Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

«Сидеть на штыках»: как силовики влияют на режим Лукашенко?

С августа 2020 года в Белоруссии продолжаются массовые протесты против очередного избрания Александра Лукашенко на президентских выборах. Во многом Батька сумел сохранить власть только благодаря поддержке силовиков, жестко подавляющих все протесты. Но опора на силовые структуры порождает новые проблемы и меняет само лицо режима Лукашенко.

Опора на людей в погонах

В авторитарных политических режимах, к которым относится и белорусский, самыми ценными качествами для чиновничьего аппарата являются, прежде всего, исполнительность и лояльность главе государства. В наибольшей степени эти качества характерны для представителей силовых органов, самой сутью работы которых выступает выполнение приказов. Поэтому Лукашенко, обладая большим политическим опытом и чутьем, и еще до августовских президентских выборов ожидая от них проблем, заранее поставил на важные государственные посты силовиков.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко

Так, главой президентской администрации в декабре 2019 года стал генерал-майор в отставке Игорь Сергеенко, до того занимавший должность первого заместителя председателя Комитета государственной безопасности (КГБ). В январе 2020 года государственным секретарем Совета Безопасности назначен генерал-лейтенант Андрей Равков, ранее занимавший пост министра обороны. Правительство Белоруссии в июне 2020 года возглавил Роман Головченко, который в прошлом управлял Государственным военно-промышленным комитетом в предыдущем Кабинете министров.

А главным советником Лукашенко во время избирательной кампании летом того же года стал Виктор Шейман. Давний соратник Батьки и выходец из армии, он неоднократно занимал должность государственного секретаря Совета Безопасности, был генеральным прокурором, руководителем Администрации президента, и в настоящее время является управляющим делами Президента Белоруссии. Кроме того, влияние на Батьку сохранили председатель КГБ Валерий Вакульчик, глава Комитета государственного контроля (КГК) Иван Тертель и министр внутренних дел Юрий Караев, которые в будущем и станут отвечать за подавление протестов.

В результате этих кадровых перестановок «гражданские» чиновники фактически были отодвинуты на задний план, а на вершине государственной власти оказались люди в погонах. Лукашенко ожидал трудностей от предстоящих выборов и сделал ставку на военных, считая, что они его не подведут. И учитывая то, что несмотря на весь накал протестов, ему удалось сохранить свою власть, президент оказался прав.

Достоверно неизвестно, как во время массовых выступлений повел бы себя предыдущий глава белорусского правительства Сергей Румас, банкир по профессии и сторонник рыночных экономических реформ. Однако новый премьер – представитель военно-промышленного комплекса Головченко без каких-либо споров поехал на бастующий Минский тракторный завод (МТЗ) и попытался успокоить рабочих.

Именно привлечение силовиков к государственным решениям и привело к тому, что вспыхнувшие после августовских выборов протесты стали жестко подавляться. Окружив себя советниками, призывавшими использовать силу, и без того не склонный к мягкости Лукашенко отдал им приказ задавить выступления любыми средствами.

Как это нередко бывает во время затяжных уличных столкновений, силовики прибегают к большему насилию, если сталкиваются с ответными действиями или массовостью протестующих. Поэтому в ход впервые в истории Белоруссии пошли светошумовые гранаты и резиновые пули. В результате несколько протестующих были убиты, более 18 тысяч – арестованы. В изоляторах, тюрьмах и отделениях милиции они столкнулись с массовыми избиениями и пытками. Было заведено более 900 уголовных дел, и сотни человек уволили с работы и выгнали из высших учебных заведений по политическим мотивам. Репрессии против недовольных фактически приобрели массовый характер.

В оппозиционной прессе режим Батьки стали называть хунтой, но это не вполне верно. Если обратиться к определению этого слова, то «хунта» –это группа военных, которая пришла к власти в результате переворота и чаще всего осуществляет диктаторское правление методами террора. Яркие примеры хунт – это режим Пиночета в Чили в 1973-1990 годах, военная диктатура в Аргентине в 1976-1983 годах и режим Государственного совета мира и развития в Мьянме в 1988-2011 годах.

Правительственная хунта Чили

Однако никакого военного переворота в современной Белоруссии не произошло. Власть в стране продолжает сохранять Александр Лукашенко, который и назначил силовиков на высокие государственные посты. При желании он может и вернуться к прежней конфигурации, когда власть вертикаль опиралась на баланс между гражданскими и силовыми органами.

