Южно-Китайское море раздора: территориальный конфликт в регионе завтрашнего дня

С началом нового тысячелетия значение Азиатско-Тихоокеанского региона в международной системе продолжает расти и в будущем он может стать важнейшим регионом мира. Это означает, что все территориальные конфликты в АТР оказывают серьезное влияние на состояние региональной и мировой экономики. Наиболее важным из них сейчас выступает территориальный конфликт в Южно-Китайском море между 6 странами региона. В чем он состоит и каковы его перспективы?

С конца 40-х годов XX века на территории Южно-Китайского моря (ЮКМ) в АТР существует территориальный конфликт за контроль над островами. Их принадлежность оспаривают 6 государств – Китай, Тайвань, Вьетнам, Малайзия, Бруней и Филиппины. К указанным островам относятся архипелаг Спратли, Парасельские острова и риф Скарборо. Причем на одну территорию может претендовать более двух государств. Так, Парасельские острова являются предметом интереса для Вьетнама и Китая, принадлежность Скарборо оспаривается Китаем и Филиппинами, а архипелаг Спратли является предметом претензий со стороны Брунея, КНР, Малайзии, Вьетнама и Филиппин. Пересечение интересов этих государств, а также вовлечение в конфликт других важных как региональных, так и мировых игроков, включая США, придает ему особенную сложность.

Территориальные споры в Южно-Китайском море

Но прежде чем обратиться к самому территориальному конфликту рассмотрим историю его появления и развития.

Стоит сразу заметить, что до XX века какие-либо конфликты из-за принадлежности островов отсутствовали. В начале прошлого века начинаются первые споры между китайской империей Цин и Индокитайским союзом (частью Французской колониальной империи) касательно принадлежности островов. В 1930-х годах правительство Китайской Республики отказалось от предложения французов рассмотреть спор в суде международной юрисдикции. Собственно, схожей тактики КНР придерживается и сейчас.

В 1939 году Япония оккупировала несколько островов в ЮКМ и использовала их территорию для военных целей. А в 1947 г., уже после капитуляции Японии, коммунистический Китай представил на всеобщее обозрение карту, на которой его граница в ЮКМ была обозначена в виде так называемой«девятипунктирной линии» . Это линия включает в себя не менее 90 процентов всего ЮКМ, в том числе и спорные острова. В результате этих действий территориальный спор перешел в открытую фазу.

Карта на которой красным цветом нанесена «Девятипунктирная линия» Китая. (в июне 2014 г. китайские власти добавили 10-й пунктир восточнее о.Тайвань). Голубым цветом показаны границы исключительных экономических зон стран региона (Китай, Вьетнам, Малайзия, Индонезия, Бруней, Филиппины, Южной Кореи, Японии). Синим цветом показаны спорные границы и наложение ИЭЗ Китая и Японии.

В истории самого конфликта можно выделить 4 основных этапа:

1. 1950-1960 гг. В этот период Филиппины заявили о своем суверенитете над северными островами архипелага Спратли, что вызвало резко негативную реакцию КНР, объявившего весь архипелаг и Парасельские острова своей территорией.

2. 1970-1980 гг. В это время происходило военное противостояние между Китаем и Вьетнамом. В 1974 г. КНР совершила нападение на силы проамериканского Южного Вьетнама, находившиеся на Парасельских островах, нанесла им поражение и захватил эту территорию. Используя грубую силу Китай делал ставку на то, что Соединенные Штаты, выводившие тогда войска из Вьетнама в результате фактического поражения во второй Индокитайской войне, не поддержат своего союзника. Что, собственно, и произошло, так как Вашингтон и Пекин незадолго до этого нашли точки соприкосновения в противостоянии общему противнику – СССР.

Корабли Южного Вьетнама, которые участвовали в сражении у Парасельских островов

В конце 80-х Китай совершил повторное нападение, на этот раз атаковав уже объединенный социалистический Вьетнам на островах Спратли. Эта «вылазка» вновь увенчалось успехом. Как результат Поднебесная укрепилась и на этом архипелаге.

3. 1990-2000 годы. Уход с мировой арены Советского Союза, конец Холодной войны и серьезные перемены внутри самой КНР привели к изменению ее внешней политики. Все еще отстаивая свой контроль над ЮКМ, Пекин, чтобы избежать возможной политической изоляции, взял курс на сотрудничество с другими государствами региона. Китай принял участие в форумах международной организации АСЕАН. Пекин проявил готовность пойти на компромисс, но сами страны АСЕАН, вроде Филиппин и Малайзии, имевшие претензии друг к другу, не смогли сформировать общую позицию по разрешению конфликта.

