О мифе и борьбе за свободу

Нередко приходится слышать о том, что гражданам России якобы недостает силы, энергии и смелости для того, чтобы эффективно противостоять власти. В отличие от тех же украинцев, которые, чуть что им не по нраву, сразу же устраивают Майдан. Однако подобные рассуждения не имеют никакой связи с реальностью и легко разрушаются конкретными примерами.

Например, в прошлом году в Екатеринбурге множество людей активно протестовали против строительства храма на месте сквера, и добились своего, несмотря на обыски, допросы, уголовные дела и штрафы, а также усилия нанятых спортсменов, которые мешали гражданам отстаивать их законные права.

Однако в Майдан эти события не переросли. Но вовсе не из-за какой-то мифической «покорности» русских власти, а по вполне конкретным политическим причинам, которые обвинители не любят анализировать.

Для начала, майданы и революции всегда происходят в столицах. Евромайдан 2013-2014 годов, события 3-4 октября 1993 года в Москве, Октябрьская революция 1917, Французская революция 1789 и многие другие происходили очень близко от непосредственного местонахождения власти в государстве. Те же движения, что начинались в провинции, вроде восхождения на трон короля Генриха IV в ходе Религиозных войн во Франции в XVI веке, похода Минина и Пожарского, действий испанских националистов Франко, китайской революции Мао Цзэдуна побеждали лишь в результате длительной гражданской войны, предпосылок для которой сейчас нет ни в России, но в других цивилизованных странах мира.

Кроме того, для длительного противостояния власти оппозиционеры нуждаются в политической, информационной и экономической поддержке. А она действительно возможна на Украине, расколотой на несколько влиятельных групп, но невозможна в России, давно подконтрольной авторитарному главе государства.

Большее значение для успеха или провала любого оппозиционного движения имеет и личностный фактор – то есть сами лидеры протеста и лица у власти, которые им противостоят. Скажем прямо, такой нерешительный и боязливый президент, как Виктор Янукович, попадается далеко не часто. Вероятно, он чувствовал раскол украинских элит и поэтому так и не решился разогнать Евромайдан силой.

А вот президент Венесуэлы Николас Мадуро чувствует себя уверенно, хоть и находится в более сложной ситуации, чем Янукович – катастрофа в экономике, прямой конфликт с Америкой, сильная оппозиция в парламенте и ее популярный молодой лидер. Однако, несмотря на все это, Мадуро продолжает сидеть на своем месте и никуда не собирается, а венесуэльский Майдан все никак не победит.

И, наконец, немалую роль играют и сами слабости российской оппозиции. У нее нет объединяющей идеи, способной привлечь к протесту всех. И если власть едина в своем желании подавить протесты, то в оппозиции и самом российском обществе – раскол. Причем по самому главному вопросу — какого будущего мы хотим для нашей страны?

И Путин это прекрасно понимает, поэтому и сохраняет власть в своих руках такое долгое время, умело представляя оппозицию в качестве маргиналов и меньшинства в обществе.

Слабость российской оппозиции – это, как говорится, не наша вина, это наша беда. Но для того, чтобы это изменить, нужно не строить простейшие демократические теории, которые все объясняют одной фразой, а изучать реальный общественный опыт, сопоставляя ситуацию в нашей стране с историческими примерами, объясняющими, почему в той или иной стране протесты добились успеха.

2
Для того, чтобы оценить статью Вам необходимо иметь на сайте проекта не менее 3 публикаций!

Автор публикации

не в сети 2 часа

Watcher639

1 450
Комментарии: 203Публикации: 437Регистрация: 08-10-2019