Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

Угнетены ли женщины в Иране?

Пожалуй, вопрос положения женщины в исламе является наиболее «очевидным» для всей «светской и прогрессивной» части мира. Неравенство, угнетение, притеснение, дискриминация… Подобными обвинениями часто клеймят мусульманское общество, и, разумеется, отчасти все они основаны на реальных фактах. Особо нужно выделить Иран, который усилиями западных СМИ наряду с КНДР унаследовал от СССР титул «империи зла». Почему же в Иране и исламе неравенство не означает угнетения, а у феминизма нет ни единого шанса на развитие?

Историческая справка

Прежде всего, затронем исторический аспект. Иран как исламское государство появился в результате Исламской революции, совершенной под руководством великого аятоллы Рухоллы Мусави Хомейни в 1978-1979 годах. В предыдущую эпоху, при династии Пехлеви, Иран был фактически превращен в светское государство. В своей политике Реза-хан и его сын, Мохаммад Реза в некотором роде ориентировались на Турцию, которая таким же образом встала на путь светскости и идеологической замены ислама национализмом. Светскость в обоих случаях явилась насилием по отношению к населению, в большинстве своем глубоко религиозному.

Однако не стоит забывать, что в Турции подобные шаги совершил Мустафа Кемаль Ататюрк на фоне победы в войне с Антантой, которую проиграл Османский халифат. Он предстал в образе национального героя, на деле продемонстрировав преимущество своих идей над исламским прошлым. Его авторитет в Турции был достаточно велик, чтобы удержать выбранный курс. Но даже в Турции ислам все равно в итоге перевесил чашу весов: уже двадцать лет власть уверенно удерживает партия Реджепа Тайипа Эрдогана – первая партия, которая смогла дать народу то, чего он ждал, исламизм. При этом формально светское государство остаётся таковым, запрет на ношение хиджаба отменен, и в Стамбуле турист может часто увидеть рядом девушек, одна из которых носит мини-юбку, а другая – никаб.

В Иране ситуация отличалась с самого начала: Реза-хан при всех своих заслугах и близко не пользовался у населения такой популярностью, как Ататюрк в Турции, не говоря уже о Мохаммаде Резе, максимально отдалившемся от своего народа. Иранский лидер предпринял в целом те же шаги, что и его турецкий коллега, многие из которых были позитивны и справедливы: введение обязательного женского образования, криминализация бытового насилия, стимулирование участия женщин в экономической жизни. При этом зеркально была повторена и ошибка: введен запрет ношения хиджаба как такового. Полиция на улицах насильно срывала с женщин их одеяния, что, естественно, вызвало возмущение народа, поэтому практика исполнения запрета была впоследствии временно смягчена. То есть, в светском государстве была попрана свобода вероисповедания, что свело на нет все усилия правительства по социализации женщин и предопределило его конец. У Исламской революции было множество причин, которые можно обобщить в «катастрофическое отдаление власти от народа во всех смыслах». Когда во второй половине ХХ века страна голодала, и даже в крупных городах не было элементарной инфраструктуры, шах заготавливал тонны икры для торжеств и кушал с золотой посуды. Стоимости его короны – всего лишь бессмысленного блестящего аксессуара – хватило бы для покрытия нужд многих тысяч иранцев, но монарха это не волновало. В эту же парадигму укладывается и религиозное неприятие населением своей власти, и презрение этой власти к своим подданным за их нежелание слепо копировать европейский прогресс. Поэтому альтернативу шаху в лице имама, ведущего согласно исламу аскетичный образ жизни и носящему на голове не корону, а кусок ткани, иранцы встретили с восторгом. Ведь в шахском Иране существовали даже подпольные организации женщин, которые вели целенаправленную работу, чтобы вернуть себе право носить чадру.

Женщины с портретами Хомейни в годы Исламской революции

Так, отдельная часть преамбулы действующего Основного закона ИРИ посвящена роли женщин в осуществлении революции – ее нельзя отрицать. События 1979 года и настоящего времени говорят нам: иранки были недовольны режимом шаха, но вполне удовлетворены сейчас, ведь число выросших на западе или под его влиянием активисток за права женщин и антиисламских феминисток в Иране несоизмеримо меньше той массы женщин, которые выходили на демонстрации против шахской армии и спецслужб в поддержку исламского правления. Иранский народ и, в частности, иранские женщины сделали свой выбор: принцип демократии, основополагающий и в исламе, в действии.