4. 2009-настоящее время. На современном этапе в территориальный спор в АТР начинают активно вмешиваться мировые игроки, прежде всего, США. В начале 2010-х госсекретарь Хиллари Клинтон заявила, что у Штатов есть стратегические интересы в АТР, и они могут быть посредниками в разрешении конфликта. При действующем президенте Дональде Трампе США усилили свое давление на КНР, стремясь не допустить, чтобы он занял доминирующее положение в регионе. Актуальную позицию Белого дома выразил предыдущий пресс-секретарь Трампа Шон Спайсер, заявивший, что США не считают спорные острова в ЮКМ территорией КНР и будут защищать акваторию международного судоходства от захвата одной страной.

Хиллари Клинтон, госсекретарь США в 2009-2013 гг.

Китай раскритиковал позицию США и продолжил настаивать на урегулировании спора в двухстороннем формате. Он хочет вести отдельные переговоры с каждой страной-участником спора и отказывается от дискуссии в многостороннем формате, тем более с посредничеством третьих стран, не считая, что в ЮКМ существует какой-то общий территориальный конфликт.

Рассмотрев историю территориального спора в ЮКМ, необходимо объяснить, почему острова в этом регионе вообще представляют такую ценность и за них так бьются несколько государств.

Дело в том, что через акваторию ЮКМ проходят торговые пути, по которым осуществляются международные морские коммуникации, в том числе транспортировка углеводородов из региона Ближнего Востока, включая около 80% всей нефти, импортированной КНР и Японией. Но особенную важность имеет Малаккский пролив, через который каждый год проходит до 70 тысяч судов разных стран и 20 тысяч танкеров с нефтью, что составляет около половины всего мирового тоннажа торгового флота и трети общемирового морского трафика.

Кроме того, в ЮКМ еще во второй половине прошлого века были обнаружены большие залежи углеводородов, которые, по оценкам Китая, могут составлять не менее 120 млрд. баррелей нефти и 500 трлн. кубометров газа. Хотя эти данные не подтверждаются американскими специалистами, называющими гораздо более скромные цифры – примерно 11 млрд. баррелей и до 6 трлн. кубометров, это все равно придает ЮКМ огромное стратегическое значение и объясняет, почему государства АТР, испытывающие недостаток собственных энергоресурсов, так стремятся контролировать этот район.

Судоходство и природные ресурсы в Южно-Китайском море

Объяснив ценность островов ЮКМ для стран региона, втянутых в территориальное противостояние, обратимся непосредственно к противоборствующим сторонам.

КНР основывает свою позицию на том, что спорные острова были открыты китайцами еще несколько тысяч лет назад и они присутствуют на картах разных правящий династий и в других источниках задолго до того, как проблема их принадлежности вообще возникла. Позиция Поднебесной строится на принципе «Три нет»: нет – многосторонним переговорам, нет – приданию конфликту международного статуса, и нет – обозначению конкретных территориальных претензий в ЮКМ. Обладая статусом сильнейшей державы региона, Китай может позволить себе занимать бескомпромиссную позицию по контролю над морем, так как считает этот район зоной своих национальных интересов. Однако Пекин в настоящее время не заинтересован в прямом военном конфликте, так как это может поколебать его статус сверхдержавы, поэтому предпочитает вести мирные переговоры по территориальным вопросам.

Сейчас Пекин контролирует все Парасельские острова и часть рифов Спратли. Для установления своего суверенитета над ЮКМ Китай интенсивно милитаризует подконтрольную территорию, создавая искусственные острова и размещая там военную инфраструктуру и военную технику, включая аэродромы и подвижные артиллерийские установки. Одновременно Пекин развивает на островах и гражданскую инфраструктуру, в том числе как для рыболовства, приносящего государству значительный доход, так и для разработки находящихся в ЮКМ нефтегазовых ресурсов.

Процесс создания Китаем искусственного острова в пределах архипелага Спратли

Позиция Вьетнама, в свою очередь, заключается в его претензиях на контроль над всеми островами в ЮКМ, которое он называет своим Восточным морем. Сейчас Вьетнаму принадлежат 5 островов, включая и сам остров Спратли, и 16 рифов. Именно Вьетнам в прошлом являлся противником КНР во время военных столкновений на островах, и в настоящий момент между странами продолжаются стычки в водах, на которые они претендуют. В отличие от Поднебесной, Вьетнам заинтересован в интернационализации конфликта и пытается разрешить его через взаимодействие с региональными и мировыми игроками, вроде США, России и Японии, а также с международными организациями. Именно он в 2009 году совместно с Малайзией подал заявку в ООН, в которой описал свою позицию по территориальным границам, чем вызвал большое недовольство со стороны Китая.

