После пандемии винтаж и секонд–хенды выйдут на пик популярности

К вирусу и кризису в новостной повестке многие уже, кажется, привыкли. Но чем дольше продолжается этот по меньшей мере диковинный период, тем сильнее крепнет желание вернуться к банальным, обыденным радостям: из очевидного — к покупке обновок к летнему сезону. Тут–то на сцену и выходит шопинг в винтажных магазинах и секонд–хендах — самый бюджетный способ отыскать затерявшийся индивидуальный стиль.

Индульгенция поношенного

В свежем отчете международной платформы по поиску модных товаров говорится: за прошедший год количество поисковых запросов в сегменте люксового винтажа выросло на 62%. В целом переход к включающей в себя использование б/у вещей «устойчивой моде» — той, что противостоит бесконечной ротации коллекций в масс–маркете, — один из глобальных трендов fashion–мира.

Неудивительно: из «высоких» целей — экологичность за счет осознанного потребления, из более приземленных — сравнительная дешевизна и подчеркнутая неповторимость вещей (из–за специфики точно в такой же одежде вряд ли кого–то встретишь на улице).

«Мода циклична: именно так пару лет назад к нам в гардеробы вернулись костюмы и пиджаки, популярные в 1990–е сумки–багеты и вещи с широкими плечами из 1980–х. На повторении тенденций и выигрывают винтажные магазины, ведь у старых вещей качество зачастую гораздо лучше, чем сейчас в масс–маркете. Материалы, текстуры, фасоны, сочетания — это дух прошлого, раритеты», — объясняют специалисты.

Меняется и восприятие вещей «из вторых рук»: «Мы сами любим ходить по секондам и искать интересные вещи — это что–то вроде нашего хобби. Мы абсолютно не чураемся носить вещи из секонд–хендов, они составляют большую часть нашего повседневного гардероба. Это желание сделать моду доступной и экологичной», — говорит Мария Емельянова, одна из владелиц винтажного магазина.

«Думаю, именно сейчас вернется мода на секонд–хенды. В том числе потому, что это будет актуально и в регионах — зачастую здесь выбор одежды и онлайн–шоурумов меньше, но многим точно так же хочется выглядеть модно», — прогнозирует Анастасия Суханова–Штин, создательница винтажного онлайн–магазина.

От Европы до «Уделки»

Где берутся вещи, которые впоследствии гордо зовутся «винтажем» или прагматично — «секонд–хендом»? Пожалуй, первый ответ, который приходит в голову, — их привозят из Европы.

«За новыми вещами мы каждый месяц отправлялись в Финляндию или Эстонию — там выбор намного больше. Мы приезжали утром, обходили несколько секонд–хендов в поисках вещей и уезжали вечером того же дня», — говорит Мария Емельянова.

Но даже с закрытыми границами и, что очевидно, после завершения периода самоизоляции винтажным лавкам и секондам будет где обновить ассортимент: большинство магазинов закупаются на Удельном рынке.

«Мы начинали так: просто поехали на “Уделку” и купили 70 вещей на 15 тыс. рублей. За похожую сумму здесь можно найти красивую одежду, но нужно понимать, что, скорее всего, она не будет сделана в США или Италии. Перепродается такая одежда за 500–800 рублей, но большая наценка оправданна: выбрать из вороха старого тряпья действительно привлекательную вещь — это сложно», — объясняет Александр Рыбалко, бывший совладелец винтажного магазина.

Еще один способ — поиск стоящих вещей по обычно не самым эстетичным фотографиям от пользователей «Авито». Такой вариант, правда, нравится не всем.

«Да, там очень много хорошего, но и времени на поиски уходит достаточно: приходится постоянно отправляться в разные уголки города. И порой приезжаешь, а вещь выглядит ну совершенно не так, как на фотографии», — рассказывают специалисты.

Другой метод работы, который освоили одиночные секонд–хенды, — это система периодических предзаказов: «Поиск бывает подготовленной и методичной процедурой, перед которой проводится опрос в “Инстаграме”. Также мы ориентируемся на самые продаваемые товары, хотя бывают и спонтанные покупки», — делятся подходом представители магазина.

Смотреть можно, трогать — позже

Единого мнения о том, где лучше продавать «бывшее в употреблении», нет. Кто–то настаивает на первостепенном онлайне и, как следствие, отсутствии арендной платы (что сейчас особенно актуально). Другие же делают ставку на шоурумы.

«Большинство наших продаж происходило на мероприятиях — ярмарках, маркетах. Но из этого нельзя сделать один вывод на всех: мы знакомились и встречались с конкурентами, и у многих основной канал продаж — именно интернет. Владельцы, бывает, получают от такого проекта зарплату в 2 раза выше, чем в среднем по Петербургу», — рассказывает Александр Рыбалко. И добавляет, что и им предлагали выйти в онлайн — продавать вещи на eBay. Тогда непосильными для молодого магазина оказались необходимые объемы — от 400 позиций в месяц.

Вот почему основным методом продвижения все чаще становится Instagram, в котором винтажные магазины и секонды находят свою особенность.Итог чуть ли не каждого поста — одежда, разлетающаяся за минуты. Некоторые благодаря онлайну даже начинают перепрофилироваться: «Число подписчиков в “Инстаграме” увеличивалось, и мы решили уйти в формат комиссионного магазина. Это минимизировало наши затраты на закупку вещей, а к винтажу добавились более современные модели. Люди вновь привыкают к забытому слову “комиссионка”. Помимо известных каналов продаж своих вещей у них появляется новая площадка для продаж», — рассказывают в интернет-магазине.

От роскоши с историей до простых недорогих моделей, от всепоглощающего онлайна до камерной лавки — сейчас в России винтаж и секонды, похоже, покрывают любую аудиторию. И если раньше вещи «из вторых рук» воспринимались потребителями как вынужденная мера, то сейчас это скорее охота–игра, главное правило которой — найти недорогую, но уникальную вещь.

Источник 

6

Автор публикации

не в сети 4 дня

origon

971
Комментарии: 0Публикации: 402Регистрация: 04-07-2019