To reset your password, please enter your email address or username below.

Забыли и простили: что не так с Офисом Тихановской

Со дня, который должен был изменить в современной Беларуси ВСЁ, прошло чуть более двух лет. И, действительно, для очень многих граждан этой страны, жизнь перевернулась буквально с ног на голову: кто-то теперь вынужден начинать все с нуля в абсолютно другом месте, кто-то кардинально сменил род деятельности, а кто-то — вообще лишился свободы. Однако это совсем не те перемены, о которых шла речь в 2020-м.

На самом деле, как показало время, все осталось ровно так, как и было. У власти всё тот же президент, в правительстве всё те же люди, санкции, вроде, есть, но у мирового сообщества теперь враг гораздо более мощный, чем Лукашенко, поэтому и здесь давление будто бы себя исчерпало. Битвы за урожай идут, фамилии политических заключенных стираются из памяти основной массы граждан.

Как так вышло? Сказать сложно. Есть мнение, что «не дожали», некоторые уверены, что нужно было переходить к более жесткому, силовому протесту. Ну и, конечно, поговаривают о том, что все же не было и нет правильного лидера. И как раз о лидере хочется сегодня поговорить.

Три грации

«У белорусского протеста женское лицо», «Три грации» — как только не называли штаб, который был создан в результате сложения политических сил Светланы Тихановской (по сути, выступающей от имени супруга, оппозиционного активиста Сергея Тихановского), Марии Колесниковой (бывший штаб экс-главы «Белгазпромбанка» Виктора Бабарико) и Вероники Цепкало (жены еще одного кандидата в президенты Беларуси-2020 Валерия Цепкало).

Цепкало, Тихановская, Колесникова. Фото: youtube-канал Виктора Бабарико

На тот момент казалось, что такое сочетание, абсолютно нетипичное для патриархальной в политическом плане Беларуси, — это ключ к победе протеста. Мол, собрали все лучшее от политиков-мужчин, добавили женское спокойствие, аккуратность и в какой-то степени мужество. Плюс, доверие многих подкупили громкие слова о том, что никто никуда из Беларуси не уедет (впоследствии разбежались все, за исключением Колесниковой, которая оказалась за решеткой) и что всегда будут выступать вместе (Тихановскую рядом с Цепкало не видно уже очень давно). И в них, правда, поверили, но итог оказался абсолютно типичным для белорусской оппозиции.

О Веронике Цепкало инфополе практически забыло. А вот Светлана Тихановская, вроде как, и не исчезает с радаров. Но вот поддержка, которая была еще буквально 1,5 года назад, растаяла на глазах. И теперь, в это было бы трудно поверить в первый год протеста, но к Тихановской у белорусского общества накопилось много претензий.

Если попытаться проследить эволюцию критики, то можно заметить, что сперва у некоторой части белорусов возникали вопросы к новому лидеру относительно ее позиции в целом. В 2020 году Тихановская подчеркивала, что пошла в политику исключительно ради того, чтобы провести честные перевыборы — все остальное второстепенно (среди «второстепенного» были вопросы государственного языка в Беларуси, позиция по Крыму и т.п.). Такая неопределенность во взглядах устраивала далеко не всех. Люди хотели четкой позиции, а такая неоднозначность вызывала опасения, мол, доверимся ей, а окажется, что она придерживается того же вектора, что Лукашенко.

Еще одним «раздражающим» фактором была политическая слабость Тихановской в целом. Она не создавала впечатление эдакого бойца. Да, со временем ее высказывания становились все более… правильными, убедительными. Только вот произносились они так, что было очевидно, это не мысли Светланы. Это работа качественного спичрайтера (а то и целой команды), а как можно идти за человеком, который не имеет своих мыслей на тот или иной счет, а просто повторяет чьи-то (мы даже не знаем, чьи).

К слову, решить эту проблему было бы достаточно просто, если подойти в свое время к вопросу с умом, — нужно было лишь изучить, как Тихановская общается с людьми в реальной жизни, проанализировать ее лексику, какие-то речевые особенности, и просто как следует адаптировать написанный текст конкретно под нее, но даже это сделано не было.

