Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

Дружба дружбой, а «Комсомолку» выгнали

Очень долгое время было принято считать, что Беларусь – это такой российский «вассал». Карманная страна, где власть сама по себе ничего не решает, а согласовывает все мало-мальски важное с восточным соседом. Более того, время от времени всплывает тема про превращение страны в одну из федеративных республик России. А еще многие в Беларуси считают, что ситуацию, которая обострилась после президентских выборов, может урегулировать не Лукашенко, а исключительно Путин. Но череда некоторых событий показала, что все не так однозначно.

Сейчас в СИЗО сидит журналист Геннадий Можейко. И люди, которые особо не следят за новостями, могли бы сказать, чему тут удивляться: журналисты и тюрьма – в последнее время понятия очень тесно связанные. Загвоздка лишь в том, что Можейко журналист издания «Комсомольская правда в Беларуси». А это уже нечто из ряда вон, и вот почему.

Убийство сотрудника КГБ и роковой комментарий

Чтобы разобраться в вопросе, начнем буквально с самого начала. Итак, 28 сентября в одной из квартир Минска случилось громкое убийство с двумя жертвами. По информации пресс-службы КГБ, «при проведении мероприятий по отработке адресов, по которым могли находиться причастные к террористической деятельности лица», был смертельно ранен сотрудник спецслужб. Отмечалось, что «ответным огнём преступник был уничтожен». Генеральная прокуратура также подтвердила, что обыск был санкционирован. Трагедия произошла, возбуждено уголовное дело, а что же дальше.

А дальше становится известно, что человек, который стрелял из ружья в сотрудника КГБ, – 31-летний программист Андрей Зельцер, который работал в крупнейшей в стране IT-компании EPAM. Через некоторое время «Комсомолка» публикует заметку, где автором указан Можейко, в которой бывшая одноклассница Зельцера положительно о нем отзывается:

«Мы учились с ним в 8 и 9 классе в 203-ей школе при БНТУ, она в Уручье, — рассказала Вера Соловьева. — Андрей учился очень хорошо. Он – очень позитивный человек, всегда готовый помочь. Вот все хорошее, что можно сказать о человеке – это по сути про него. В школе он увлекался спортом. А именно – фехтованием. Потом он тренировки забросил, но недавно сказал мне, что снова возобновил занятия. После окончания школы мы часто встречались в Уручье, вспоминали школу. Потом он пошел работать в EPAM, сейчас он тимлид (далеко не последняя руководящая должность в ИТ-компании, прим. Ред.). По характеру Андрей смелый. Всегда за правду. Мог ответить оппонентам, мог за себя постоять. Часто спорил, всегда отстаивал свою позицию».

Заметка на сайте kp.by, сохраненная в кэше Google текстовая версия

Буквально через несколько минут у нее меняется заголовок с довольно вызывающего, в котором говорилось, что айтишник «всегда мог постоять за себя», на нейтральный. Впоследствии заметку вообще удалили. Но, как оказалось, даже пары минут оказалось достаточно.

Отредактированная заметка на сайте kp.by, сохраненная в кэше Google версия (Источник: Фокус)

Ситуация с «КП в Беларуси» и исчезновение журналиста

29 сентября эпопея продолжается. Читатели замечают, что сайт kp.by не доступен. При этом в медиасфере особой тревоги по этому поводу нет. Газета по сути российская (это лишь белорусское представительство), вряд ли к ней будут серьезные претензии. Тем временем Миниформ разъясняет, что ресурс заблокирован в связи с тем, что там размещена публикация, «в которой содержатся сведения, способствующие формированию источников угроз национальной безопасности, заключающихся в искусственном нагнетании напряженности и противостояния в обществе, между обществом и государством».

Еще через некоторое время становится понятно, что теперь преследуют всех, кто даже просто комментировал произошедшее с какой-то негативной окраской. Счет идет не на десятки, а на сотни. Причем задержания продолжаются до сих пор. Очевидно, что тема для властей максимально болезненная. Между тем, главный редактор «Комсомолки» Владимир Сунгоркин в эфире Радио «КП» говорит, что произошел «произвол» и называет все «неадекватной реакцией».

А блокировку заметили даже в Кремле, что не удивительно, ведь «Комсомольскую правду» сам Путин называл «любимой газетой». Пресс-секретарь российского президента жестко говорит, что ситуация «нарушает свободу средств массовой информации». Такую же мысль высказала официальный представитель МИД РФ Мария Захарова. Союз журналистов России также выступил в защиту «КП». Время идет, а доступ к сайту так и не возвращают.

