Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

«Встреча века»: как саммит Байдена и Путина отразится на дальнейших российско-американских отношениях?

16 июня 2021 года президенты России и США Владимир Путин и Джо Байден встретились в Женеве. Это была первая встреча лидеров двух держав с памятного саммита России-США в Хельсинки в 2018 году, на который Москва шла с надеждами на кардинальное улучшение отношение. Сейчас же фон для встречи был самый недружелюбный: заключение Алексея Навального в тюрьму, кибератаки хакеров, подозреваемых в связях с российским криминалом, и взаимные высылки дипломатов. Какой же получилось встреча Путина и Байдена, и как она отразится на дальнейших российско-американских отношениях?

«Динозавр» vs «твердолобый большевик»

Предыдущая встреча лидеров России и США в Женеве произошла в ноябре 1985 года, когда друг с другом встретились американский президент Рональд Рейган и недавно избранный генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев.

В тот период отношения Москвы и Вашингтона, как и сейчас, находились в упадке. Продолжалась война в Афганистане, в которой США поддерживали оружием и финансами сражавшихся против советских войск моджахедов. После встречи предыдущего генсека Леонида Брежнева и президента Джимми Картера в Вене встреч между лидерами держав не было уже больше шести лет. Вместо переговоров стороны предпочитали использовать друг против друга политическое давление. Так, примерно за год до встречи в Женеве Рейган, проверяя микрофон перед радиообращением, пошутил о пятиминутной готовности к бомбардировке Советского Союза. Этот поступок имел широкий резонанс во всем мире.

Однако отношение к новому лидеру СССР Горбачеву после его избрания на Западе было более положительным, чем к его предшественникам. Западная пресса отмечала прогрессивность его идей, в частности, упоминая, что Горбачев «больше, чем любой другой советский лидер, олицетворяет новое поколение».

В то же время сам Рейган сперва довольно скептически отнесcя к мирным инициативам советского лидера, считая их просто пропагандистской кампанией.

Переговоры лидеров двух сверхдержав начались 19 ноября 1985 года. По воспоминаниям советского посла в США в 1962-1986 годах Анатолия Добрынина, у столь разных глав государств присутствовал, тем не менее, единый подход к диалогу.

Глава СССР Михаил Горбачев и президент США Рональд Рейган в Женеве, 19 ноября 1985 года

Как Рейган, так и Горбачев считали, что у Москвы и Вашингтона есть глубокие разногласия, но при этом надеялись, что их встреча даст некий «свежий старт» двусторонним отношениям.

Как отмечал специальный помощник президента и будущий посол США в СССР Джек Мэтлок, Рейган хотел убедить Горбачева в том, что американцы не стремятся к гонке вооружений, но Советский Союз проиграет в случае ее продолжения.

Горбачев и Рейган провели несколько встреч один на один, обсуждая сложную тему сокращения ядерных вооружений. В ходе одной из таких встреч президент США вручил советскому лидеру документ, в котором присутствовали основные пункты возможного договора о контроле над вооружениями: сокращение стратегических наступательных сил на 50% и промежуточное соглашение о сокращении ядерных ракет средней дальности в Европе.

После завершения первой беседы Горбачев назвал Рейгана «динозавром», а тот в ответ высказался о нем как о «твердолобом большевике». Но лидеры смогли добиться определенного взаимопонимания.

Официальным итогом встречи Горбачева и Рейгана стала громкая, но ни к чему не обязывающая Декларация о недопустимости ядерной войны. Более же важным стало то, что лидеры двух сверхдержав смогли наладить друг с другом личный контакт, а также договорились о будущих встречах. Считается, что именно в Женеве был сделан первый шаг на пути к будущему завершению Холодной войны.

Саммит в Женеве стал началом движения России к Западу, завершившегося падением Советского Союза и периодом официальной дружбы в 1990-х годах. Однако этот период завершился, и спустя 35 лет лидеры двух стран встретились в столице Швейцарии при других обстоятельствах и с другими итогами.

От нового к старому

Фон для встречи Владимира Путина и Джо Байдена можно сравнить с ситуацией 35-летней давности. Критикуемое Западом задержание Алексея Навального сменило аресты советских диссидентов, антироссийские санкции за Крым и Донбасский конфликт пришли на место Афганской войны, а Байден, как Рейган в свое время, поразил мир, назвав российского президента «убийцей». Однако за этими поверхностными сравнениями скрывается другая динамика отношений между двумя державами.

Саммит Горбачева и Рейгана в Женеве стал первым шагом движения России на пути к Западу. Горбачев был новым советским лидером, пользовавшимся определенной популярностью в западных странах еще до своей встречи с Рейганом.

Путин же хорошо известен на Западе, и от него каких-то резких перемен на 21-м году правления никто не ждет. Не ждут их и от Байдена в Москве, поскольку там бывшего вице-президента в администрации Барака Обамы также хорошо знают. Общее настроение перед встречей в Женеве удачно выразил генеральный директор московской консалтинговой компании Macro-Advisory Крис Уифер, заявив, что «ожидания какого-либо прорыва являются низкими», и их лучше всего описать фразой «долгожданное возвращение к предсказуемой стратегической стабильности».

