Оксфордском университете, где познакомился с будущим лидером Консервативной партии и премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном, который стал одним из его близких друзей. Свою карьеру будущий политик начал в качестве журналиста издания The Times. Однако вскоре Джонсона оттуда уволили из-за лжи, поскольку он приписал несуществующую цитату профессору истории из Оксфорда.

В дальнейшем Джонсон работал в качестве собственного корреспондента The Daily Telegraph в Брюсселе и сотрудничал с BBC в программе Have I Got News for You. Своими статьями он произвел фурор, представляя Евросоюз в качестве «супергосударства», стремящегося регулировать все, вплоть до формы бананов и размера презервативов. Многие из его статей позже были опровергнуты, но это не помешало Джонсону приобрести широкую популярность.

Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон

В 1999 году он стал редактором старейшего еженедельного журнала в мире – The Spectator, известного своей поддержкой Консервативной партии. Поэтому, когда в 2001 году Борис Джонсон собрался баллотироваться в парламент, было ясно, что избираться он будет только от тори (неофициальное историческое название Консервативной партии).

Выборы Джонсон выиграл и стал членом Палаты общин (нижняя палата британского парламента) от графства Оксфордшир. В 2004 году он вошел в теневое правительство консерваторов, заняв в нем должность министра культуры. Однако после любовной связи с одной из его коллег политику пришлось оставить этот пост. Нужно заметить, что скандалы, связанные с его личной жизнью, преследовали Джонсона на протяжении всей его политической карьеры.

В 2008 году Борис Джонсон при поддержке своего друга Дэвида Кэмерона был избран мэром Лондона. Эту должность он занимал до 2016 году. Главным достижением Джонсона на посту мэра стало удачное проведение в Лондоне Летних Олимпийских игр в 2012 году.

А в 2016 году, во время подготовки к референдуму о выходе Великобритании из Евросоюза, политик активно поддержал Brexit. В отношении ЕС, который он не щадил и раньше, Джонсон в интервью The Sunday Telegraph заявил: «ЕС пытается создать сверхгосударство. Наполеон, Гитлер и другие хотели сделать нечто подобное, но плохо кончили». В итоге референдум завершился победой евроскептиков (51,89% голосов за выход из Евросоюза), а перспективного политика позвали в новое консервативное правительство Терезы Мэй на должность министра иностранных дел.

На посту главы британского МИД Джонсон прославился не только своей дальнейшей критикой Европейского союза, но и двояким отношением к России. С одной стороны, он критиковал ее за операцию в Сирии, и требовал ужесточения санкций против Москвы: «Да, именно Великобритания решительно настаивает на ужесточении санкций против России в связи с событиями в Крыму, на востоке Украины, а также с авиаударами по Алеппо. С учетом всего этого мы не можем нормализовать отношения с Россией или вернуться к обычному ведению дел.».

Однако, с другой стороны, Джонсон подчеркивал, что с Россией нужно продолжать диалог, и даже называл себя русофилом. Так, по итогам переговоров со своим российским коллегой Сергеем Лавровым глава британского МИД заявил: «Позвольте мне заявить, что я русофил, причем русофил убежденный. У меня есть предки в Москве. Я убежден, что я первый министр иностранных дел Великобритании, которого зовут Борис, и, пожалуйста, не сомневайтесь, что я хочу добиться улучшения наших отношений».

Собственно, в своей критике России Джонсон отделял саму страну и ее жителей от президента Владимира Путина и возглавляемого им государства, подчеркивая, что проблема именно в них, а не в России в целом.

Президент России Владимир Путин

В 2018 году Борис Джонсон подал в отставку с поста министра иностранных дел. Причиной стали споры по поводу процедуры выхода Великобритании из ЕС. Джонсон выступал против «мягкого» сценария Brexit, считая, что он ставит Лондон в зависимое положение по отношению к Брюсселю.

Однако всего через год сама премьер Тереза Мэй покинула свой кабинет, так и не сумев убедить парламент принять ее соглашение по выходу Великобритании из Евросоюза. Одним из кандидатов на пост нового лидера Консервативной партии и премьер-министра страны стал Борис Джонсон.

Кандидатуру Джонсона поддержал президент США Дональд Трамп, который заявил в интервью The Sun: «Борис очень хорошо справится».

Джонсон пообещал, что он сделает все, чтобы вывести Великобританию из ЕС, и убедил консерваторов, многие из которых сомневались в его компетентности, поддержать его. В результате во время голосования Борис Джонсон лидировал с большим отрывом от своих соперников.

23 июля 2019 года, когда были оглашены результаты заключительного этапа выборов, он вдвое обошел министра иностранных дел Джереми Ханта (92 153 голоса против 46 656) и возглавил Консервативную партию. Это автоматически дало Джонсону право стать премьер-министром Великобритании.