Классический пример упомянутых фото, а-ля “как было хорошо, и какой сейчас ужас”. Жаль, что мнение самих иранцев спросить забывают…

Да, в СМИ очень распространены фотографии женщин с обложек модных журналов шахского Ирана в сравнении с фотографиями женщин в современном Иране, сопровождающиеся подписями в духе «Иран, который мы потеряли». Но нельзя забывать и о том, что женщины, одевавшиеся по-европейски, в тот период составляли исчезающе малый процент населения. В основном, они принадлежали к слоям европеизированной элиты, проживавшей в нескольких крупных городах. И модницы подобного рода в Иране остались, используя хиджаб в качестве атрибута особого стиля, только в журналы мод их больше никто не пускает. Большинство иранцев и при шахе при виде тех журналов краснели от стыда, прикрывая глаза детям, как и сейчас. Единственное, что изменилось: ценности у власти и населения Ирана теперь едины.

Значение и смысл хиджаба в исламе

Немусульманам это не всегда легко понять, но в том же Иране женщину не заставляют «прятаться в покрывало» – она сама этого желает, она так воспитана, это предписывает ее вера. Ставить же вопрос о справедливости или несправедливости в подобных вопросах какой-либо религии не имеет права ни один человек. Впрочем, вспомним, что покрывать волосы и тело женщинам предписывают, в своем классическом виде, и христианство, и иудаизм. То, что люди, считающие себя адептами этих религий, соблюдать это предписание не считают нужным – вопрос отдельный, но этот факт как минимум делает весьма странной их критику ислама в этом отношении.

Покрытые волосы и тело сейчас являются основным визуальным признаком женщины, исповедующей ислам. В исламе подобная норма мотивирована заботой о благополучии семьи и запретом прелюбодеяния без брака. Логика здесь следующая: природой заложено, что женское тело сексуально возбуждает мужчину, поэтому необходимо обуздывать свои страсти. Мужчина, разумеется, это должен делать в первую очередь, но и женщина должна ему в этом помогать, соблюдая хиджаб, а не провоцировать, надевая открытые и привлекательные наряды. Для мужчины-мусульманина разглядывать даже закрытых чадрой и никабом женщин является крайне дурным тоном.

Почему запрещено прелюбодеяние? Ислам здесь, в первую очередь, заботится о самой женщине и ее потенциальных детях. С юридической точки зрения, брак является для женщины гарантией принятия мужчиной ответственности за нее. Без этой гарантии абсолютно не ясно, какие у мужчины на нее планы – правовая защита отсутствует, а дети могут остаться без кормильца. Кому это выгодно? Только мужчине, который удовлетворив свои потребности, избежал ответственности. При этом страдает женщина, ее дети, и даже государство – в плане пополнения бедных слоев населения. Поэтому с точки зрения исламского права прелюбодеяние вне брака рассматривается как строго отрицательный фактор, и хиджаб – один из инструментов для борьбы с ним.

Безусловно, хиджаб существует и в смысле ограничения сугубо женских слабостей. Желание выглядеть выигрышнее соперниц и получать внимание противоположного пола естественно для любой женщины, и одежда, подчеркивающая или обнажающая формы, объективно повышает ее привлекательность в глазах мужчин. Почему ислам борется и с этим аспектом? Потому что с точки зрения семейных ценностей жену предписывается выбирать, исходя из ее нравственных качеств, так как именно психологическая комплиментарность и духовная близость супругов, а не, например, размер груди, являются залогом долговечности брака. Смысл хиджаба заключается в отвлечении от себя внимания противоположного пола. Поэтому, иная женщина даже в европейском платье может справляться с этой задачей лучше, чем другая в чадре.

Несмотря на то, что в немусульманских странах под словом «хиджаб» понимают головной платок, с арабского языка оно переводится как «преграда» и в самом общем смысле означает сам принцип закрытого от посторонних глаз женского одеяния, а не какой-то конкретный элемент одежды. Касательно элементов одежды, в Иране распространены 3 основных типа: роусари, макнаэ и чадра. В Иране хиджаб обязывают соблюдать с 10 лет, а покупка для девочки первой чадры отмечается в кругу семьи как праздник.