К июньскому саммиту Россия-США обе страны пришли серьезно обновленными после предыдущей встречи двух президентов в Хельсинки в 2018 году. Политическая система РФ далеко отошла от западных образцов, и встреча с формальным главой демократического мира никак не повлияла на этот процесс. В 2020 году была изменена конституция, зафиксировавшая новую, путинскую Россию, которая больше не двигается к общей цели с Западом. Разговоры о «суверенной демократии» отошли в прошлое, нынешняя Россия движется к совсем другим целям, нежели западные страны.

Она не отказывается от рыночной экономики и в целом открытых границ, но при этом свобода СМИ, конкурентные выборы и участие оппозиции в политической жизни страны в ней значат гораздо меньше, чем в демократических странах. Самый яркий пример – это вопрос Навального.

В ходе встречи с Путиным 16 июня в Женеве Байден предупредил его о «разрушительных последствиях для России», если оппозиционер умрет в тюрьме. По его словам, российский президент говорил о том, что не собирается причинять Навальному боль и пытался рационально объяснить, как относится к нему.

После встречи же Путин в ходе своей пресс-конференции сказал о демонстрациях движения BLM в США и нападении сторонников Трампа на Капитолий 6 января. ««Мы сочувствуем тому, что происходит в штатах, но мы не хотим, чтобы это произошло в России», – заявил Путин.

Говоря же о Навальном, он без обиняков заявил, что «этот господин сознательно шел на то, чтобы быть задержанным» и «сделал то, что хотел». То есть Путин обвинил США в том, что там происходят такие же нарушения демократии, как и в России, объяснил, что не хочет допустить подобных событий у себя в стране, и подтвердил, что не собирается отпускать Навального даже под давлением извне. В рамках новой российской политической системы внешнее давление, как это было при Горбачеве и Ельцине, больше не приводит к изменениям внутренней политики.

Фактически Путин предложил Байдену вернуться к логике Холодной войны: уступки за уступки, или за реальные угрозы. И уже можно сказать, что американский президент оказался вполне восприимчив к подобной логике, что во многом связано с изменениями в самих США.

Президент США Джо Байден и президент России Владимир Путин в Женеве, 16 июня 2021 года

Соединенные Штаты при Байдене также проходят обновление. Вместе прежней конфронтации Трампа со всеми – восстановление отношений с союзниками, укрепление единства Запада и защита демократии от внешних угроз, вроде той же России и Китая. Именно этими целями был продиктован маршрут первого зарубежного турне Байдена на посту президента. Сначала он посетил Великобританию и принял участие в саммите «Группы семи», затем прибыл в Брюссель на встречу со странами-членами НАТО, побывал на саммите ЕС, а только потом прилетел в Женеву. То есть Байден сперва заручился поддержкой всех лидеров западных стран, а затем встретился с Путиным, представляя в своем лице позицию Запада в целом.

Отношения с Россией теперь должны строиться не на основе ее подобия западным демократиям, и западных же критериев, а на фундаменте общих интересов там, где они есть, и выработанных правил, не доводящих противостояние до полноценной войны между державами. Как это и было в эпоху Холодной войны.

Понимание Байденом этой ситуации хорошо показывает вопрос кибератак, затронутый в ходе встречи с Путиным. Он заявил российскому лидеру, что 16 критических важных секторов инфраструктуры должны быть «закрыты» для хакерских атак. Скорее всего, речь идет о секторах, важность которых обозначена Министерством внутренней безопасности США, включая продовольствие, энергетику, здравоохранение и телекоммуникации.

«Мы договорились поручить экспертам в обеих наших странах выработать конкретное понимание того, что запрещено», – заявил Байден на пресс-конференции после саммита. «Мы выясним, появится ли у нас договоренность о кибербезопасности, которая установит некоторый порядок».

Высокопоставленный чиновник американской администрации позже добавил, что предложение Байдена касалось «деструктивных» кибератак, в отличие от обычных операций цифрового шпионажа, проводимых спецслужбами по всему миру.

В ответ Путин на отдельной пресс-конференции после встречи рассказал, что двое глав государств согласились «начать консультации» по вопросам кибербезопасности, но не упомянул напрямую предложение своего американского коллеги.

Другой популярный сюжет времен Холодной войны – это ядерное сдерживание. По результатам встречи, от которой никто ничего не ждал, два лидера выпустили совместное заявление, посвященное ядерной войне. «Недавнее продление Договора о СНВ является свидетельством нашей приверженности контролю над ядерными вооружениями, – сказано в тексте документа. – Сегодня мы подтверждаем приверженность принципу, согласно которому в ядерной войне не может быть победителей и она никогда не должна быть развязана».

Это заявление опять же напоминает Декларацию о недопустимости ядерной войны 1985 году, ставшую официальным итогом встречи Горбачева и Рейгана. Даже формулировки очень похожи, что вновь подтверждает желание сторон вернуться к понятной им логике противостояния двух держав с четкими правилами и понятными целями.

