Вместо козла отпущения — пример для подражания. Сможет ли Китай стать новым мировым лидером?

2020 год начался для Китая ужасно: когда коронавирус начал распространяться в Ухане, многие эксперты опасались, что это станет катастрофой подобной аварии на Чернобыльской АЭС и серьезно пошатнёт стабильность всего государства. Но все произошло ровно наоборот — Пекину удалось молниеносно взять ситуацию под контроль, ввести беспрецедентные карантинные меры и справиться с эпидемией всего за два месяца. В то время как в Великобритании, Франции, Испании, Италии и США тысячи людей ежедневно заболевают COVID-19, Китай возвращается к обычной жизни и в Пекине считают это настоящим триумфом.

Без ложной скромности

Китайская пропаганда работает на полную мощность. Везде только и слышно: «с болезнью удалось быстро и успешно справиться благодаря правлению Коммунистической партии Китая», «Китай спас миллионы жизней, отправив за рубеж 4 миллиарда масок и сотни аппаратов искусственной вентиляции легких», «китайские врачи лечат заболевших в десятках стран за рубежом», «Китай дал время всему миру подготовиться к пандемии, приняв первый удар на себя» и т.д.

Широко освещаются даже незначительные, но символичные акции гуманитарной помощи: так, например, 21 марта из города Иу восточной провинции Чжецзян отправился грузовой поезд в Мадрид. Протяженность пути  составляет более 13 тысяч километров. Поезд доставил 110 тысяч масок и 800 защитных халатов общей стоимостью лишь $50 тысяч. Однако преподносится это как «новый поворотный момент в строительстве Шелкового пути здоровья». 

Помощь другим в интересах самого Китая

Неудивительно, почему Китай так активизировался. Несмотря на недостоверные данные о числе заболевших, никто не сомневается, что ему удалось достичь ошеломляющих успехов в короткие сроки. Китай является крупнейшим производителем большинства экстренно необходимых медицинских товаров и, таким образом, становится бенефициаром в текущей ситуации. «Помощь другим — это помощь и нам самим» — так однажды выразилась одна китайская журналистка. Некоторые западные политологи верят в то, что нынешний кризис станет поворотной точкой, и на место мирового лидера вместо США встанет Китай. 

Действительно, КНР уже давно вступил в гонку за глобальное лидерство — в активную фазу это противостояние перешло в 2017 году с началом торговых войн с США. Теперь же сложившиеся условия играют на руку Пекину: президент США Дональд Трамп явно не стремится возглавить борьбу с коронавирусом, как это делали его предшественники, боровшиеся с Эболой и ВИЧ. Американский лидер отказался от финансирования ВОЗ и помощи другим странам. В то же время, председатель КНР Си Цзиньпин ещё три года назад заявил, что Китай станет мировым лидером по своему международному влиянию к середине столетия. 

Культ личности

По китайскому телевидению ежедневно транслируются репортажи о беседах Си Цзиньпина с мировыми лидерами, которые просят помощи или совета — это преподносится как превосходство китайской системы правления с ее уникальными возможностями по мобилизации людей и ресурсов. Си Цзиньпин — это лидер, спасший страну.

Активизировалось и продвижение инициативы «Один пояс — один путь» («Нового Шёлкового пути») — крупного инфраструктурного проекта по созданию мощного транспортно-торгового коридора между Азией и Европой. «Шёлковый путь здоровья» также является частью этого проекта, и отправленный в Мадрид поезд с гуманитарной помощью служит своего рода хорошей рекламной акцией с ясным посылом: все дороги ведут в Китай.

В беседах с мировыми лидерами Си Цзиньпин часто использует своё любимое выражение: «Общество с общим будущим всего человечества». Звучит довольно безобидно, но вся идея строится вокруг принципа уважения Китая другими странами, которые должны избавиться от представлений о своём превосходстве. На саммите G20 Си Цзиньпин, употребив эту фразу, предложил поделиться опытом и возможностями Китая по борьбе с коронавирусом и призвал своих коллег к сотрудничеству. Таким образом, Китай стремится заполучить лавры «спасителя человечества» и усилить свой вес на мировой арене. 

Мягкая сила — жесткий кулак

Медицинская помощь пострадавшим странам в значительной степени укрепит «мягкую силу» Китая (в противовес «жесткой силе», подразумевающей военную и экономическую мощь). Ставку на развитие «мягкой силы» Коммунистическая партия Китая сделала ещё в 2007 году, и Си Цзиньпин также уделяет ей особое внимание с 2013 года, когда он возглавил страну.

В частности, он дал ход такому проекту, как Институт Конфуция — образовательной организации, занимающейся распространением китайской культуры, а также создал сеть профессиональных пропагандистских китайских СМИ, нацеленных на зарубежную аудиторию; более того, в период пандемии значительно увеличилась информационная активность китайских дипломатов, государственных СМИ и даже ботов в социальных сетях Twitter и Facebook, запрещённых в КНР. 

Пропаганда оказалась эффективной ещё и потому, что США фактически ушли с мировой сцены, сосредоточившись на решении внутренних проблем. Более того, в то время как Китай отправляет медицинскую помощь по всему миру, США отменяют уже заключённые контракты на поставку медикаментов и оборудования, а их союзники — Франция и Германия — обвиняют Вашингтон в «перехвате» поставщиков, что приводит к дефициту масок и защитных халатов в Европе. 