24 июля 2019 года он возглавил правительство страны. Первым вызовом Бориса Джонсона на посту премьера стала борьба с парламентом по вопросу Brexit.

Борьба за Brexit

Вступив в должность главы правительства Великобритании, Джонсон сохранил решимость вывести страну из Евросоюза 31 октября 2019 года при любых обстоятельствах, не исключая и жесткого разрыва связей с этой международной организацией. Но для этого новому премьеру был необходим парламент, способный пойти навстречу его инициативам.

Однако ситуация была противоположной. В тогдашней Палате общин большинство составляли противники Brexit без соглашения с ЕС из Лейбористской партии, Шотландской национальной партий и группы депутатов-консерваторов (20-40 человек), готовых выступить против собственного лидера. Кабинет Джонсона представлял собой правительство меньшинства.

Под предлогом подготовки новой программы правительства премьер попросил королеву Елизавету II приостановить работу парламента до середины октября 2019 года. Королева одобрила эту инициативу. В ответ депутаты парламента, считая, то таким образом Джонсон хочет помешать им оспорить жесткий Brexit, приняли решение отобрать у Кабинета министров право определять повестку законодательного органа.

Королева Великобритании Елизавета II и Борис Джонсон

А затем они приняли закон, в обязательном порядке откладывающий выход Великобритании из Европейского союза на три месяца (то есть до 31 января 2020 года), если правительство так и не сможет договориться с лидерами ЕС до 31 октября. 24 сентября 2019 года Верховный суд страны единогласно признал приостановку работы парламента незаконной.

Однако ставка Джонсона на жесткое противостояние с парламентом, несмотря на неблагоприятное для него решение Верховного суда, все же оправдалась. Рейтинги Консервативной партии в опросах росли, а ее лидер укрепил свой контроль над соратниками.

Затем Джонсон пошел на компромисс с лидерами ЕС еще до очередного саммита организации, который состоялся 17 октября 2019 года. В Соглашении о выходе граница между Великобританией и странами Евросоюза была проведена по Ирландскому морю, на что не соглашалась предыдущий премьер Тереза Мэй.

Более того, Джонсону удалось убедить своих сторонников из числа радикальных приверженцев Brexit не только проголосовать в пользу Соглашения, но и вместе с ним провозгласить его заключение мастерским дипломатическим ходом.

Следующим шагом премьера стала организация досрочных выборов в парламент. С момента вступления в должность Борис Джонсон три раза предлагал Палате общин провести досрочных выборы, но каждый раз получал отказ. Но ему все же удалось убедить оппозиционеров из Шотландской национальной партии (апеллируя к их рациональным личным интересам) и Либерально-демократической партии (обращаясь к их завышенным ожиданиям) предложить закон о роспуске парламента и организации досрочных выборов. 29 октября 2019 года этот закон был одобрен правительством. За день до того Совет ЕС согласился на предоставление Великобритании отсрочки на выход из организации до 31 января 2020 года.

Досрочные парламентские выборы состоялись 12 декабря 2019 года. Они прошли полностью по сценарию Джонсона. Премьеру удалось представить выборы в качестве шанса для уставших и разочарованных граждан наконец «покончить с Brexit», чтобы перейти к более важным вещам. Такими, как школы, больницы, и поддержание закона и порядка, на которые Джонсон пообещал выделить большие средства.

Хотя лейбористы предлагали потратить на это еще больше, премьеру довольно легко удалось представить их партию в качестве воплощенного беспорядка во главе с марксистским ретроградом Джереми Корбином, который даже не мог определиться по вопросу Brexit.

В итоге избиратели пришли и проголосовали за Консервативную партию. По результатам выборов она получила 365 мест. Последний раз тори добивались такого успеха лишь при иконе консерватизма Маргарет Тэтчер 32 года назад. Это был настоящий триумф Бориса Джонсона, сторонники которого получили большинство в парламенте.

«Железная леди» Маргарет Тэтчер, первая женщина, занявшая пост премьер-министра Великобритании (1979-1990 гг.)

Уже 19 декабря 2019 года Палата общин во втором чтении приняла Закон о выходе Великобритании из Евросоюза, устанавливающий, что она покинет международную организацию 31 января следующего года. После этого Великобритания, по Соглашению с ЕС, оставалась участником единого экономического пространства до окончания 2020 года, и за это время стороны должны были договориться о новых условиях сотрудничества и торговли.

22 января британский парламент принял Закон о выходе из Евросоюза, который затем был подписан королевой Елизаветой и премьером Джонсоном. В полночь с 31 января на 1 февраля 2020 года Великобритания официально покинула Европейский союз.

