To reset your password, please enter your email address or username below.

Киев присматривается к белорусской оппозиции

Белорусская оппозиция переживает кризис удаленной политической борьбы и пытается выйти из него путем изменения конфигурации сил. Кризис касается как эффективности действий основных субъектов, так и их легитимности. На переформатирование белорусского оппозиционного поля влияют ресурсная конкуренция, настроения противников режима Александра Лукашенко, соседская война и, соответственно, новый внешний актор – Украина.

Наличие кризиса уже некоторое время признает даже доминирующая оппозиционная сила – Офис Светланы Тихановской. В частности, речь идет о реформировании близких к ее команде политических образований. Правда, реформирование это идет ни шатко ни валко.

Трансформации структур с исполнительными и представительными функциями были анонсированы на масштабном форуме «Новая Беларусь» в августе 2022 года. Тогда Светлана Тихановская объявила о создании альтернативного правительства под говорящей вывеской Объединенного переходного кабинета. Также была запущена реформа Координационного Совета (КС), созданного еще в августе 2020 года в разгар многотысячных уличных маршей протеста. В него безлимитно по количественному составу вошли несколько тысяч политиков и общественных деятелей.

Цель КС была обозначена как преодоление политического кризиса и благоприятствование процессу трансфера власти. После подавления протестов за участие в совете различные сроки лишения свободы были вынесены десяткам его членов, а сама структура была признана экстремистским формированием.

Согласно плану реформирования численность организации сокращается до 130 членов, и она получает функцию протопарламента. В частности, КС будет заслушивать отчеты и согласовывать кандидатуры альтернативных «министров».

«По правилам демократии и прозрачности, все кандидаты в кабинет должны пройти одобрение представительного органа, и я рассчитываю на Координационный совет. Но идет война, и наша страна под угрозой утраты суверенитета. Поэтому первые ключевые кандидатуры я назначаю сейчас, сроком на шесть месяцев для последующего согласования их будущим представительным органом» – заявляла Тихановская в августе прошлого года.

Полугодичный срок полномочий первого «правительства» истек 9 февраля. Однако продления дальнейших полномочий членов Объединенного переходного кабинета (ОПК) или назначения новых так и не произошло. За полгода удалось впритык к дате сформировать лишь новый состав КС. Это при том, что все процедуры были не выборные, а по квотам для политпартий и общественных организаций, а также лидеров мнений.  Не было и какого-либо репрессивного противодействия со стороны властей, так как ныне КС – орган эмигрантский.

В итоге Тихановская оказалась в неудобной ситуации, которая дискредитирует все упомянутые политические субъекты. По крайней мере, что касается исполнения декларированных целей. Кабинет или должен был прекратить свои полномочия до решения Координационного Совета, или быть переназначен единолично с каким-то убедительным обоснованием.

Однако пока ситуация такова: оппозиционное альтернативное правительство продолжает работать сверх срока, а протопарламент решает какими функциями себя наделить и какой регламент взаимоотношений с Кабинетом установить. В уставе КС написано о праве согласовывать кандидатуры «министров» и выражать им вотум недоверия. Между тем, спикером был избран политолог Андрей Егоров, который является координатором по международной помощи… Офиса Светланы Тихановской.

Возникает немало и других вопросов. Порой, в связи с курьезными ситуациями, которые напоминают «междусобойчиковую» конфигурацию ветвей власти внутри режима Лукашенко. Например, в Объединенный переходный кабинет входит бывший министр культуры и посол Беларуси в ряде стран Павел Латушко. Но политик еще раньше стал членом Координационного Совета. Выглядела бы анекдотично ситуация с отчетностью перед самим собой и пролонгацией «министерских» полномочий тоже самим собой. В Координационном Совете горячо обсуждают возможность подобного совмещения портфелей.

Латушко в итоге заявил о своем выходе из этого органа. Правда, не из-за того, что его смутило такое должностное совмещение. Он объяснил демарш тем, что КС собирается начать переговоры с режимом с Лукашенко. Там вроде выступили с опровержением. Однако сам факт скандала между протопарламентом и протоправительством симптоматичен как предвестник серьезной борьбы за власть и ресурсы в белорусской оппозиции.

