Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

Претензии на суверенность как причина создания негативного образа Турции на Западе

Тот факт, что позиция Турции в международных вопросах постоянно выступает объектом критики, без сомнения, является результатом независимости Анкары во внешней политике. Можно ли говорить о прямой связи между обвинениями в «авторитаризации» и «смещении курса», которые начались на Западе в отношении Турции в 2010-х годах, и ее независимым политическим курсом и что служит причиной создания негативного образа Турции?

Притязания Турции  на независимость – как в региональном, так и международном масштабе – истолковываются, особенно на Западе, как изменение ее политического курса. Ее новая государственная  модель, сформировавшаяся благодаря возросшему материальному потенциалу и имеющая отражение как в механизме принятия политических решений, использовании финансовых инструментов, руководстве вооруженными силами, так и в новом подходе к дипломатии – с позиции лидера, привела к определенным изменениям во внешней политике.

Проявление такой черной риторики в отношении практически каждого значимого для Турции события показывает очевидную связь данного явления со стремлением Анкары быть независимой. Каждый внешнеполитический шаг, идущий в разрез с «традиционным доминированием» Запада и угрожающий его гегемонии, закономерно поднимает волну бескомпромиссной критики. Такие волны, поднимаемые в СМИ, мозговых и исследовательских центрах, не ограничиваются критикой внешнеполитических шагов, а активно распространяются и на внутриполитическую повестку Турции.

Давосский форум как точка перелома

До 2009 года обвинения Турции в «смещении курса» и «авторитаризации», звучащие как со стороны Запада, так и Ближнего Востока, продвигались сообразно переломам в ее внешней политике. Например, действия Турции во время скандала в Давосе (т.н. «минутный кризис»), который привел к напряжённости в турецко-израильских отношениях, и обсуждения в ООН введения эмбарго против Ирана, когда Турция в противовес США не поддержала наложение санкций, в этом смысле имеют эпохальное значение. В обоих случаях несоответствие политики Турции той, которой придерживались глобальные и региональные игроки, привело к постепенному формированию и закреплению негативной риторики в отношении Турции.

Зарубежные СМИ, используя различные инструменты политического внушения и манипуляции, во всем пытаются обвинить автономную политику Турции, отстранившейся от РФ и США ради выстраивания собственной национальной безопасности. С одной стороны, за Турцией закрепили образ «страны, поддерживающей ИГ и терроризм», а с другой – попытались, в противовес ей, легитимизировать сирийский «филиал» Рабочей партии Курдистана – «Отряды народной обороны».

Гражданская война в Ливии

Процессы, начавшиеся в Ливии с попыток генерала Халифы Хафтара свергнуть Правительство национального согласия (ПНС) и вышедшие на совершенно другой уровень с вовлечением Египта, России и Турции, были использованы в западных СМИ для подпитки негативного образа Анкары уже  на постоянной основе. Турцию, вошедшую в Ливию по приглашению ее легитимного правительства, международная общественность обвинила в империализме и стремлении заполучить углеводородные ресурсы в регионе.

В развитие обвинений о поддержке ИГ в рамках сирийского конфликта появились и новые заявления – уже о том, что Турция перебросила в Ливию идлибских джихадистов, используя их в качестве наемников для зарубежных операций. Такие инфоповоды легли в информационную повестку не только западных СМИ, но и российских медиа, так как и в Ливии, и в Сирии Турция с Россией находятся по разные стороны конфликта.

Нагорный Карабах

Оккупация Карабаха, сохраняющаяся и в настоящее время, а также обстрелы Арменией территории Азербайджана в конце сентября стали причиной скачка напряжённости в отношениях двух стран. По мере успеха армейских операций Азербайджана по возвращению оккупированных территорий начались поиски «руки Турции» в происходящем.

На волне этих событий в оборот был введен достаточно «желтый» контент. Обвинение, выдвинутое в западных СМИ против Турции на первом этапе, опиралось на доклад Сирийского центра мониторинга за соблюдением прав человека и касалось вовлеченности Турции в переброску сирийских наемников в Нагорный Карабах. Такое заявление, сделанное со ссылкой на «надежные источники», не ссылалось ни на какие конкретные факты, но дало возможность внушать мировой общественности идею о творимом Турцией «беспределе».