Большую роль в конфликте в ЮКМ играют Филиппины. Они претендуют на весь архипелаг Спратли, кроме острова Чыонг Ша (вьетнамское название о.Спратли). Сейчас Манила контролирует 9 территориальных объектов, 5 из которых — острова. Филиппины также заинтересованы в интернационализации конфликта, поэтому в 2013 году, исчерпав возможности договориться с КНР, подали в Гаагский международный арбитражный суд. Он, в свою очередь, в 2016 г. вынес решение, что Китай не имеет «исторического права» на спорные территории, которое тот, само собой, не признал. Однако Филиппины, защитив свою позицию в суде, не намерены отказываться и от дальнейших переговоров с Поднебесной.

Повлиять на развитие ситуации может и действующий президент Филиппин Родриго Дутерте, взявший курс на определенное сближение с Китаем. К примеру, на саммите АСЕАН в 2017 году он отказался от критики действий КНР в регионе. Однако, выстраивая более спокойные отношения с Поднебесной, Филиппины не отказываются от своих территориальных претензий на острова Южно-Китайского моря. Для укрепления своего суверенитета над подконтрольными территориями они так же, как и Китай, развивают там военную инфраструктуру.

Позиция Малайзии состоит в претензиях на 12 островов и рифов архипелага Спратли. В настоящее время под ее контролем находится 5 островов в ЮКМ, на трех из которых она построила военную и гражданскую инфраструктуру, в то же время занимаясь добычей энергоресурсов в пределах подконтрольных вод и не признавая китайскую «девятипунктирную» линию. Несмотря на периодические вторжения судов Китая в акваторию государства, Куала-Лумпур не заинтересован в открытом противостоянии с Пекином, в основном по причине интенсивного экономического сотрудничества между странами. Однако Малайзия, как и Вьетнам, стремится к интернационализации конфликта и привлекает к его разрешению мировых игроков – Соединенные Штаты, Австралию и Японию.

Тайвань во многом разделяет позиции континентального Китая, однако в силу своего статуса частичного признанного государства, неспособен полноценно участвовать в разрешении конфликта и в подписании международных соглашений, вроде документа о поведении сторон, принятого странами региона в 2002 году. Он контролирует один остров Иту Аба или же Тайпиндао – своеобразный форпост Тайбея в архипелаге Спратли — на котором функционирует военный аэродром.

Не слишком активно в территориальном споре участвует Бруней. Не контролируя острова в ЮКМ, он претендует на риф Луиза, с 80-х гг. занятый Малайзией. У побережья Брунея ведется разработка нефтяных месторождений, в том числе с участием китайских компаний.

Все участники конфликта в АТР и их территориальные претензии

Определив взгляды противостоящих государств, проследим, какие обострения ситуации происходили в ЮКМ в 2019 году.

Следует заметить, что большинство обострений в прошлом году были связаны с интернационализацией конфликта и противостоянием между КНР, странами региона и западными державами, не признающими контроль Пекина над ЮКМ.

7 января 2019 года американский эсминец «USS MacCampbell» прошел неподалеку от Парасельских островов, на которые претендуют Китай, Тайвань и Вьетнам, тем самым оспорив суверенитет первого над этой территорией.

В январе и феврале прошлого года также состоялись совместные британо-американские военно-морские учения в Южно-Китайском море. Американское командование выразило желание и в дальнейшем привлекать союзников для подобных операций в будущем с целью сдержать КНР и не дать ему изменить статус ЮКМ.

Более того, растущая милитаризация водного пространства и усилия КНР по установлению своего контроля над всеми близлежащими морскими территориями подтолкнула к действиям и другие европейские государства. Так, в апреле 2019 года французский корабль «Vendemiaire» прошел через Тайваньский пролив, соединяющий Южно-Китайское море с Восточно-Китайским, после чего Поднебесная выступила с резким протестом и обвинила Францию в незаконном вторжении в «китайские воды». Правда, если придерживаться положений международного права, то Тайваньский пролив, который между собой делят КНР и Тайвань, никак не является внутренней акваторией первой.

А в мае прошлого года к оспариванию суверенитета Китая над акваторией ЮКМ присоединились и другие международные игроки. Были впервые проведены учения, в которых приняли участие Филиппины, Индия, Япония и США в заливе Чанги, находящемся на пути из Малаккского залива в ЮКМ. Корабли 4 стран во главе с американским эсминцем прошли в Сингапур, где проходил саммит АСЕАН+. Собственно, это стало еще одним достижением США в деле создания широкой международной коалиции, направленной против Китая.

