Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

«Конец войны против терроризма»: почему CША уходят из Ирака?

26 июля 2021 года президент США Джо Байден после встречи с премьер-министром Ирака Мустафой аль-Казыми в Вашингтоне объявил о выводе оставшихся американских войск из этой страны до конца года. Учитывая схожий вывод войск из Афганистана, похоже, что Байден решил завершить «Глобальную войну против терроризма», начатую еще президентом Джорджем Бушем-младшим после событий 11 сентября 2001 года. Но почему он принял такое решение? Не повторится ли захват Ирака «Исламским государством», как это произошло в 2014 году? Займет ли Иран место США как главного покровителя иракского режима, и не обернется ли вывод американских войск катастрофой, как в Афганистане?

Против диктатора и террористов

США во главе международной коалиции государств вторглись в Ирак в 2003 году под предлогом того, что президент страны Саддам Хусейн нарушает взятые на себя обязательства по разоружению, предписанные резолюцией 1441 ООН, а также поддерживает международный терроризм, прежде всего, группировку «Аль-Каида». Американским войскам удалось быстро занять столицу и установить контроль над территорией страны. Хусейн был схвачен, осужден и казнен. Правда, после свержения его режима никакого оружия массового поражения в Ираке так и не было найдено.

В стране был установлен проамериканский режим, в рамках которого власть фактически оказалась в руках шиитского большинства, которое при суннитском диктаторе Хусейне находилось в угнетенном положении. Однако обстановка в Ираке продолжала ухудшаться, а его территория стала ареной борьбы между различными вооруженными формированиями, сражавшимися друг с другом и с американцами.

Это, в свою очередь, привело к значительному увеличению контингента США в стране. Его максимальная численность в 2008 году составила более 157 тысяч американских военных.

Американские солдаты в Ираке

Однако уже в следующему году преемник Буша на президентском посту Барак Обама объявил о выводе войск из Ирака, после чего их количество стало неуклонно сокращаться. Этот процесс был завершен два года спустя.

Однако в скором времени большую часть Ирака захватили боевики террористической группировки «Исламское государство», костяком которой стали изгнанные новым режимом из армии и государственных структур офицеры-баасисты (члены партии Баас, правившей при Хусейне). В этих обстоятельствах иракское правительство попросило помощи у США, и американцы были вынуждены вернуться в страну в рамках операции «Несокрушимая свобода». В период борьбы с «ИГ» в Ираке находилось около 5 тысяч американских солдат.

После военного разгрома «ИГ» в 2017 году они остались в стране, чтобы помешать возрождению группировки. Однако их число вновь начало сокращаться. В конце прошлого года тогдашний президент Дональд Трамп сократил количество военного контингента до 2,5 тыс. человек.

Собственно, именно в 2020 году произошло событие, которое дало формальный повод для вывода американских войск из Ирака. 3 января 2020-го в ходе американской спецоперации в районе международного аэропорта Багдада были убиты командующий спецподразделения «Аль-Кудс» в составе иранского Корпуса Стражей Исламской Революции генерал-лейтенант Касем Сулеймани, находившийся с визитом в Ираке, а также заместитель главы иракского шиитского ополчения Абу Махди аль-Мухандис и еще восемь человек.

МИД Ирака назвал американскую спецоперацию нарушением суверенитета страны и заявил, что использование ее территории для нападения на третьи страны недопустимо. А уже через два дня после убийства Сулеймани иракский парламент большинством голосов принял резолюцию, призвав правительство прекратить любое иностранное военное присутствие в стране и отменить соглашение о помощи международной коалиции во главе с США. Кроме того, проиранские боевики стали наносить постоянные атаки на объекты США в Ираке.

Командующий спецподразделения «Аль-Кудс» иранского Корпуса Стражей Исламской Революции генерал Касем Сулеймани

Вашингтон вместе с союзниками передал в распоряжение иракской армии несколько баз и объектов, которые раньше занимали американские военные, включая авиабазы и штаб-квартиру военных советников международной коалиции. Однако атаки на объекты США в Ираке так и не прекратились.