Тот факт, что в рамках и сирийского, и ливийского, и карабахского конфликтов политика Турции становилась предлогом для обвинений, не оставляет сомнений в том, что подлинная их природа кроется в независимой концепции внешней политики Турции. Окончательный же вывод таков: Турция, взявшая с 2010 года курс на независимость и автономность вне рамок традиционных альянсов и расстановок сил, высветила серьезное недовольство таким положением дел со стороны мировой общественности.

Наряду с упомянутым внешним и внутренним давлением на Анкару, внешними силами были организованы протесты в парке «Гези» в 2013 году, попытки военного переворота 15 июля 2016 года и кампания, направленная против перехода на президентскую форму правления. Предпринимались попытки иностранного участия во всех событиях в самой Турции.

Необходимо отметить, что Турция прекрасно вписалась в правила развязанной Западом информационной войны. На территории Турции наблюдается монолитное единство большинства национальных СМИ по всем новостным повесткам, так как власти осуществляют их прямой или опосредованный контроль. Даже СМИ оппозиционной направленности обычно остаются в рамках уже классического противостояния светских сил «кемалистов» и правящей Партии справедливости и развития исламистской направленности, при этом (за единичными исключениями) выступая единым фронтом против западной антитурецкой риторики. В этом они, естественно, выполняют общественный заказ, так как большинство турецкого населения, будучи преисполненным патриотическим порывом, идеологически сплотилось вокруг своего национального лидера – Эрдогана. И силы, хоть немного выступающие на стороне Запада, автоматически обрекают себя на отсутствие массовой поддержки и негативное восприятие в своей стране.

Между тем, прошла третья неделя конфликта в Нагорном Карабахе. По сообщениям азербайджанской стороны, наступление развивается с четырех фронтов, серьезный операционный успех достигнут в районах Физули и Джебраила. По причине нарушения армянскими силами режима прекращения огня боевые действия продолжаются. На этом фоне особый интерес представляет интервью полковника Генерального штаба Турции в отставке Унала Атабая турецкому изданию «Ени Шафак».

В частности, полковник заявил: «В случае возможных переговоров, основным принципом политических торгов Азербайджана должно выступать освобождение от оккупации своих земель. В то же время, дополнительно, может быть заявлено требование по обеспечению прямого сухопутного сообщения со своим эксклавом, Нахичеванской автономной республикой».

Также о важности Нахичевани для Турции упоминал лидер турецкой Партии националистического движения Девлет Бахчели. По его словам, азербайджанская автономная республика обеспечивает сухопутную связь всего тюркского мира, приоткрывая для турок дверь на их историческую родину – древний Туран. По мнению политика, возвращение Азербайджаном своих земель должно восстановить неразрывное территориальное единство тюрок. В настоящее время сухопутное сообщение между Азербайджаном и Нахичеванским эксклавом осуществляется через территорию Ирана.

Унал Атабай также коснулся стратегической важности Карабаха с точки зрения разведанных месторождений золота и прочих минеральных ресурсов: «Нагорный Карабах – регион как стратегически важный с точки зрения залежей 155 полезных ископаемых, так и крайне богатый золотыми месторождениями». По его словам, крупнейшие разведанные залежи золота расположены в Шуша, Ходжавенде и горах Муровдаг, что накладывает свой несомненный отпечаток на тактику ведения боевых действий: стороны пытаются взять под контроль золотоносные месторождения.

Ракеты для имеющихся и перспективных беспилотных платформ

И в Сирии, и в Ливии, и в Карабахе символом турецкого военного присутствия выступают БПЛА, ставшие уже «визитной карточкой» войны по-турецки. И беспилотники, и их ракетное вооружение – турецкого производства. При этом, хоть и нельзя отрицать значительную составляющую в них импортных компонентов, в турецком ВПК растет доля импортозамещения. Также не стоит забывать и о санкциях, накладываемых Западом на Турцию по мере ее окончательного выхода из-под контроля, которые, в первую очередь, касаются поставок вооружений.

Так или иначе, Турция уже прочно закрепилась на мировом рынке в качестве экспортера продукции ВПК. Прославившиеся (в том числе благодаря качественной видеосъемке поражаемых целей) в новейших локальных конфликтах БПЛА TB2 Bayraktar («Байрактар», с тур. – Знаменосец) приобретены Украиной, а после ещё одного примера их успешного использования вооруженными силами Азербайджана в карабахском конфликте планируется расширение их поставок. Отдельного внимания вместе с тем заслуживает семейство «умных» ракет МАМ, предназначенных для запуска с БПЛА.