Американские и японские корабли в Филиппинском море

В ответ на это КНР пытается усилить присутствие в ЮКМ и обеспечить собственную региональную безопасность. С 2018 года она вдвое увеличила свои военные силы в регионе. А в первом квартале прошлого года сотни китайских военных судов окружили часть островов, которая находится под контролем Филиппин, с целью давления на власти этой страны.

Учитывая то, что КНР не собирается отказываться от суверенитета над ЮКМ, даже усилия международной коалиции по оспариванию его претензий могут привести лишь к большему развертыванию сил НОАК в регионе.

Не менее интересную позицию занимают региональные игроки, которые не втянуты непосредственно в территориальный конфликт. Из них необходимо выделить, прежде всего, Индонезию, Японию и страны Корейского полуострова.

Индонезия не заинтересована в островах ЮКМ, но обеспокоена защитой своих морских границ, иногда позволяя себе даже топить суда, нарушившие ее территориальные воды. Она также проводит масштабные военные учения. В 2015 году правительство Индонезии планировало построить новую военную базу на архипелаге Натуна, входящем в китайскую зону интересов. Однако при этом именно Индонезия предложила свое посредничество в разрешении конфликта в Южно-Китайском море, например, в разработке Кодекса поведения сторон, согласно которому все споры должны были разрешаться мирным путем.

Япония тоже не заинтересована в территориях в ЮКМ, однако имеет собственный территориальный конфликт с КНР за обладание островами архипелага Сенкаку в Восточно-Китайском море. По этой причине она выступает за сдерживание Поднебесной и поддерживает усилия США по интернационализации конфликта в ЮКМ.

Что касается стран Корейского полуострова, то Южная Корея, являющаяся одним из главных союзников Америки в регионе, традиционно выступает в ее поддержку. Северная Корея же в целом поддерживает Китай. Однако обе страны слишком отвлечены конфликтом между собой, чтобы активно участвовать в ситуации вокруг Южно-Китайского моря.

Региональные игроки, напрямую не втянутые в территориальный конфликт

Что касается Соединенных Штатов, то они долгое время касательно этого вопроса сохраняли нейтралитет. Однако, с началом 2010-х годов и новым курсом «поворота» в сторону АТР, американцы начинают считать этот регион стратегическим для своих национальных интересов. Соответственно, они активно включаются в конфликт и начинают привлекать к участию к нему все больше стран. Вашингтон предлагал посредничество в разрешении конфликта, однако Пекин резко отказался, настаивая на том, что спор должен быть урегулирован на региональном уровне.

Соединенные Штаты опасаются усиления Китая в ЮКМ, что поставит под угрозу не только их статус неоспоримого лидера в регионе, но и чисто экономические интересы. Поэтому, под предлогом обеспечения свободы судоходства, США активизировали свое военное присутствие в Южно-Китайском море и проводят учения с союзниками на постоянной основе. При этом действия США поддерживают не только традиционные партнеры – Япония и Австралия, но и другие страны такие как Вьетнам, Индонезия и Индия, а также Филиппины, переживающие очередное ухудшение отношений с Китаем и заинтересованные в его сдерживании. Более того, у американцев есть проект создания широкой коалиции держав с участием не только региональных союзников, но и Франции, Великобритании, Новой Зеландии и Канады.

Европейские страны, прежде всего, Англия и Франция, в целом разделяют позицию США. Однако у них есть и собственные интересы в ЮКМ, основанные на прежних колониальных позициях. Так, Франция до сих пор владеет островами в Индийском и Тихом океане, поэтому Париж заинтересован в расширении своего влияния и в акватории ЮКМ.

Что ж, очередь дошла и до России. Позиция Москвы в последнее время так же претерпела определенные изменения. Прежде Кремль придерживался односторонней прокитайской ориентации, даже в ущерб отношениям с другими странами Юго-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона. Например, после решения Гаагского международного арбитража в 2016 году президент России В.Путин открыто поддержал Китай. Однако сейчас позиция российского внешнеполитического ведомства, заявившего еще в 2018 года, что Москва не собирается создавать никаких союзов с Пекином, начинает выравниваться в сторону более прагматичного курса. Россия развивает отношения не только с КНР, но и с Вьетнамом, Филиппинами и другими государствами АТР. Важную роль здесь играет и то обстоятельство, что присутствие нашей страны в Южно-Китайском море является минимальным, и территориальный конфликт там не касается напрямую российских интересов. Тем не менее, руководство России осознает важность выстраивания и укрепления межгосударственных отношений в той области земного шара, а также увеличении своей роли и влияния на «общий климат» региона.