Роусари и макнаэ

Основных правил женского одеяния в Иране три:

– Должны быть покрыты волосы

– Одежда должна покрывать все тело, включая руки до запястий и ноги до лодыжек

– Одежда не должна быть обтягивающей

Санкции за несоблюдение хиджаба присутствуют в Законе «Об исламских наказаниях» – женщина, умышленно появившаяся на улице без хиджаба, приговаривается к 84 ударам плети. Мотив столь сурового наказания заключается в общественной опасности деяния: подобное поведение трактуется в духе антиисламской пропаганды. Разумеется, наказанию предшествуют долгие этапы бесед с родителями и родственниками, консультаций с психологами и духовными лицами. Приговор получают лишь субъекты, упорно продолжающие нарушать закон.

Классический пример столичных «чикс» в стиле «на грани»: не арестуют, но полиция нравов при встрече пальцем погрозит (главный аргумент в свою защиту – «мужу так нравится»)

Также в Иране функционирует своего рода «полиция нравов», состоящая в основном из женщин, которые прямо на улице вежливо просят дам поправить их одеяния, если оно вдруг обнажило нежелательные части тела. На деле, значительное число иранок носит платок достаточно небрежно, допуская открытость половины волос на голове. Но, например, при посещении государственных органов и учреждений женщин обязывают носить одеяние, соответствующее всем исламским канонам. Но беспокоиться и готовить одежду заранее не нужно – в каждом учреждении есть гардероб, где дамам на время их визита выдают чадры. Также все волосы должны быть покрыты, например, на фотографиях, используемых для официальных документов.

Модернизация наложила определенный отпечаток на восприятие женской красоты в иранском обществе. Знаменитый персидский поэт Хафез Ширази воспевал в своих стихах природную красоту жительниц этого региона: им свойственны пышность, большие темные глаза, черные брови, ресницы и волосы, такими же иранки фигурируют на миниатюрах прошлого. Можно говорить, что эти естественные черты повлияли и на развитие европейского макияжа, призванного создать ту же оттеняющую глаза яркость бровей и ресниц. К сожалению, определенные слои населения (примерно те же, чьи представительницы красовались в модных журналах шахского периода), склонны ценить обезличенно-европеизированный женский облик. Поэтому в Иране все большую популярность обретает пластическая хирургия, особенно носа, до такой степени, что девушки клеят пластырь себе на нос без всякой операции, пытаясь имитировать некий уровень достатка. На улице уже не редки женщины с крашеными волосами и бровями. Все это, впрочем, не относится, к подавляющему большинству иранцев, все ещё, в здоровом понимании, традиционных и «провинциальных», живущих в целом теми же ценностями, что и их предки тысячу лет назад.

Правовой статус женщины в браке

Неравенство мужчины и женщины в правах и обязанностях действительно имеет место быть. Впрочем, на вопрос «почему женщина и мужчина не равны?» любой искренний мусульманин ответит: «А почему они должны быть равны, если это невозможно по определению?». Означает ли такое неравенство угнетение? Попробуем разобраться.

Рассмотрим иранский механизм брака. Иран вообще к вопросу семейного благополучия относится максимально щепетильно, процесс заключения брака достаточно сложен: супруги должны сдать несколько медицинских анализов на совместимость, иметь ряд обязательных прививок, а также пройти собеседования с семейным психологом, а также органами опеки и попечительства. Разумеется, невеста должна быть девственницей, что подтверждает медэкспертиза (титул «девственница» присутствует в брачном бланке)

Вступая в брак, мужчина обязуется:

– полностью обеспечивать женщину материально;

– в случае развода (кроме ряда исключений) обеспечивать материально как ее, так и ее детей от себя.

Таким образом, муж не имеет права заставлять жену работать, а должен обеспечивать все для семьи самостоятельно. Более того, муж не имеет права заставлять жену выполнять работу по дому, если она по каким-то причинам не хочет этого делать. Если же жена пожелала работать, то ее зарплата принадлежит только ей, муж на нее претендовать не может, это не освобождает его от обязанности так же содержать супругу.