Казалось, что Борис Джонсон может праздновать победу, поскольку он добился всего, чего хотел. Его правление обещало стать одним из самых успешных консервативных премьерств. Но уже через несколько дней после выхода из ЕС в Великобритании появились первые случаи заражения коронавирусом.

Ковидный провал

В феврале 2020 года в Великобритании стали появляться первые случаи заражения коронавирусной инфекцией. Счет заболевших быстро пошел на десятки и сотни тысяч человек.

Был создан чрезвычайный правительственный комитет по урегулированию кризиса, известный как COBRA Cabinet Office Briefing Room A») во главе с премьер-министром. Однако Борис Джонсон, столь уверенный в своих действиях во время Brexit, здесь вел себя уже не так уверенно и решительно.

Отчасти из-за своих либертарианских убеждений, а отчасти из-за управленческой некомпетентности по вопросу здравоохранения, премьер слишком медленно вел страну к карантину, который был введен лишь 23 марта 2020 года. Кроме того, еще в феврале Великобритания направила партию средств индивидуальной защиты (СИЗ) в Китай вместо того, чтобы оставить их для своих больниц. В итоге в разгар пандемии, пришедшийся на апрель, в британских больницах была зафиксирована острая нехватка СИЗ, например, халатов и наголовных щитков.

Отделение интенсивной терапии, Великобритания

В уязвимом положении оказались дома престарелых, в которых болезнь унесла более трети всех умерших от коронавируса в Великобритании. Кроме того, анализы на коронавирус для всех жителей страны старше 5 лет стали доступны только 18 мая, а приложение для телефонов NHS COVID-19 app, позволяющее отслеживать распространение пандемии, появилось на сайте британского правительства только 27 мая.

Более того, в феврале 2020 года Джонсон попросту исчез на 12 дней и пропустил пять встреч COBRA, на которых обсуждалась пандемия и способы борьбы с ней. Причем причины его странного отсутствия, которые, по слухам, связаны с запутанной личной жизнью премьера, так и не были обнародованы. Лишь в апреле близкий соратник Джонсона и канцлер герцогства Ланкастерского в британском правительстве Майкл Гоув официально признал, что премьер-министр пропустил эти встречи.

В результате к концу июля 2020 года в Великобритании число заболевших приблизилось к 300 тысячам человек. Более 45 тысяч человек скончались.

Сами британцы сперва поддержали правительство в рамках эффекта сплочения (феномен политической социологии, означает резкий рост поддержки национального лидера во время международных кризисов) и испытали вполне понятное сочувствие по отношению к премьеру, который в конце марта 2020 года сам заболел коронавирусом, а в апреле был переведен в палату интенсивной терапии в связи с ухудшением своего состояния здоровья. Однако после того, как Джонсон выздоровел, и стало ясно, что именно он в значительной степени несет ответственность за ошибки правительства во время пандемии, на премьера со всех сторон обрушилась критика.

Эксперты-эпидемиологи критиковали его за то, что страна не закрылась на карантин раньше 23 марта. Оппозиция обвинила правительство в том, что оно «слишком долго не осознавало угрозу вируса, слишком долго не вводило локдаун и слишком долго не принимало кризис всерьез». А многие представители собственной же партии Джонсона, наоборот, посчитали, что он зашел слишком далеко. Они восприняли его действия (введение карантина, ограничения бизнеса и выделение финансовой помощи населению за счет налогоплательщиков) как удар по экономике страны и предательство консервативных идеалов.

Сам же Борис Джонсон в интервью BBC признал, что его правительство в начале пандемии «не понимало коронавирус». Он заявил, что «некоторые вещи мы могли сделать и по-другому». «Мы скорбим о каждой потерянной жизни, наши мысли с их семьями. И я беру на себя ответственность за все, что сделало правительство”, − подчеркнул премьер-министр.

Однако поведение Джонсона после этого признания не изменилось. С наступлением осени, когда статистика стала показывать, что уровень инфицирования, госпитализаций и смертей увеличивается день от дня и, возможно, для борьбы с пандемией требуются новые меры, Джонсон снова исчез. 2 ноября 2020 года, когда проходила конференция CBI (Confederation of British Industry, объединение почти двух сотен тысяч британских бизнесов, созданное для продвижения их интересов) он отправил вместо себя министра бизнеса, энергетики и промышленной стратегии Алока Шарму, чтобы попытаться умилостивить своих сторонников из числа бизнесменов.

Министр бизнеса, энергетики и промышленной стратегии Великобритании Алок Шарма

Левый политический журнал New Statesman сравнил это поведение Бориса Джонсона с тем, как если бы Уинстон Черчилль исчез на неделю в августе 1940 года, в тот самый момент, когда нацисты начали воздушное наступление на Британию. А вывод, сделанный изданием, хорошо описывает вторую половину первого года премьерства Джонсона: «Когда требуется настоящее лидерство − сплочение нации, объединение людей для решения общей проблемы, которая угрожает им всем − он просто уходит с политической карты».