На этом фоне продолжается укрупнение нового центра силы, на лидерство в котором претендует Полк Кастуся Калиновского с белорусскими-легионерами, воюющими на стороне Украины. На днях на пресс-конференции в Варшаве белорусский политик правого толка, экс-кандидат в президенты Зенон Пазьняк заявил:

«Между полками другими национально-демократическими организациями ведутся консультации о создании военно-политической структуры – Совета безопасности – с целью защиты национальных интересов Беларуси в условиях войны в Украине и оккупации Беларуси Российской Федерацией».

Это заявление было сделано сразу после возвращения Пазьняка из Украины, где в Бахмуте он как раз встречался с бойцами-калиновцами. Ранее политик не раз заявлял, что Тихановская – пророссийский проект.

«Для полка очень важно то, чтобы  Украина – ключевая страна в нашем регионе, которая которая будет решать судьбу Беларуси, – была задействована в этом процессе. Мы сейчас констатируем, что, к сожалению, так и не были созданы постоянные практические контакты представителей белорусской политической оппозиции с властями Украины, а такая необходимость есть», – пояснил заместитель командира полка Вадим Кабанчук.

Создаваемая структура, по его словам, будет представлять в первую очередь Полк Калиновского и белорусскую диаспору в Украине:

«В нее, скорее всего, будут входить бойцы, которые имели отношение к Полку Калиновского, но остановили свои контракты по разным причинам. Например, у меня сейчас приостановлен контракт, поскольку военнослужащим ВСУ запрещено во время военных действий выезжать за границу. У нас нет никаких кураторов с украинской стороны, которые дают указки, что нам говорить, а что нет. Мы целиком самостоятельны в своих действиях».

Белорусский политолог Павел Усов отмечает, что пророссийский уклон «новой оппозиции» сохранялся и после выборов-2020, продвигался Офисом Светланы Тихановский до 2022 года, а национальный компонент фактически не являлся приоритетом. Ключевым было желание сохранить электорат, который был не национально ориентированным:

«Тогда произошло разделение на национальную оппозицию и слегка национальную, которая искала поддержки у Москвы. В своем желании сохранить безыдейный электорат на протяжении 2020-2022 годов ОСТ оказался в идеологической пустоте и частично потерял политическую привлекательность в кризисной ситуации-2022. В политическое пространство стали выходить иные субъекты, которые всегда имели четкую антимосковскую позицию, и во время войны их голос наконец был услышан».

Политолог Артем Шрайбман считает, что нынешняя резонансная волна вряд ли реанимирует политическую фигуру Пазьняка как лидерскую:

«Пока существует много фрустрации в адрес Тихановской, то есть какой-то политический кислород, который такие деятели могут получить. Но когда ты строишь свой политический фундамент на более активной борьбе с руководством демократических сил, чем с Лукашенко, то большой вопрос: насколько такой подход к политике масштабируем за пределами нашего оппозиционного поля?»

Киев, судя по всему, начал пристально изучать белорусский оппозиционный политикум. В конце прошлого года, например, Международный центр противодействия российской агрессии провел встречу в формате стратегической игры с участием ряда политиков и экспертов из числа оппонентов Лукашенко. Заместитель директора Центра Дмитрий Громаков по ее итогам заявил, что это нельзя назвать смотринами оппозиционных лидеров. Предполагается, что в дальнейшем на подобные мероприятия будут приглашаться и провластные эксперты:

«Нам нужно объективная картина, и не только того, что происходит внутри оппозиции.  Получить еще одного «Лукашенко в юбке» или хунту – это не в наших интересах. Нам интересно создать рабочую систему, которая будет предсказуема в своих действиях».

Что касается социологии, то последний раз рейтинги основательно измерялись достаточно давно – это делал Chatham House летом 2021 года. Узнаваемость того же Зенона Пазьняка тогда была на уровне 55% против Светланы Тихановской с 95%. На просьбу отметить в списках политиков всех, за кого респонденты не проголосовали бы на президентских выборах ни в коем случае, Пазьняка выбрали 48% респондентов, а Тихановскую – 40%.

Однако это было за полгода до войны и менее чем через год после президентских выборов, на которых баллотировалась Тихановская. Наконец, Пазьняк выступает за парламентскую республику, а Тихановская не раз заявляла, что в президенты не метит, а ставит целью проведение новых честных выборов. Таким образом, персон с президентскими перспективами стоит искать среди других представителей белорусской оппозиции.

Автор публикации

Комментарии: 0
Публикации: 271
Регистрация: 03.12.2020