Логика событий последних нескольких месяцев подсказывает, что виноват во всей заварушке журналист. Но как раз-таки он «исчезает». Точнее, мать Можейко говорит, что 30 сентября он был в одной из гостиниц Москвы. Кстати, даже непонятно, из какой точки он писал ту самую заметку. 1 октября по прописке журналиста пришли с обыском, который проводился в рамках уголовных дел о разжигании социальной вражды (ч. 3 ст. 130 УК Беларуси) и оскорблении представителя власти (ст. 369 УК). В этот же день Сунгоркин сообщает, что его сотрудник перестал выходить на связь. Потом появилась информация о якобы задержании в России. Однако в ночь на 2 октября стало известно, что Можейко находится в СИЗО на Окрестина.

Только 4 октября к журналисту смог попасть адвокат. 5 октября Можейко заключили под стражу и перевезли в СИЗО в Жодино, но вот обвинение так и не предъявили. Фактически, ситуация прояснилась и каких-то «крутых поворотов» уже не ожидается.

А что «Комсомольская правда»

А вот «КП» не только не разблокировали, редакция вообще объявила о решении, что уходит из страны:

«Проанализировав события последнего года и особенно последней недели, «Комсомольская правда» приняла решение закрыть свое представительство в Минске ЗАО «БелКП-ПРЕСС».

И на это уже отреагировали в Москве, Песков заявил, что в Кремле сожалеют в связи с закрытием редакции «Комсомольской правды в Беларуси», но при этом считают такое решение издания правильным.

Кстати, до того, как «Комсомолка» заявила об уходе из Беларуси, Мининформ разместил следующее сообщение (с какой целью оно появилось, до сих пор неясно): «Комсомольская правда в Беларуси» является белорусским средством массовой информации (свидетельство о регистрации СМИ от 05.06.2009 № 463), учредителем которого выступает резидент Республики Беларусь ЗАО «БелКП-ПРЕСС».

А накануне перед публикацией министрества, председатель провластного Белорусского союза журналистов Андрей Кривошеев назвал реакцию российских коллег на задержание Можейко «острой»:

«Некоторое недоумение вызвала чрезвычайно острая реакция наших коллег в Российской Федерации. До недавнего времени это абсолютно легальное, на законных основаниях действующее в Беларуси, соблюдающее законы Беларуси средство массовой информации. Да, оно имеет франшизу российского издательского дома «Комсомольская правда», но юридически и фактически это белорусское средство массовой информации. Поэтому в нашей компетенции, в нашей зоне ответственности защищать и этого журналиста, и эту редакцию».

То есть всячески подчеркивается, что издание как бы белорусское. Возможно, это такой странный способ оправдаться за прессинг. Кстати, изначально ходили слухи, что вся эта история отразится не на газете, а на EPAM, который и без того, вроде как «на карандаше». IT-компания даже закрыла несколько своих офисов в Минске. Но, оказалось, что пока цели другие.

И ведь это не первый случай, когда СМИ с российскими «корнями» попадает в непростую ситуацию. Так, например 10 августа 2020 года в ходе протестов довольно жестко задержали корреспондента RT Константина Придыбайло. Только вот его «отбили». Глава холдинга Маргарита Симоньян и Захарова инцидент уладили.

Теперь уже, пожалуй, следует напрягаться, например, белорусскому подразделению «Интерфакса» или тому же Sputnik. Ведь, очевидно, что теперь уже абсолютно неважно чей-ты, хоть «недружественной Польши» (как, например, признанный экстремистским «Белсат»), хоть «братской России» (как та же «КП»), если привлечешь к себе «особое внимание» – санкций не избежать.

Продолжаем наблюдать за развитием событий. Интересно, каким будет решение относительно Можейко. Ходят слухи, что используют в качестве «разменной монеты», но что и какая сторона получит взамен, пока не совсем понятно. Складывается впечатление, что власти максимально четко транслируют идею того, что отныне все, что так или иначе связано с силовиками, а уж тем более то, что хоть как-то задевает их, гораздо выше всего остального. В том числе даже отношений с Россией. Только опять же непонятно, это сигнал кому? В Беларуси еще с лета 2020 года знают, что правоохранительные органы и пресс-службы – это те люди, которыми дорожит Лукашенко.

Автор публикации

Комментарии: 0
Публикации: 3
Регистрация: 03.12.2020