Он вам не Димон: почему Мишустин – не Медведев?

Современный российский политико-экономический тренд – это обнуление. Причем, наблюдается он довольно явно. На прошлой неделе, например, цена на нефть марки Urals упала ниже $11 за барель – минимального значения, которое в свое время провело черту между сложными девяностыми и началом современной эпохи. О конституции и президентских сроках – и вовсе умолчим.

Говорят, что история развивается по спирали. В свое время Борису Ельцину для проведения непопулярных экономических реформ понадобился либерал Егор Гайдар, который на многие годы стал народным «козлом отпущения» несмотря на то, что в реальности он был всего лишь «доктором», проводившим необходимые для оздоровления страны процедуры. Гайдар, был «призван» на службу в 1991-м и с небольшими перерывами проработал на различных постах до 1994 года.

Спустя почти 12 лет, в ноябре 2005 года, находившемуся на пике популярности Владимиру Путину тоже понадобился доверенный антипод либерального толка, который после небольшого перерыва позволил бы вернуться в президентское кресло  и стал бы громоотводом для дискредитированных государственных проектов, использовавшихся как рычаги влияния на электорат. И этим антиподом стал Дмитрий Медведев.

Период подготовки «рокировки» и разработки планов завершается в 2008 году — в тот момент, когда Медведев становится президентом России на один срок. А спустя еще «почти 12 лет», в начале 2020 года, Владимир Путин вновь вводит в игру технократа-либерала Михаила Мишустина

Гайдаровская эпоха

В 1991 году Борис Ельцин прекрасно понимал, что главной задачей текущего времени является вывод России из экономического коллапса, обусловленного развалом СССР. Это могло быть осуществлено только с помощью полного перехода к рыночной экономике и капиталистическому строю, пусть и на наш, российский манер, но все же.

Плановая экономика, действовавшая в Советском Союзе, к которой так привыкло население, медленно, но верно умирала еще со времен объявленной Михаилом Горбачевым перестройки. Однако, для полноценного запуска модели капитализма необходимы были реформы, которые электоратом воспринимались как покушение на стабильность. И это при том, что они были необходимы для удовлетворения социального запроса на положительные изменения.

Осознавая, что проведение таких реформ сильно ударит по рейтингу доверия и на следующий срок полномочий можно не претендовать, Ельцин вводит в правительство либерала-реформатора, выписывая ему карт-бланш и на всю страну декларируя: «Вы были недовольны положением дел? Ориентировались на Запад и хотели, чтобы у нас было как у них? Пожалуйста, вот вам либерал, пусть работает!».

Гайдар с задачей вполне справляется: либерализирует цены, переводит страну от «плана» к госзаказу, сокращает армию и бюджетные расходы, вводит НДС, заменяет государственные инвестиции кредитами, создает негосударственные пенсионные фонды и закладывает основы страховой медицины.

Однако, проведенные реформы в одночасье не заработают и для того, чтобы увидеть позитивные последствия нужно время, которого нет. Страна задыхается в затяжном экономическом кризисе. Государственного бюджета банально не хватает для удержания курса рубля. Не спасают даже средства, привлеченные под государственные облигации.

Электорат проклинает реформатора Гайдара, который, по их мнению, провалил реформы. Народ не понимает, что для вступления в полную силу изменений осталось сделать только один шаг – перезагрузить, или как говорят сегодня, обнулить экономику. Что и происходит в 1998 году.

Первое пришествие и рокировка

Первый президентский срок Владимира Путина и все его успехи как раз стали последствиями Гайдаровских реформ, которые «вылежались» и выстроились в систему, будучи немного «доработаны напильниками». Впрочем, как и все в нашей стране.

К концу 2005 года Владимир Путин, находящийся во главе государства уже второй срок, прекрасно понимает, что уходить еще рано и создает механизм рокировки. Он «призывает» псевдолиберала Дмитрия Медведева, которого вполне могла бы постигнуть судьба «забытого» Гайдара.

Стоит отметить, что к моменту рождения Дмитрия Медведева как «полноценной» политической фигуры прошло несколько месяцев со времен урагана Катрина, буквально смывшего Новый Орлеан, в результате чего зреет финансовый кризис, который вскоре всколыхнет мировую финансовую систему.

7 мая 2008 года Дмитрий Медведев становится Президентом России. Вступление в должность происходит на фоне того, как мировой финансовый кризис выходит на финальную стадию формирования и затрагивает Россию. Кроме того, буквально через несколько месяцев, в августе 2008 года, происходит вооруженный конфликт в Южной Осетии.

При этом, главной задачей «выбранного на радость электорату либерала» становится внесение изменений в конституцию – увеличение президентского срока, реформирование силового блока, которое позволит в будущем существенно увеличить его представителям заработную плату и обеспечить их лояльность, а также чистка вертикали власти – устранение неугодных губернаторов и одного политического тяжеловеса: Юрия Лужкова.