Постепенно, недовольство стало вызывать и так называемое «мировое турне» Светланы Георгиевны. Пакеты санкций и изначально не встречали особых восторгов у людей, понимающих. Но когда даже не самым образованным слоям населения стало понятно, что ограничительные меры никак не влияют непосредственно на действующую власть (хоть миллион раз назови ее нелегитимной, фактически руководить страной она не перестанет), зато приносят массу, мягко говоря, неудобств простым людям, поездки и встречи с зарубежными лидерами стали все больше раздражать. Тут же, кстати, подтянулись и вопросы из разряда «а за чей счет банкет»? На перемещения по Европе, как ни крути, нужны финансы, т.е. простые белорусы страдают, а она позволяет себе такое.

Есть вопросы и к прозрачности работы Офиса Тихановской. Абсолютно непонятно, чем конкретно он занимается (кроме, опять же, разговоров и поездок по странам ЕС), помогает ли кому-то чем-то (в интернете, к слову, все чаще встречаются истории о том, как кому-то помогли абсолютно сторонние организации, а всю «славу» себе присвоил Офис), опять же, что там все-таки с движением денежных средств (что и откуда приходит, куда уходит) — отчетности никакой.

А когда нет открытости, откуда взяться доверию. Да, мы ведь до сих пор не знаем, как именно Тихановская уехала в Литву, кто дал ей на это деньги. А ответы на всех интервью в духе, я когда-нибудь вам все расскажу до боли напоминают Лукашенко с его аналогичными фразами.

А 24 февраля 2022 года в Украине началась война. И это событие, пожалуй, стало одним из самых больших гвоздей в крышку гроба авторитета Тихановской. Офис «белорусского лидера» стали обвинять в бездействии даже те, кто с самого начала был на ее стороне: и семья Цепкало, и оппозиционер Зянон Позняк, и глава НАУ Павел Латушко, и другие.

Припомнили и заявление о намерении создать переходное правительство, прозвучавшее в первые дни конфликта, однако реализовано оно было лишь 9 августа 2022 года (в ходе конференции «Новая Беларусь» об этом было объявлено). Тем не менее, подавляющее большинство аналитиков считают, что это очередное громкое заявление, которое не принесет никаких плодов, как не принесло ни НАУ, ни Координационный совет, ни, по сути, сам Офис Тихановской. В общем, как всегда, разговоров много, а толку ноль.

Королева Елизавета на минималках

Откровенно говоря, Тихановская сегодня — это что-то вроде Королевы Елизаветы в Великобритании. Некий символ, однако его влиятельность буквально с каждым месяцем все больше и больше сходит на нет. Кстати, есть мнение, что сама Светлана скоро откажется от своего лидерства и уйдет в тень, но, откровенно говоря, в это мало верится.

Как оказалось, мало без конца повторять одни и те же тезисы о «кровавом диктаторе», «честных и нечестных выборах», «ужасах режима». Даже призыв в духе «Давайте жить дружно», прозвучавший все на той же конференции «Новая Беларусь», которая должна была сделать Офис Тихановской Great Again, не сработал. Скептически настроенные бывшие сторонники свое отношение не поменяли, те, кому было все равно, тоже остались при своем, а противники только еще больше обрадовались, ведь годы идут, а протест окончательно и бесповоротно схлопнулся.

С другой стороны, ну неужели можно было по-настоящему верить в то, что простая домохозяйка что-то сможет перевернуть. Особенно, когда ее муж до сих пор находится в тюрьме на территории Беларуси (это ведь невероятно мощный рычаг давления на нее).

Конечно, поживем увидим. Но есть стойкое ощущение, что все забыли и простили, что «как раньше» уже будет всегда, а белорусская оппозиция осталась ровно такой, какой и была всегда — вспышка, которая постепенно растворяется в пределах западных стран.

Автор публикации

Комментарии: 0
Публикации: 208
Регистрация: 03.12.2020