Однако осуществить это теперь будет уже не так просто, как раньше. Сделав силовиков главной опорой своего режима и сохранив благодаря им власть, Батька стал зависим от них. Поэтому он вынужден идти на все новые и новые уступки, чтобы силовые структуры были верны ему. А это, в свою очередь, приводит к тому, что удельный вес силовиков в рамках белорусского режима продолжает расти.

Парад отставок

Уступки силовикам, на которые вынужден идти Лукашенко, включают в себя, прежде всего, их фактическую неподсудность. Сейчас в Следственном комитете Белоруссии лежит около полутора тысяч заявлений о пытках и избиениях при задержании протестующих, однако дела по ним заводить не спешат. Ведь это может спровоцировать недовольство со стороны МВД и других силовых структур, которые уже несколько месяцев послушно разгоняют протесты, тем самым сохраняя сам режим Батьки.

Однако это не означает, что в отношениях между Лукашенко и силовиками нет никаких проблем. Наоборот, протесты спровоцировали целую волну отставок и перемещений руководителей силовых ведомств.

Например, в начале сентября 2020 года в отставку был отправлен генеральный прокурор Белоруссии Александр Конюк. Выходец из армии, до своего назначения в Генеральную прокуратуру он служил в военных судах и был председателем военной коллегии Верховного суда. После начала протестов Конюк попал под иностранные санкции за участие в фальсификации президентских выборов и подавление массовых протестов.

Однако, в то же время, генеральный прокурор не положил конец протестным настроениям в самом своем ведомстве. После начала массовых выступлений некоторые сотрудники прокуратуры выступили против незаконных действий по отношению к протестующим и ушли в отставку. В итоге Батька отправил Конюка в отставку, а от его сотрудников потребовал либо активного участия в подавлении протестов, либо увольнения.

Однако на этом череда отставок не закончилась. В начале того же месяца в отставку был отправлен госсекретарь Совбеза Андрей Равков. Во время протестов он жестко на них реагировал, заявляя, что в подавлении беспорядков может принять участие армия, и советуя демонстрантам опираться на родную страну, а не на «импортные эмоции». Однако от отставки его это не спасло. По мнению экспертов, возможной причиной могли стать подозрения Лукашенко, что госсекретарь недостаточно лоялен и не так решительно участвовал в подавлении демонстраций, как другие силовики.

Место Равкова в Совете Безопасности занял бывший председатель КГБ Василий Вакульчик. После начала протестов он тоже попал под иностранные санкции. Однако новое назначение Вакульчика, как считают эксперты, вовсе нельзя считать повышением. Наоборот, поскольку в белорусской государственной иерархии глава КГБ имеет гораздо больший политический вес, чем государственный секретарь Совбеза, оно скорее было почетной отставкой.

По словам экспертов, Вакульчик предложил президенту вступить в переговоры с протестующими, а также странно отмалчивался во время самих демонстраций, поэтому и впал в опалу, получив почетную, но менее важную должность.

Место Вакульчика, в свою очередь, занял бывший глава Комитета государственного контроля Иван Тертель. Он зарекомендовал себя перед Лукашенко под «делу Бабарико», в рамках которого самого популярного оппозиционного кандидата в президенты Виктора Бабарико арестовали в июне 2020 года по обвинению в хищении средств из Белгазпромбанка. А материалы для обвинения собрал как раз КГК во главе с Тертелем. Поэтому Батька и поставил его в главе Комитета государственной безопасности как более надежного человека. Место Тертеля же занял Василий Герасимов.

Но все это был лишь первый этап отставок. В конце октября 2020 года со своих постов были сняты уже упомянутый Валерий Вакульчик, а также министр внутренних дел Юрий Караев и его заместитель Александр Барсуков.

Эти отставки не похожи на очередную дежурную ротацию кадров, которые в прошлом неоднократно проводил Лукашенко, по нескольким причинам.

Во-первых, уволенные недолго проработали на своих должностях. Так, Вакульчик продержался на посту госсекретаря Совбеза всего полтора месяца, а Караев возглавлял МВД чуть больше года.

Во-вторых, в период массовых протестов, которые и не думают заканчиваться, ключевые фигуры силового блока, занятые их подавлением, обычно никто не меняет. В особенности это касается Караева, который фактически был главным карающим мечом правящего в Белоруссии режима. Именно его сотрудники по большей части отвечали за подавление протестов, а сам министр резко и горячо ругал демонстрантов. Однако и он отправился в отставку.