В августе 2020 года после встречи с премьер-министром Ирака Мустафой аль-Казыми Трамп сказал, что войска США и международной коалиции покинут страну в течение трех лет. «Мы были там и теперь уходим. В скором времени мы выведем войска, и отношения остаются очень хорошими. Мы заключаем очень крупные сделки по нефти. Наши нефтяные компании заключают колоссальные сделки… Скоро мы выведем войска и надеемся, что покидаем страну, способную защитить себя самостоятельно», — заявил он.

А в конце апреля 2021 года американский посол в Ираке Мэтью Туллер сказал, что США не проводят на территории страны никаких боевых операций, а лишь поддерживают иракскую армию с воздуха и предоставляют ей разведданные, поэтому увеличения количества военного контингента не планируется.

Убийство Сулеймани и аль-Мухандиса привело к тому, что военное присутствие США в Ираке в его нынешнем виде стало невозможным, и нежелательным в самих Штатах. А требование парламента Ирака вывести иностранные войска послужило убедительным сигналом для любого иракского политика, желающего сохранить свою власть, включая самого премьера аль-Казыми.

Уйти, чтобы остаться

26 июля 2021 года президент США Джо Байден и премьер Ирака аль-Казыми подписали соглашение, согласно которому боевая миссия Соединенных Штатов в стране будет завершена к концу года в рамках развития «американо-иракского стратегического диалога».

«Отношения в сфере безопасности полностью сосредоточатся на обучении, консультировании, оказании помощи и обмене разведданными», − сказано в совместном заявлении двух стран после встречи лидеров. «К 31 декабря 2021 года в Ираке не будет сил США, играющих боевую роль», − также говорится в нем.

В ходе встречи с аль-Казыми Байден заявил: «Наша роль в Ираке будет заключаться в том, чтобы продолжать обучение, помогать, и разбираться с ИГИЛ по мере появления проблемы». «Но к концу года мы не собираемся участвовать в боевой миссии».

Премьер-министр Ирака Мустафа аль-Казыми и президент США Джо Байден в Белом доме, 26 июля 2021 года

Таким образом, Байден принял решение завершить боевую миссию США в Ираке спустя более чем 18 лет после того, как они вторглись в эту страну. Это стало еще одним шагом к завершению «бесконечных», по его собственному выражению, войн на Ближнем Востоке.

Однако для Байдена этот вопрос является не только политическим, но и личным. Его старший сын Джозеф «Бо» Байден служил в Ираке в качестве резервиста Национальной гвардии штата Дэлавер. По мнению президента, токсины, с которыми Байден-младший имел дело в ходе службы, привели к развитию у него смертельного рака мозга. Подававший надежды генеральный прокурор Делавэра, метивший в губернаторы штата, кавалер «Бронзовой звезды», которой награждают за героизм в ходе военных действий, Бо скончался в 2015 году в возрасте 46 лет.

Сам же Байден, в 2003 году занимавший пост главы комитета Сената по международным делам, проголосовал за применение военной силы против Ирака. А в 2007-м, когда ситуация на иракском фронте для США была критической, он предложил разделить страну на три части, по религиозно-этническому принципу: суннитскую, шиитскую и курдскую. Сейчас Байден предпочитает об этом не вспоминать.

Но не стоит думать, что именно личная трагедия и желание искупить прошлые ошибки заставили президента принять решение о завершении боевой миссии США в Ираке. Нет, у этого решения есть вполне прагматичные причины:

Во-первых, желание поддержать пошатнувшийся рейтинг аль-Казыми перед октябрьскими выборами. Борясь с пандемией коронавируса, бюджетным кризисом и влиятельными проиранскими ополчениями, фактически находящимися вне его контроля, премьер мало чего смог добиться с момента вступления в должность в 2020 году. Политические силы, которые поддерживает Иран, требуют вывода иностранных войск, и единственным способом укрепить рейтинг перед выборами для аль-Казыми является возможность объявить населению точную дату прекращения американского военного присутствия в стране.