Турецкий БПЛА ТВ2 Bayraktar («Байрактар»)

Генеральный директор ROKETSAN, компании-разработчика данных боеприпасов, Мурат Икинджи в своем интервью «Ени Шафак» заявил: «Возможности, обеспечиваемые в конфликтах последних лет беспилотниками «Байрактар», дают вооруженным силам Турции очень серьёзные преимущества на поле боя. Это изменило «правила игры» и ход операций в пользу Турции».

Икинджи также добавил: «Основной арсенал наших БПЛА составляют управляемые авиационные боеприпасы семейства МАМ: корректируемая авиабомба MAM-L весом 20-25 кг в зависимости от типа головной части и ракета MAM-C, созданная на основе 70-мм неуправляемого реактивного снаряда. Они активно применяются в конфликтах, их возможности и поражающее действие дают нам огромное преимущество». По его словам, на основе результатов боевого применения и отзывов военных экспертов, боеприпасы находятся в процессе постоянного совершенствования.

Размещение MAML и MAMC на БПЛА ТВ2 Bayraktar

В настоящий момент семейство МАМ значительно опережает имеющиеся у других стран мира аналоги. С появлением этих боеприпасов изменился сам ход войны. Несмотря на их доказанную операционную эффективность, бпеприпасы постоянно совершенствуются. Сейчас в процессе разработки находится второе поколение МАМ-L и МАМ-С. Наряду с этим, у Анкары есть план по расширению этого семейства боеприпасов. Они будут применяться турецкими вооруженными силами и на новейших платформах БПЛА Akıncı (с тур. – «Акынджи»: боец иррегулярной легкой конницы османского периода) и Aksungur («Аксунгур», с тур. – Кречет). Их потенциал ещё более высок. Семейство МАМ планируется дополнять новыми образцами с улучшенными ТТХ, способными выполнять расширенный спектр задач. Оно будет развиваться в формате мультиплатформенных боеприпасов с модульной боевой частью».

Икинджи также поделился информацией о серьезном зарубежном спросе на турецкую оборонную продукцию, включая и боеприпасы. Он сообщил: «Мы поставляли нашу продукцию Украине и Азербайджану. На последних опубликованных видео мы можем видеть, что ее применение Азербайджаном дало ему значительное преимущество над противником». При этом, по информации гендиректора, с расширением применения турецких боеприпасов и появлением открытых данных о его результатах, зарубежный спрос на них с течением времени растет.

Представитель ROKETSAN резюмировал: «Концепция современной войны уходит от больших и тяжёлых платформ в сторону применения легкой беспилотной «умной» техники. Семейство МАМ будет расширено для обеспечения потребностей как самой Турции, так и ее союзников и дружественных ей стран».

Можно сделать вывод, что критика Турции на Западе действительно имеет выраженный политический характер. Вопросы, в которых линии интересов Турции и Запада расходятся, немедленно обыгрываются в западных СМИ таким образом, что сейчас, особенно на фоне скачка политической напряженности в Восточном Средиземноморье и на Кипре между Турцией и Грецией с Францией , ее сформированный в западном медиаполе образ может состязаться по негативной окраске с российским, китайским и иранским. При этом в информационной войне Турция крепко стоит на ногах, а ее политические традиции «анархической» демократии, приобретенные после османского периода, никак не мешают властям достаточно жестко контролировать внутреннее информационное пространство страны, накачивая население нужным патриотическим зарядом на базе «тюрко-исламской» идентичности.

В сфере ВПК, в значительной степени развитого на основе европейских образцов, в период нахождения у власти Реджепа Тайипа Эрдогана было сделано ряд важных шагов по импортозамещению, поэтому санкции на поставки вооружения, немедленно наложенные Западом после потери контроля над внешним курсом Турции, не принесли желаемых результатов. Продукция турецкого ВПК, наиболее развитой и известной сферой которого выступают БПЛА, была успешно применена в боевых действиях и является одним из козырей, обеспечивающих практическую реализацию турецкого курса на суверенность.

Автор публикации

Комментарии: 0
Публикации: 9
Регистрация: 15.09.2020