Северная Корея: как выживает страна-изгой?

История Кореи насчитывает около двух с половиной тысяч лет — и никогда жизнь корейцев не была легкой. Они сталкивались с голодом и эпидемиями, их завоевывали Китай, Япония и монголы, но корейский народ выстоял и лишь закалился, преодолев все трудности. В середине прошлого столетия некогда единая нация оказалась разделена на два государства — Республику Корея и Корейскую Народно-Демократическую Республику; сегодня Южная Корея процветает и по праву считается одной из богатейших и самых развитых стран мира, а Северная Корея живет в изоляции и пытается справиться с бесчисленными трудностями. Как же КНДР до сих пор существует? Что происходит в одной из самых закрытых стран мира? Как устроена северокорейская экономика?

Спартанские условия

КНДР не повезло с территорией: несмотря на красивые пейзажи и прекрасную природу, для жизни условия не самые благоприятные: только 17% территории страны (20 тысяч квадратных километров) пригодны для сельского хозяйства). Более того, гористая местность, перепады высот, неплодородная почва ещё больше усложняют выращивание сельскохозяйственных культур. Ни о каком разнообразии в питании и вовсе говорить не приходится. В Северной Корее проживает 24 миллиона человек и, как следствие, в стране наблюдается хронический дефицит продуктов питания, а в отдельные периоды кризисов, как, например, в 1990-е годы, — и вовсе голод. Эта проблема приводит к изменению внешнего вида самих людей: так, средний вес северокорейских женщин на 9 кг ниже, чем на Юге, а рост — на 15,7% меньше.

Несмотря на то, что в последние годы ситуация улучшается благодаря использованию удобрений и более современных сельскохозяйственных технологий, Северной Корее ещё очень далеко до того изобилия, к которому привыкли жители развитых стран. Крайне негативное влияние оказывают и жесткие международные санкции: несмотря на то, что экспорт гуманитарно значимых товаров и продовольствия в Северную Корею не запрещён, страна фактически лишена возможности импортировать продукты и оборудование, необходимое для ведения сельского хозяйства, ведь в действительности абсолютно невозможно осуществить какие-либо финансовые операции (простыми словами — получить оплату за свой товар), к тому же нет желающих рисковать оказаться в чёрном списке нарушителей санкций. Единственным выходом остаётся гуманитарная помощь по линии ООН. Однако, по данным международной организации, программа гуманитарной помощи испытывает острую нехватку средств: в 2019 году из требуемых $111 млн были предоставлены только $30 млн, причём наибольший вклад внесли Китай, Россия и Южная Корея. Из-за дефицита финансирования ООН 1,4 млн северокорейцев остались без жизненно важного продовольствия. 

Ржавый двигатель экономики

Центральное место в северокорейской экономике занимает вторичный сектор — промышленность. Что же производится в Северной Корее? Долгое время основой была тяжелая промышленность — производство военной техники, станков, автомобилей, химической продукции, однако в последние два десятилетия фокус смещается на легкую промышленность для обеспечения населения товарами повседневного спроса. Наконец, важную роль играет энергетика. Благодаря обилию рек и гористой местности, в КНДР развита гидроэнергетика, обеспечивающая 69% выработки электричества в стране. Остальное вырабатывается на угольных электростанциях. Впрочем, и здесь проблем масса.

Во-первых, в КНДР добывается преимущественно антрацит, запасы которого оцениваются в $644 млрд; велики также залежи известняка стоимостью в $9 трлн. Однако экспорт полезных ископаемых также запрещён, поэтому все эти богатства, по сути, бесполезны. Антрацит — это высококачественный уголь, который используется в металлургии, но мало подходит для электростанций из-за своей дороговизны. Впрочем, выбора у Пхеньяна нет, и приходится сжигать антрацит, чтобы обеспечить работу энергетической промышленности. Ещё одним источником топлива служат леса. Деревья повсеместно вырубаются не только государственными компаниями, но и простыми жителями, которым надо обогревать свои дома; исчезновение лесов уже стало серьёзной проблемой.

Во-вторых, угольные электростанции серьезно устарели: самые мощные из них — Пукчханская, Пхеньянская, Чхонджинская и Унгинская построены еще в 60-е годы прошлого века руками советских специалистов. С тех пор никакой модернизации не проводилось, и ТЭС отличаются низкой эффективностью, напрасно сжигая огромное количество топливо, а также ненадежностью, что нередко приводит к веерным отключениям электричества.