 Последствия ошибок

В декабре 2020 года в Великобритании была зафиксирована вспышка нового штамма коронавируса. «Этот штамм может быть на 70% более заразным, чем уже существующие штаммы, и, по-видимому, является причиной быстрого распространения новых инфекций», − заявил Джонсон на пресс-конференции 19 декабря. Статистика показывает, что число подтвержденных случаев коронавируса вновь начало ежедневно расти, и 24 декабря достигло 39 036 заболевших. В Лондоне и на юго-востоке Англии был введен жесткий карантин. Почти 50 государств, включая Россию, приостановили авиасообщение с Великобританией.

Одновременно с этим продолжались сложные переговоры Великобритании и Евросоюза о новых условиях торговли и сотрудничества после переходного периода Brexit. Они должны были завершиться к концу 2020 года, и Европейский парламент назначил крайний срок для достижения соглашения на полночь 20 декабря. Однако стороны в этот день так и не смогли договориться, и переговоры продолжились.

В итоге Соглашение о торговле и сотрудничестве между Великобританией и ЕС было подписано лишь 24 декабря. Официальный текст этого документа объемом 2 тысячи страниц пока не опубликован, поэтому пока известны лишь его ключевые моменты. Но уже по имеющейся информации становится ясно, что пойти на уступки пришлось совсем не Евросоюзу.

Так, сохранение свободы торговли без тарифов и квот, о которой договорились стороны, не касается сферы услуг, которая составляет 80% экономики Великобритании. То есть ЕС сохранил свои торговые преимущества и получил возможность точечно регулировать другие секторы экономического сотрудничества с Британией. Однако Лондону удалось договориться о том, что все споры будут разбираться нейтральным арбитражем, а не Европейским судом.

Схожая ситуация сложилась и с рыболовством, по которому стороны долго не могли договориться. Соглашение предусматривает, что после переходного периода улов европейских рыбаков в территориальных британских водах должен постепенно сократиться на 25%. А через 5 лет правила о квоте на улов будут пересматриваться каждый год. Но изначально Лондон настаивал на сокращении объемов ловли на 80%.

Не будет больше и свободы перемещения, британцы теперь не смогут жить, учиться и работать в европейских странах без специальных разрешений. Кроме того, между Великобританией и ЕС появится пограничный контроль.

Необходимо заметить, что в сложившейся ситуации у Лондона попросту не было выбора, кроме как пойти на уступки. После того как Джонсон, столь громко заявлявший о своем желании вывести Великобританию из ЕС даже без соглашения, ввел жесткий карантин из-за нового штамма коронавируса, европейские лидеры воспользовались ситуацией, чтобы наглядно продемонстрировать ему, чем обернется такой сценарий Brexit.

Франция на 48 часов закрыла транспортное сообщение с Великобританией, что вызвало коллапс на границе, страх перед возможной нехваткой продовольствия из-за перебоев в поставках товаров и ярость британского бизнеса в адрес своего правительства.

Президент Франции Эммануэль Макрон

Джонсон был вынужден пойти на уступки, несмотря на все свои громкие слова о принципиальной значимости национального суверенитета. А выход Великобритании из Евросоюза, который в прошлом подавался его сторонниками и им самим как главная победа нового премьера, сейчас вполне может обернуться его поражением.

Год назад Джонсон триумфально выиграл парламентские выборы, повторив результат Маргарет Тэтчер. Но сейчас поддержкой большинства населения он больше не пользуется. По мнению руководителя Центра британских исследований Института Европы РАН Елены Ананьевой, «по рейтингам он уступает даже лидеру лейбористов Киру Стармеру, несмотря на то, что Лейбористская партия находится в кризисе. И сложная ситуация в стране, вызванная пандемией, не прибавляет рейтингов правительству».

Первый год Бориса Джонсона на посту премьера Великобритании можно разделить на два периода: триумфальная первая половина, связанная с Brexit, и близкая к катастрофе вторая половина, начавшаяся с приходом в страну пандемии.

Но пока премьер все еще обладает значительным большинством в парламенте, и до следующих парламентских выборов в 2024 году он с большой долей вероятности сохранит свой пост. А смогут ли консерваторы одержать на них победу пятый раз подряд, во многом зависит от состояния экономики страны после окончания пандемии. Однако ошибки Бориса Джонсона вполне могут привести к тому, что на следующие выборы Консервативная партия пойдет уже с новым лидером.

Автор публикации

Комментарии: 17
Публикации: 87
Регистрация: 08.10.2019