Коронореволюция или парад преемников?

Пандемия коронавируса всколыхнула российское политическое пространство, успокоившееся после новостей об обнулении президентских сроков Владимира Путина. 31 марта этого года Госдума и Совет Федерации в экстренном порядке приняли закон, который дает правительству право вводить режимы повышенной готовности и самой чрезвычайной ситуации. А еще 29 марта мэр Москвы Сергей Собянин закрыл столицу на жесткий карантин, что затем повторили главы других регионов. А к россиянам напрямую обратился зампредседателя Совбеза Дмитрий Медведев. Во всем этом не было видно лишь первое лицо нашей политики – самого президента Владимира Путина.

В современной России власть является гипертрофированно централизованной, и большинство решений принимает сам глава государства. Однако после своего указа от 25 марта о «нерабочей неделе» Путин из политической повестки на какое-то время выпал, а другие органы власти и официальные лица вели себя так, как будто его не существует.

29 марта столичный мэр Сергей Собянин выпустил указ о введении в Москве режима повышенной готовности к ЧС, а затем расширил его рамки. Чем по сути вышел за границы своих полномочий, так как режим повышенной готовности носит «мягкий» характер, и запрещать гражданам передвигаться по улицам и вводить какую-либо «самоизоляцию» при нем нельзя. Для этого нужен полноценный режим ЧП, вот только ввести его может лишь президент с одобрения Совета Федерации.

Затем к россиянам в своих соцсетях обратился зампредседателя Совета Безопасности Дмитрий Медведев, который предостерег людей от легкомысленного отношения к пандемии. Но почему выступил именно он? И в качестве кого?

В прошлом Медведев был президентом и главой правительства, то есть первым-вторым лицом в государстве. Однако в Совбезе немало политиков, некогда занимавших высокие посты. Почему к гражданам не обратился зам секретаря и бывший глава МВД Рашид Нургалиев или сам секретарь Совбеза Николай Патрушев, который в прошлом был директором ФСБ? Почему именно Медведев?

Для начала, он является узнаваемой фигурой, люди его попросту знают. Кроме того, Медведев занимается вопросами национальной безопасности, а борьба с эпидемиями в его полномочия явно входит. И, наконец, именно под него было создана специальная должность зама председателя Совбеза. Об этом нередко забывают, но возглавляет Совет Безопасности не секретарь, а сам президент, по должности являющийся председателем. Таким образом, Медведев – все еще заместитель Путина, только в другом органе. А эксперты с самого назначения Медведева приравнивают его новую должность к вице-президентской, по примеру США. Зампредседателя Совбеза, как и американский вице-президент, исполняет конкретные поручения президента и заседает в важном правительством органе. Только у нас, в силу российской специфики, он не избирается и находится в другой структуре власти. Так что Медведев фактически обратился к нации в качестве вице-президента, который выступает от лица и по поручению главы государства.

А 31 марта Госдума и Совет Федерации в ускоренном порядке приняли закон, который позволяет правительству вводить режимы повышенной готовности и самой чрезвычайной ситуации, а также устанавливать обязательные правила поведения при этих режимах. Раньше это могла делать только специальная правительственная комиссия во главе с министром по ЧС, а теперь такую возможность получил и премьер Михаил Мишустин. Правительство также получило право координировать единую систему предупреждения и ликвидации ЧС.

Таким образом, в условиях ЧС правительство получило большие полномочия, которыми раньше не обладало. А Мишустин одобрил меры, принятые Собяниным, и предложил распространить их на другие регионы, что и было сделано.

Во всем этом мы можем увидеть тот редкий случай, когда органы власти самостоятельно пользуются своими полномочиями, координируют и поддерживают действия друг друга, и все это – без руководящей руки главы государства. Правда, по мнению политологов, в условиях сильной президентской власти все выступления и меры Собянина, Медведева и Мишустина не смогли бы произойти без одобрения и поддержки самого Владимира Путина. Так что никакой чаемой некоторыми «коронареволюции» или «перехвата власти» с большой долей вероятности не было.

Но зачем Путин ушел в тень? Почему он предоставил своим подчиненным возможность принимать решения без его мудрого руководства?

Здесь могут быть две причины. Первая – президент банально боится падения своего рейтинга перед будущим голосованием за поправки в Конституцию и обнулением сроков, потому что жесткий карантин одобрят далеко не все. Поэтому он переложил ответственность на правительство, глав регионов и Совбез, которые теперь будут отвечать за все последствия. Как говорится, инициатива – наказуема.

А, с другой стороны, Путин вполне мог переместить других людей в фокус общественного внимания, чтобы понять, как на них отреагируют. В прошлом он уже говорил, что хотел бы, чтобы однажды власть в России не была так связана с личностью одного человека. А борьба с коронавирусом, во главе которой стоят другие политики, а не он – это хорошее начало для постепенного отказа от персонификации власти. И устроив своим подчиненным проверку эпидемией, Путин вполне может в будущем выбрать кого-то из них своим преемником. Если искушение снова взобраться на трон после обнуления сроков не окажется слишком сильным.

1

Автор публикации

не в сети 1 день

Watcher639

1 713
Комментарии: 305Публикации: 485Регистрация: 08-10-2019