Ядерная проблема

Хорошим выходом для КНДР могло бы стать использование атомной энергии, ведь АЭС отличаются своей мощностью: один реактор производит энергии больше, чем целая угольная электростанция; при этом в воздух не попадают тысячи тонн загрязняющих веществ. Однако и здесь не все так просто: международные санкции запрещают КНДР развивать атомную энергетику, однако у Северной Кореи просто-напросто нет денег на постройку целой АЭС. Как бы то ни было, КНДР удалось соорудить два маленьких экспериментальных реактора малой мощности, расположенные в центре в Йонбёне. Они используются, однако, не для выработки электроэнергии, а для развития ядерной программы и обогащения плутония, использующегося в ядерном оружии.

Если бы не ядерные амбиции Пхеньяна, вполне возможно, сейчас страна бы не испытывала никаких проблем с энергетикой и не страдала бы от санкций. Так, вступив в 1974 году в Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ), КНДР получила доступ к ядерным технологиям и начала строительство реактора, которое было завершено к 1986 году. В апреле 1985 года, под давлением СССР и в расчёте на строительство с его помощью атомной электростанции, КНДР подписала Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Было также подписано соглашение о строительстве в Северной Корее АЭС с четырьмя легководными реакторами типа ВВЭР-440. Также был подписан контракт о поставке Советским Союзом топливных сборок на сумму около 185 тыс. долларов. С июня того же года на атомных объектах страны начались инспекции МАГАТЭ, в ходе которых обнаружилось, что КНДР намеревается использовать реакторы вовсе не для мирных целей. Программа была свернута, и КНДР продолжает жечь дорогой уголь на старых электростанциях.

Экологический цугцванг

В условиях жестких ограничений и хронически «затянутых поясов» последнее, о чем задумываются северокорейские власти, — это экология. Природа, впрочем, отвевает взаимностью, добавляя проблем КНДР.

Одна из крупнейших экологических проблем в Северной Корее — это исчезновение лесов (дефорестация). За последнее десятилетие площадь лесов сократилась на 210 тысяч гектаров, или на 3,3%. Причём вырубка лесов продолжается уже с 1990 года, когда страна впервые столкнулась с серьезными экономическими трудностями. Тогда площадь лесов в КНДР насчитывала 6,91 млн га, а сейчас — 6,03, то есть потери составили свыше 13%. Для такой небольшой страны, как Северная Корея, это поистине чудовищный масштаб. Если сравнивать с Россией, где площадь лесов составляет рекордные 1,2 млрд гектаров, то масштаб вырубки сопоставим с территорией целого Северо-Западного федерального округа, или Тюменской области, включая ХМАО и ЯНАО. Это приводит к серьезным негативным последствиям: серьезно ухудшается качество воздуха — и без того загрязнённого смогом и пылью, которые ветер приносит из Китая. Также нарушается природный баланс, гибнут животные и растения. Регулярно на страну обрушиваются природные катаклизмы, в частности — наводнения, что во многом является следствием разрушения экосистемы.

Большая часть лесов располагается на склонах гор, и вырубка деревьев приводит к эрозии почвы и разрушительным последствиям, сокращая площадь сельскохозяйственных земель. Регулярные наводнения из-за сильных ливней, типичных для северокорейкого климата, наносят серьезный ущерб фермерам и инфраструктуре из-за отсутствия природных барьеров в виде лесов; нередко случаются засухи, уничтожающие и без того небогатый урожай.

Беда не приходит одна

Казалось бы, что может ухудшить и без того удручающую ситуацию в Северной Корее? Однако пандемия коронавируса принесла с собой новые испытания. КНДР ещё в феврале фактически полностью обрубила связи со своим союзником — Китаем, положив конец даже контрабандной торговле в обход санкций. Так как, очевидно, страна не может обеспечивать себя сама по объективным причинам, несмотря на политику «чучхе», прекращение торговли с Китаем привело к дефициту товаров первой необходимости. Даже в элитных столичных магазинах (а-ля советские «Березки») закончилось обычное подсолнечное масло, не говоря уже о мясе и деликатесах. Летом ливни и наводнения затопили провинцию Хванхэ-Пукто, где выращивается большая часть риса. 

Несмотря на бесчисленные трудности, Северная Корея не только не идёт на уступки, отказываясь закрыть ядерную программу в обмен на снятие санкций, но даже отказывается от иностранной помощи. Впрочем, у всего есть предел. Уже сейчас ресурсы КНДР — в том числе и природные — истощены, и страна несет реальный ущерб от негативных экологических последствий. Как долго ещё сможет продержаться Пхеньян? С одной стороны, кажется, что ему осталось недолго. С другой стороны, жизнь корейцев, а затем и северокорейцев никогда не была легкой — и, кто знает, где находится тот самый предел терпения? Ответы на эти вопросы даст лишь время. А пока Северная Корея борется за своё выживание, несмотря на то, что весь мир ополчился против.

Автор публикации

не в сети 1 день

valexcom

998
Комментарии: 8Публикации: 222Регистрация: 12-03-2020