Бывший министр внутренних дел Белоруссии Юрий Караев

Получается, что Лукашенко был серьезно недоволен руководителями своих силовых ведомств. Причем именно ими, поскольку «гражданских» членов правительства он не менял. По мнению экспертов, это говорит о серьезном кризисе и разногласиях не только в силовых структурах, но и в самом руководстве Белоруссии.

Возможно, что Батька опасался роста влияния высокопоставленных силовиков в обстановке внутриполитического кризиса. А, возможно, он был недоволен тем, что они так и не смогли подавить протесты, несмотря на все попытки.

Однако просто уволить руководителей силовых ведомств Лукашенко не мог. Ему все еще необходима поддержка остальных силовиков для сохранения своей власти, поэтому он действовал более осторожно и аккуратно.

Вакульчика, Караева и Барсукова назначили помощниками президента – инспекторами по Брестской и Гродненской области, а также по Минску, соответственно. Кроме того, президент дал поручение разработать для его инспекторов новые полномочия. Теперь они должны стать фильтром для отбора лояльных кадров на местах и помогать там в борьбе с протестами.

Эти решения вполне можно сравнить с укреплением вертикали власти в России в начале 2000-х годов. Тогда в Российской Федерации появились полномочные представители президента в семи федеральных округах, которые стали обеспечивать реализацию полномочий главы государства на подведомственной территории, координировать работу федеральных органов власти и организовывать их взаимодействие с региональными органами. Именно перед полпредами была поставлена задача вмешиваться в деятельность регионов, работая на централизацию власти.

Тогда большинство полпредов (5 из 7), а также 70% их заместителей и 35% федеральных инспекторов в регионах составляли силовики. Поэтому с определенными оговорками Белоруссия повторяет путь России.

В результате вес людей в погонах в рамках белорусского режима только растет. А учитывая то, что силовики осознают, что именно от них зависит дальнейшая судьба власти, у них вполне могут появиться новые амбиции.

Будущее режима

Еще в XIX веке приобрела популярность фраза: «На штыки можно опираться, но сидеть на них нельзя». В полном соответствии с ней режим Александра Лукашенко не сможет существовать за счет силовиков вечно. Однако он сам фактически загнал себя в ловушку.

Батька продолжает «сидеть на штыках», пока не подавлены протесты. Для того, чтобы подавить протесты, он все больше повышает вес силовиков в рамках политического режима. А укрепившиеся силовики повышают градус насилия в столкновениях с демонстрантами. Что в свою очередь, приводит к росту недовольства в обществе и продолжению протестов. В результате получается некий тупик, из которой все сложнее выйти.

Дальнейших сценариев развития событий несколько. Первый вариант – это передача Лукашенко власти «гражданскому» реформатору, способному удовлетворить требования общества. Например, бывшему премьеру Сергею Румасу, который уже предлагал свою программу реформ. Однако неизвестно, как на этот сценарий отреагируют силовики, уже привыкшие к тому, что именно они находятся на вершине власти.

Второй сценарий – это трансформация белорусского режима в полноценную военную диктатуру. В этом случае представители силовых ведомств возьмут в свои руки всю власть в стране и подавят протесты железной рукой. Дальше режим может трансформироваться в хунту наподобие тех, что существовали в Чили, Аргентине, Мьянме и Парагвае. Тогда во главе Белоруссии станет представитель силовых структур, который и будет выражать их интересы.

Другое возможное развитие событие в рамках этого варианта – это аналог «Режима полковников» в Польше в 1926-1939 годов. Тогда в результате военного переворота к власти в стране пришли армейские офицеры во главе с маршалом Юзефом Пилсудским, которые и стали ей управлять при номинальном президенте Игнацие Мосцицком, хотя сами занимали лишь министерские посты. В этом случае Лукашенко даже может сохранить должность президента, вот только править Белоруссией будет вовсе не он.

Маршал Польши Юзеф Пилсудский

Наконец, третий вариант – это раскол монолитного авторитарного режима на противоборствующие фракции. В этом случае каждое силовое ведомство будет бороться за себя и свои интересы. Исход такой борьбы на данный момент предсказать сложно.

Однако в любом случае можно сказать, что именно люди в погонах сейчас определяют лицо режима Лукашенко, и во многом от них будет зависеть его дальнейшая судьба.

Автор публикации

Комментарии: 16
Публикации: 66
Регистрация: 08.10.2019