Такой перекос обязанностей в сторону мужа должен каким-то образом возмещаться со стороны жены. Она не может отказаться от исполнения своих супружеских обязанностей и заботы о детях. Также по умолчанию право на развод есть только у мужа, у жены оно проявляется в трёх случаях:

– Если муж изменил ей (т.е. совершил прелюбодеяние или взял вторую жену без ее согласия)

– Если муж опорочил ее, обвинив в измене, которую не смог доказать в суде

– Если муж ведёт себя каким-либо иным образом, убеждающим суд в губительности для женщины супружеской жизни.

При этом мужчина может развестись в любой момент, когда пожелает, но с условием содержания своей бывшей жены и ее детей. Это условие пропадает, только если он в суде уличит жену в измене и докажет ее.

Помогает ли подобная исламская практика сохранить семью? Пожалуй, можно ответить утвердительно, хотя неизбежная модернизация традиционного иранского общества накладывает свой отпечаток. Так, 13 лет назад разводами заканчивались около 12% браков, а 3 года назад – уже почти 28%, и соответствующие органы Ирана все чаще выражают обеспокоенность подобной ситуацией. Много это или мало? Без сомнения, в мире есть страны с лучшими показателями, причем не обязательно мусульманские или традиционные. Но учтем и то, что в США и РФ подобный показатель превышает 50%, то есть более половины браков распадаются, что, безусловно, неутешительно.

Из этой же логики, предписывающей мужу полностью обеспечивать жену, вытекают и другие условности, неясные без изложенного выше. Например, если иранка намерена открыть бизнес, она должна представить в регистрирующий орган согласие своего мужа. Несправедливо? Как раз справедливо, ведь финансовую ответственность за действия женщины будет нести ее супруг.

Исходя из принципов хиджаба, представители разных полов учатся раздельно в школах (в вузах уже совместно), для них существуют раздельные входы и выходы из зданий, а также отдельный транспорт. Последнее, впрочем, в Иране работает несколько иначе, чем в других исламских государствах: например, в метро, женщина имеет право зайти в любой вагон, однако мужчина в часть, помеченную как женская, заходить не может. Есть и такси специально для женщин, где все водители – прекрасного пола. Разумеется, что контактировать с незнакомыми женщинами в рамках обысков, допросов и т.д. мужчинам запрещено, поэтому специальные женские подразделения существуют как в правоохранительных органах, так и в вооруженных силах. Также в Иране женщинам запрещено выступать с эстрады, что также обосновывается принципом хиджаба. Впрочем, по личным впечатлениям автора, гораздо более ущемленным этим предписанием себя ощущает сильный пол.

Женское такси и метро

Наибольший общественный резонанс, что интересно, вызывает запрет посещения женщинами футбольных матчей, ведь этот вид спорта в стране крайне популярен. Впрочем, его логика тоже абсолютно прозрачна. Мало того, что по исламским нормам толпа полуголых кричащих и возбужденных мужчин – неподобающее для времяпровождения приличной девушки место. Это ещё и банально опасно, ведь «южный темперамент» иранцев часто разжигает на стадионах фанатские потасовки. Разумеется, что подавляющее большинство иранок целесообразность подобного запрета понимает и нарушать его не стремится, довольствуясь телетрансляцией. Но несогласные всегда найдутся – особо страстная болельщица, например, в знак протеста устроила самосожжение (яркий пример иранского маргиналитета, мало того, что девушка была психически больна, ее ещё с большой вероятностью ждала порка плетьми за рецидив несоблюдения хиджаба в публичном пространстве).

В российских либеральных СМИ, например, распространились фото иранских болельщиц с чемпионата мира, не соблюдавших хиджаб, что легкомысленно трактовалось наподобие «глотка свободы вдали от засилья тоталитаризма». Из внимания упускается главный момент – маргиналы и контркультура есть в любом обществе, но какой процент иранок искренне исповедует ислам и соблюдает хиджаб за границей, видя в этом не насилие над собой, а собственную честь? Впрочем, ответ на этот вопрос очевиден и вряд ли несет оттенки «превозмогания», «вопрековости», «бунтарства» и «срыва покровов», так интересующие молодежную либеральную аудиторию.

