Четырежды орденоносное чрево Москвы

Самый главный московский памятник культуры — московское метро.

Или московский метро? В момент своего создания, в середине 1930-х, слово «метро» в русском языке было мужского рода, поэтому Утесов так и пел:

Но метро сверкнул перилами дубовыми,
Сразу всех он седоков околдовал.

Дубовые перила кое-где сохранились.

Но не будем отвлекаться. Так вот – московское метро, если называть вещи своими именами, самое главное культурное достояние столицы. Его культурное значение несопоставимо ни с Кремлем, ни с Большим театром, ни с Храмом Христа Спасителя, ни со сталинскими высотками.

Во-первых, востребованность и посещаемость. Нет, наверное, ни одного гостя столицы, не спустившегося посмотреть на этот памятник архитектуры. Да что там гости – москвичи в метро ходят! Те самые москвичи, которые в Третьяковке если и были, то в школьные годы чудесные.

Во-вторых, культурный шлейф. Вы когда-нибудь слышали мифы и легенды про Большой театр? Сказки про него рассказывал разве что Михаил Ефимович Швыдкой, и то в годы реконструкции на заседаниях правительства с целью выклянчить еще больше денег на ремонт.

А слухи и байки про метро – это уже целый культурный пласт городского фольклора, они ходят из уст в уста десятилетиями и постоянно сочиняют новые.

Как например, недавняя байка про Человека Из Будущего, живущего в мозаике «Борьба за Советскую власть на Украине» на станции «Киевская кольцевая». Того самого партизана, который сидит в самом углу картины, перед раскрытым ноутбуком, и беззастенчиво треплется по мобильнику, зажав смартфон в руке.

И можно, конечно, объяснить, что мобильник на самом деле – «полевой телефон ТА-57», а от лоптопа неотличима крышка от ящика с телефонным аппаратом, но легенды это не отменит, легенды вообще очень живучи.

Про культурную ценность распинаться не будем за ненадобностью, переходим сразу к культурной целостности. Так вот, московское метро – едва ли не единственный культурный ансамбль Москвы, целостность которого практически не была нарушена. Вернее, нарушена, конечно, но масштабы разрушения несоизмеримы с «поверхностными». Там, наверху, давно ничего нетронутого не осталось. Нет ни одной улицы, про которую можно было бы сказать – «это сталинская Москва» или там «это – Москва купеческая». Везде что-нибудь построили, сломали, перестроили или тупо нарушили ландшафт небоскребом на горизонте. А то и просто рекламой похорошевшей Москвы завесили.

Ничего нетронутого не осталось, ничего, в Кремль – и тот Дворец Съездов запихали.

И только в метро благодать. Только там все в неприкосновенности. Вот тебе метро сталинское — «дворцы для трудящихся», вот станции-хрущобы с сортирной плиткой, вот мрачноватый официоз брежневских 70-х, вот лужковская подземная Москва, с кичевой роскошью и эмалями Церетели, где все — грузины, даже Кутузов.

А вот подземка собянинская, со всеми присущими особенностями, разве что без плитки. И все на месте, все никуда не делось, стояло и стоять будет.

Вся история как на ладони. Если что менялось, то только…

(дальше по ссылке)

https://vad-nes.livejournal.com/619565.html

Автор публикации

не в сети 1 год

Вадим Нестеров

-1
Комментарии: 0Публикации: 43Регистрация: 28-02-2019