Задачи выполнены блестяще: на следующих президентских выборах Владимир Путин идет под развевающимися знаменами политической партии «Единая Россия» и общественного движения «Общероссийский народный фронт», которое создано в противовес дискредитировавшей себя партии.  К тому моменту «ЕР» еще нужна как административный ресурс, однако она слишком запачкана скандалами и ее «сдадут» выполнившему свою задачу Медведеву сразу после перевыборов Путина.

Второе пришествие и обнуление

Почему же Медведева не постигла судьба Гайдара? Многие могли бы подумать, что из-за личных отношений. Однако, скорее, ответами на этот вопрос будут три фактора:

  • Лояльность;
  • Псевдолиберализм;
  • Необходимость поддержания отрицательного фактора – по сути, наличия некоего либерального противовеса.

Итак, лояльность. Человек, «без боя» отдавший кресло обратно, безусловно очень ценен и может быть использован в будущих раскладах, даже если его роль будет сугубо отрицательна. Понимая этот фактор плавно переходим к следующему: наличие псевдолиберального противовеса.

Достаточно вспомнить ситуации, в которых Медведев порождал мемы аля «Денег нет, но вы держитесь!», вопреки которым Путин всегда отвечал: «Сделаем все возможное и изыщем средства!».

Кроме того, такому лояльному человеку можно было доверить огромный административный ресурс, аккумулированный в «Единой России», при этом самому, де-юро, максимально дистанцируясь от дискредитировавшей себя партии, но не теряя контроль над ней.

Ну и вишенка на торте: 12 лет не так уж и много. И в голове всегда должна быть мысль о том, как будут развиваться события дальше. Не понадобится ли новая рокировка, или…например, поддержка на специально созданной должности – заместителя председателя Совета безопасности, полномочия которого определяются президентом.

По сути, эта должность стала «второй в стране». И это при том, что Совет безопасности «является конституционным совещательным органом, осуществляющим подготовку решений Президента РФ по вопросам обеспечения безопасности, организации обороны, военного строительства, оборонного производства, военно-технического сотрудничества РФ с иностранными государствами, по иным вопросам, связанным с защитой конституционного строя, суверенитета, независимости и территориальной целостности РФ, а также по вопросам международного сотрудничества в области обеспечения безопасности».

Кроме того, в его задачи входит формирование государственной политики в области обеспечения национальной безопасности и контроль за ее реализацией, прогнозирование, выявление, анализ и оценка военной опасности и военной угрозы, выработка мер по их нейтрализации, формирование основных направлений государственной внешней и военной политики, оценка эффективности федеральных органов исполнительной власти в области обеспечения национальной безопасности.

Зачем нужен Мишустин?

Вопреки предыдущей схеме реализации «неугодных» проектов, в этот раз все пришлось проводить самому. И вывод из-под удара человека, настолько доказавшего свою лояльность, это отличный ход, добавивший популярности первому лицу страны.

Мало кто понял, что Медведев, по сути, пошел на повышение. А на его место пришла очередная уступка либералам – Михаил Мишустин, который должен «пережить» экономический кризис и «ответить» за результаты после того, как ситуация стабилизируется. И это в случае самого позитивного варианта развития сценария.

В случае негативного – Мишустин окажется виновником очередного дефолта, как в свое время им оказался Гайдар. Причем, роль негативного фактора Мишустина сопровождается и его прошлым. Он выходец из столь нелюбимой всеми жителями структуры – Федеральной налоговой службы.

Именно на его фоне и произошло очередное политическое обнуление и именно ему в вину народ будет ставить то, что он это допустил, оставив Владимира Путина у власти еще на 12 лет. Именно его будут ненавидеть за самоизоляцию и гибель предпринимателей в период пандемии. Именно он окажется виноват в том, что не отменил сборы и налоги, а лишь дал отсрочку по выплате. Чтобы потом, первое лицо государство, могло ответственно заявить: «Я хотел, но мне сказали, что это невозможно!».

Мишустину, в отличие от Медведева, не удастся сохранить свой статус-кво просто потому, что уровень негатива при выходе из схемы будет «пробивать все немыслимые потолки». И его, безусловно, ждет участь Гайдара, которого перестали обвинять во всех бедах только в сытое время второго срока Владимира Путина, когда поняли, что Гайдар был «неизбежным злом».

Однако, в отличие от того же Гайдара, признание заслуг Мишустину вряд ли «грозит». Просто потому, что сейчас не время реформ. И потому, что проводить их ему никто не даст. Его участь «создавать видимость бурной деятельности» и отвечать за все то, что сейчас происходит.

Кроме того, Мишустин – не Медведев, и он вряд ли сможет так долго и безоговорочно подчиняться. Скорее, его интерес будет совсем в другом, а политические амбиции заставят делать неугодные шаги, потому что, в отличие от Дмитрия Медведева, Михаил Мишустин не псевдолиберал, а самый настоящий.

Автор публикации

не в сети 5 часов

Maxco

919
Комментарии: 19Публикации: 181Регистрация: 21-10-2019