Обратимся к статистике. В нынешнем году 70% учащихся, сдававших вступительные испытания в вузах, были женского пола. Почему так происходит? В Иране многие мальчики с юношества или даже детства начинают работать и приносить деньги в семью. В силу жизненных обстоятельств у них нет объективных возможностей, времени и средств, для поступления в университет. В то же время девушка, имеющая высшее образование, даже если она ни дня не работала по специальности, гораздо больше ценится в качестве потенциальной супруги. Поэтому даже среди возрастных групп населения распространена ситуация, когда у мужа нет высшего образования, а у жены есть, при этом она выполняет работу по дому и ухаживает за детьми, а супруг занимается материальными обеспечением семьи. Особенности культуры обуславливают и тот факт, что доля женщин в рабочей силе не превышает 20%, причем она значительно больше в сфере высококвалифицированного труда. Роль женщин в науке также неуклонно растет. Несмотря на то, что Хомейни называл своим идеалом женщины дочь пророка Мухаммада Фатиму аз-Захру (образ хранительности домашнего очага), правительство проводит политику по поддержке вовлечения прекрасного пола в экономику, в стране функционируют специальные структуры, отслеживающие прогресс на этом направлении.

Ментальная пропасть

Вот мы и подошли к ответу на вопрос, почему неравенство полов в Иране не означает угнетение. В первую очередь, потому, что женщины отнюдь не обделены правами и возможностями, даже наоборот, их привилегиям в браке (к слову, это едино для представителей всех проживающих в Иране конфессий) может позавидовать любая иностранка. В то же время, в Иране никогда не было нелепых ограничений, как, к примеру, в Саудовской Аравии. Неравенство в правах основано на убеждении иранок и иранцев в том, что не могут быть полностью и зеркально равны полы, имеющие такие разные социальные роли.

Иранская пара во время «Великой обороны» от иракской агрессии

Поэтому и позицию феминисток разной степени радикальности, ряд которых призывает женщин соперничать с мужчинами и доказать, что они «не хуже них в любой профессии», в Иране просто не понимают. Считается, что мужчинам и женщинам Бог уготовил разные функции в жизни. Зачем женщине тратить массу усилий и убивать в себе женственность, чтобы, к примеру, стать солдатом? Чтобы что-то кому-то доказать? Когда есть необходимость, и вопрос стоит о выживании страны, иранки также без колебаний берут в руки оружие, как, например, во время агрессии Саддама Хусейна. Но когда ее нет, зачем весь этот фарс, если для любого мужчины такая функция естественна, и он сможет её выполнить с таким же успехом, претерпев гораздо меньше страданий и внутренней борьбы? Дело в рациональности и разделении труда. По этой причине, утверждение о соперничестве и противостоянии полов здесь встретят советом обратиться к психологу.

Для западного мира очень характерно бросание из одной крайности в другую. Сначала вогнал в кабалу и рабство представителей негроидной расы, а теперь, наоборот, строжайше наказывает представителей расы европеоидной за неосторожно сказанное в адрес негров слово, при этом попустительствуя откровенным преступлениям последних. Сначала ущемлял в правах и устраивал гонения евреев, а теперь преподносит безоговорочную поддержку Израиля в качестве святого долга и компенсации поступков предков. Сначала притеснял мусульман, а теперь даёт абсолютно необоснованные привилегии самым отмороженным экстремистам. Такая же тенденция прослеживается и в отношении взаимодействия полов: неотъемлемый патриархальный период в истории развития любого общества Запад воспринимает со странным стыдом, вводя теперь квоты половой диверсификации на рабочих местах. Подобная разрушительная саморефлексия Востоку отнюдь не близка. Поэтому, любому человеку, наблюдающему в чуждой ему культуре некое чуждое для него явление, стоит не безосновательно его осуждать, а узнать его истоки в ментальности представителей этой культуры. Забавно, ведь теперь Запад проповедует толерантность и культурное многообразие, но традиционно для себя возводит все в абсолют.

Занимательный факт: государственные структуры США и многих европейских стран регулярно выражают озабоченность правами женщин в Иране, где, в общем, нет никаких эксцессов. Но вот когда в Саудовской Аравии женщинам запрещают выходить из дома одним, без сопровождения мужчины, а также водить машину – где буря негодования? Так в чем же на самом деле обвиняют Иран – в некоем «угнетении женщин» (миф о котором рассыпается как карточный домик при малейшем углублении в вопрос) или же в том, что он, в противоположность Саудовской Аравии, ставшей опорной базой мирового империализма, сбросил с себя его оковы?

Автор публикации

Комментарии: 0
Публикации: 21
Регистрация: 15.09.2020