Не все так радужно

С другой стороны, Китаю не так уж и просто завоевать сердца миллиардов: часто под видом помощи отправляются фактически коммерческие партии — за март на поставках медицинского оборудования и материалов Китай заработал $1,5 млрд; нередко их качество оставляет желать лучшего. К тому моменту, когда поезд из Иу добрался до Мадрида, Испания потратила $500 млн на закупку аналогичных китайских товаров — гуманитарный проект окупился в 10 тысяч раз.

Также не выглядят достоверными сведения Китая о числе заболевших и погибших, поэтому и его победа над вирусом вряд ли оказалась такой впечатляющей, как это преподносится. Кроме того, трудно оценить экономические последствия от закрытия фабрик и введения жесткого карантина — ресурсы Китая в ближайшие годы могут резко сократиться вместе с его экономической мощью. 

Не похоже, что и сам Китай стремится занять место США прямо сейчас со всеми присущими атрибутами мирового лидера — главным образом, военными базами по всему миру и участием в конфликтах. Усиление Китая на мировой арене прямо сейчас зависит от нескольких факторов: сможет ли он первым изобрести вакцину и простит ли многомиллиардные долги бедным африканским странам?

В ходе саммита «Большой двадцатки» Китай уже согласился дать должникам отсрочку на 8 месяцев, но будет ли он готов идти навстречу и в будущем, а не использовать это для укрепления своих позиций за счёт закабаления других стран?

Китай думает в первую очередь о себе

Китай, скорее всего, стремится не править миром, а создавать благоприятные условия для себя самого. Во-первых, он продвигает юань в качестве резервной валюты и снижает свою зависимость от доллара. Во-вторых, китайские дипломаты занимают влиятельные посты в международных организациях и непосредственно влияют на формирование мировых правил — например, прав человека или регулировании интернета. 

Журналисты японского новостного агентства Nikkei считают, что Китай не сможет стать новым мировым лидером. Наоборот, ему придётся отвечать за вспышку коронавируса.

Пекин не смог оперативно отреагировать на распространение болезни: о первых случаях инфицирования стало известно еще в декабре, но никаких мер предпринято не было. Вместо этого правительство всеми силами старалось скрыть факты. Когда борьба с пандемией закончится, десятки стран и миллионы людей потребуют компенсации  — подобные призывы уже звучат на высоком уровне в США. По подсчетам британского экспертного центра под названием Общество Генри Джексона, ущерб странам G7 оценивается в $4 трлн. 

Сильнейший экономический удар нанесён и по самому Китаю: ВВП страны сократился в первом квартале 2020 года сразу на 6,8% — впервые с 1992 года. Фактически на несколько месяцев остановилась реализация проекта «Один пояс — один путь», а вместе с этим иссяк поток инвестиций и рабочих, что негативно повлияло на экономики стран Средней и Юго-Восточной Азии. Очевидно, это это не поспособствует росту влияния Китая и симпатий к нему. У Китая в целом нет пояса союзников — лишь десяток африканских стран-должников и некоторые азиатские страны, которые могут считаться скорее друзьями, чем союзниками. Что касается США, то только в Азиатско-Тихоокеанском регионе у страны три союзника — Япония, Южная Корея и Австралия, и все они готовы прийти на помощь. 

Более того, США имеют гораздо больший опыт преодоления кризисов, включая даже такие тяжелейшие потрясения, как Великая депрессия и кризис 2008-2009 годов. Именно Вашингтон часто оказывался в эпицентре и именно ему приходилось брать ситуацию под контроль. У Китая же не было подобных прецедентов, как и опыта борьбы если не с самим кризисом, то с его последствиями.

Когда пандемия закончится, Конгресс и различные исследовательские и экспертные центры изучат допущенные ошибки и выработают меры по их предотвращению в будущем. И даже если Дональд Трамп не победит на выборах в ноябре, правительство страны сохранит свою стабильность, и полученный опыт получит новая администрация. Китай же ничему не научится: открыто говорить ошибках власти недопустимо, ведь в противном случае будет подорвана власть непогрешимого правительства, партии и самого Си Цзиньпина.

Некоторые эксперты считают, что международному сообществу не следует опасаться мирового лидерства Китая — куда вероятнее политическая дестабилизация в стране.

Пекин в первую очередь преследует свои собственные корыстные экономические и политические интересы. Помощь оборачивается выгодными многомиллионными контрактами, а пропаганда в это время укрепляет власть Си Цзиньпина в стране. Как бы то ни было, нельзя не признать впечатляющие успехи КНР в борьбе с коронавирусом — допуская даже существенное искажение статистики.

Претензии Пекина на мировое лидерство, с одной стороны, обоснованы: КНР пытается заполнить вакуум, образовывавшийся после временного самоустранения США из мировой политики. С другой стороны — у него нет ни необходимых политических ресурсов (верных союзников), ни прежнего экономического потенциала, подорванного пандемией. Более того, особенности государственного строя не позволяют провести объективный анализ действий власти и провести работу над ошибками, что снижает готовность к будущим кризисам. Впрочем, лишь время сможет расставить все на свои места.

Автор публикации

не в сети 13 часов

valexcom

998
Комментарии: 8Публикации: 223Регистрация: 12-03-2020