Люди той эпохи

В ходе встречи в Женеве Путин и Байден пришли к определенному взаимопониманию. Этому не стоит удивляться, если учесть, чтобы оба лидера являются порождениями постъялтинской дипломатии. Во второй половине 1980-х годов подполковник КГБ Владимир Путин работал по линии внешней разведки в Восточной Германии, а сенатор Джо Байден в качестве члена комитета Сената по международным отношениям ездил в Москву на встречу со знаменитым советским дипломатом Андреем Громыко. Эти люди сформировались в эпоху Холодной войны и действуют в ее логике.

Сенатор Джо Байден и председатель Президиума Верховного Совета СССР Андрей Громыко, 1988 год

Кроме того, на фоне большинства современных лидеров государств, быстро сменяющих друг друга на высоких постах и зачастую представляющих собой неотличимых друг от друга бюрократов, Байден и Путин в том или ином качестве находятся у власти уже долгое время, поэтому им было несложно понять друг друга.

Чего же им конкретно удалось добиться в ходе саммита?

Во-первых, как и Горбачеву с Рейганом в прошлом, наладить личный контакт, что может облегчить дальнейшее взаимодействие.

Во-вторых, несколько смягчить противостояние. На свои места вернулись уехавшие послы, начались переговоры об обмене задержанных россиян и американцев, а также была признана важность обоих держав для мировой стабильности.

В-третьих, появление новых платформ для диалога. Климат, контроль над вооружениями, кибербезопасность – темы, которые беспокоят обе стороны, и по которым ожидаются переговоры в будущем.

И, в-четвертых, могут появиться предложения по конкретным регионам и странам, где между США и Россией идет противостояние – Украина, Белоруссия, Ближний Восток, и так далее. Возможно, зайдет речь о разграничении влияния в мире, как это было в эпоху противостояния двух сверхдержав, когда страны выбирали, к какому из двух блоков им примкнуть.

Однако не стоит строить лишних иллюзий. Противостояние между Россией и США продолжится. Уже 20 июня помощник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан заявил, что Соединенные Штаты готовят новые антироссийские санкции из-за отравления Навального. «Мы готовим еще один пакет санкций, которые будут применены в этом случае. Мы все время показывали, что не собираемся сдерживаться, будь то кибератаки, или вмешательство в выборы, или Навальный, когда дело доходит до реакции на вредоносные действия России».

Салливан подчеркнул, что санкции будут введены, как только Вашингтон сможет «убедиться, что мы достигнем правильных целей», добавив: «Когда мы это сделаем, мы введем дальнейшие санкции по поводу химического оружия».

Кроме того, достижения Женевы сразу же были проверены на прочность инцидентом с эсминцем Defender в Черном море. 23 июня британский эсминец вошел в российские территориальные воды возле Крыма. По информации Минобороны РФ, российский пограничный сторожевой корабль открыл предупредительную стрельбу, а затем бомбардировщик Су-24М выполнил предупредительное бомбометание по курсу движения Defender. После этого эсминец покинул российские воды.

В британском же военном ведомстве заявили, что никакого предупредительного огня со стороны России не было. А премьер-министр Великобритании Борис Джонсон сказал, что Defender законно находился в международных водах возле Крымского полуострова. Он также добавил, что «мы не признаем российскую аннексию Крыма».

Впоследствии в ходе своей прямой линии 30 июня Путин напрямую связал этот инцидент со встречей в Женеве. «Политическая составляющая. За несколько дней до этого состоялась встреча в Женеве. Зачем проводить после этого такую провокацию? Ну хорошо, не признавайте «выбор крымчан» дальше, но зачем провокацию устраивать?», — заявил он.

Кроме того, по мнению российского лидера, в этой «провокации» участвовали не только британцы, но и американцы. «Это, конечно, провокация, совершенно очевидно. Чего хотели показать и каких целей пытались достичь эти провокаторы? Во-первых, она (провокация) была комплексной и проводилась не только британцами, но и американцами, потому что «британец» зашел в наши территориальные воды днем, а еще рано утром, в 07:30, с одного из военных аэродромов НАТО в Греции, с Крита, по-моему, взлетел американский разведывательный стратегический самолет. Мне докладывали об этом. Мы хорошо его видели, наблюдали», — рассказал Путин.

Вновь используется дискурс Холодной войны, в котором все действия западных стран рассматриваются как «провокация» главного противника – США. Именно в таком духе и будут развиваться дальнейшие российско-американские отношения – уступки и переговоры там, где это выгодно обеим сторонам, возможное объединение против общей угрозы, но при этом продолжение противостояния на других фронтах. Однако сами отношения между державами станут более предсказуемыми и менее агрессивными, действуя в рамках оговоренных правил и «красных линий». По крайней мере, пока во главе России и США не встанут другие люди, а последние политики эпохи Cold War не уйдут на покой.

Автор публикации

Комментарии: 17
Публикации: 90
Регистрация: 08.10.2019