Владимир Путин, действующий президент России

Если же говорить о международных организациях, то, например, ООН устами своего международного арбитражного суда в Гааге еще в 2016 г. выразил мнение, что Китай не имеет никакого «исторического права» на острова в ЮКМ. С тех пор позиция этой влиятельной международной организации не изменилась.

«Большая семерка», в которую входят Германия, США, Япония, Франция, Великобритания, Италия и Канада, в 2017 года призвала к демилитаризации всех спорных островов в Южно-Китайском море. Это, прежде всего, затрагивает интересы Поднебесной, активнее других пытающейся утвердить свой суверенитет над островами путем размещения там военных баз. Пекин осудил это заявление, назвав его вмешательством в территориальные вопросы региона.

Важную роль в разрешении конфликта в Южно-Китайском море играет позиция Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Международная организация еще с конца прошлого века пытается разрешить территориальный конфликт. В 2002 году ей совместно с Китаем удалось подписать «Декларацию о поведении сторон в ЮКМ», которая предполагала решение всех территориальных споров исключительно мирным путем в соответствии с международным правом. Затем началась долгая подготовка Кодекса о поведении сторон, который должен был стать основным документом для разрешения любых конфликтов и противоречий. В 2011 году КНР и АСЕАН даже подписали документ под названием «Принципы, касающиеся сотрудничества в спорных районах ЮКМ», являвшийся первым шагом к созданию Кодекса. Однако дальше дело так и не продвинулось.

Этому помешала как позиция самого Пекина, укрепившей свое положение в АТР и оказывающего экономическое давление на другие страны региона, так и противоречия внутри самой организации. Так, Вьетнам и Филиппины заняли антикитайскую позицию. Камбоджа, являющаяся одним из партнеров КНР, отказывалась в прошлом включить в совместное заявление пункт о противоречиях с ней. Все это помешало государствам АСЕАН единым фронтом выступить против усиления Китая в ЮКМ. Однако сейчас США активно подталкивают эти страны к более твердому отстаиванию своих позиций, поэтому ситуация в будущем может измениться.

Государства-члены и партнеры АСЕАН

Говоря о развитиии ситуации в обозримом будущем, необходимо отметить точку зрения большинства экспертов. Они  считают, что территориальный конфликт в Южно-Китайском море не перерастет в полноценное вооруженное противостояние. Этому помешает сильная экономическая взаимозависимость между всеми странами региона. Горячий конфликт сделает любые выгоды от войны гораздо менее значимыми, чем потенциальные издержки, в том числе политические. Соответственно, территориальный спор будет продолжаться как довольно аккуратное противостояние, не доходящее до значительного ухудшения ситуации.

Само же разрешение территориального спора в ЮКМ во многом зависит от того, сумеет ли Китай найти постоянных союзников в регионе. Пока что на их роль тянут только Северная Корея и Камбоджа, которых, однако, недостаточно для полноценной поддержки позиций потенциальной сверхдержавы. В случае если этого не произойдет, то Поднебесная рискует оказаться в одиночестве перед широкой коалицией сильных европейских держав и своих региональных противников и может попасть в ситуацию, схожую с положением Российской империи в период Крымской войны 1853-1856 годов. В таком случае Пекин будет обречен на поражение и поумерит свои морские амбиции.

Карта Крымской войны. В схожей ситуации может в будущем оказаться Китай

Так же ситуация зависит от того, сумеет ли США собрать эту большую коалицию и опереться на нее в решении территориального спора в свою пользу.

Как Вы можете убедиться сами, существует множество предположений и вариантов развития событий. В настоящее время территориальный конфликт в Южно-Китайском море представляет собой один из важнейших источников нестабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, который напрямую влияет на всю мировую экономику. Вовлечение в него США превращает ЮКМ в еще один район противостояния между двумя могущественными державами за контроль над всем регионом, который завтра может стать важнейшей частью мира. Несмотря на все усилия КНР, территориальный спор уже приобрел статус международного, и на наш взгляд, может быть разрешен лишь путем многосторонних переговоров с участием всех заинтересованных государств, предполагающих их готовность идти на уступки.

Автор публикации

не в сети 23 часа

Watcher639

1 837
Комментарии: 312Публикации: 604Регистрация: 08-10-2019