А, во-вторых, внимание Штатов все больше привлекает Азиатско-Тихоокеанский регион и Южно-Китайское море, где свои интересы развивает КНР – главный противник их доминирования в мире. Кроме того, американцев беспокоит и возможное противостояние с Россией. Об этом достаточно откровенно высказался заместитель председателя Объединенного комитета начальников штабов США генерал Джон Хейтен, который заявил, что сокращение военного контингента в Ираке необходимо для того, чтобы сосредоточить внимание на противостоянии Китаю, и, возможно, России, «если этот день наступит». «Для защиты от угрозы на Ближнем Востоке нам потребовалось много крови и денег, и тот факт, что с 11 сентября 2001 года не было новой крупномасштабной атаки на Соединенные Штаты, является замечательным достижением всего правительства, — сказал он. — Основная опасность для нашей страны — это Китай. Может быть, в ближайшей перспективе опасность представляет Россия. И мы должны сосредоточить на этом свое внимание».

Однако не стоит думать, что США покинут Ирак так же, как они сделали это в Афганистане. Большинство экспертов сходятся на том, что соглашение Байдена и аль-Казыми скорее всего приведет к перебазированию американских войск и изменению их роли, чем к сокращению численности военного контингента. А The New York Times и вовсе назвала соглашение «декорацией дипломатического театра». Но тогда возникает вопрос – зачем вообще нужно это представление, если США фактически собираются остаться в Ираке?

Ответ станет ясен, если проанализировать, как именно иракские политики относятся к американскому присутствию в стране. По мнению директора Иракской инициативы политического института Chatham House в Лондоне Ренада Мансура, «большинство иракских политиков, включая тех, кто не говорит об этом открыто, признают важность присутствия США». «И очень немногие иракские политики, включая некоторых тех, что с оружием, хотят, чтобы США полностью ушли и разорвали связи», − объяснил он, имея в виду командующих поддерживаемых Ираном ополченцев, которые, как считается, стоят за постоянными атаками беспилотников на американские базы и конвои в Ираке.

Шииты из Организации Бадра в Багдаде, 31 марта 2015 года

«В более общем смысле США также обеспечивают прикрытие для большей части представительства западных стран в Ираке», − заявил Мансур. Если они полностью уйдут, то вполне вероятно, что другие страны, например, Великобритания и Германия, последуют их примеру. Мансур считает, что в этом случае Ирак станет «страной-изгоем, государством, закрытым для мира».

Таким образом, полный вывод американских войск не в интересах самого Ирака. Но не приведет ли завершение их боевой миссии к тому, что «ИГ» вновь захватит территорию страны, и не займет ли место главного покровителя иракского режима другой его близкий союзник – Иран?

Не как в Афганистане

После захвата «Талибаном» власти в Афганистане и стремительного вывода американских войск из страны, больше похожего на бегство, в августе 2021 года, многие курды и шииты в Ираке стали опасаться повторения этого сценария у себя на родине. Однако ситуация в Афганистане и Ираке серьезно различается.

Бойцы «Талибана» в Кандагаре, Афганистан, 17 августа 2021 года

Для начала, в Ираке нет своего «Талибана», который бы фактически контролировал большую часть территории страны и пользовался заметной поддержкой со стороны населения. Поражение 2017 года серьезно подорвало силы «ИГ», а удары по боевикам группировки в других странах, прежде всего, в Сирии, еще больше ослабили ее.

Кроме того, сейчас о влиянии «Талибана» среди населения «ИГ» может только мечтать. В прошлый раз группировка воспользовалась недовольством, которое вызвал у иракских суннитов режим шиитского премьера Нур аль-Малики. Он правил страной в 2006-2014 годах, и своими действиями против религиозного меньшинства привел к тому, что сунниты активно вступали в ряды террористов или же поддерживали их.

Сегодняшний же режим при всех своих недостатках более приемлем для разных этнических и религиозных групп, проживающих в Ираке. Так, высшие государственные должности в стране разделены между тремя основными группами: пост президента занимает курд Бархам Салех, премьера – шиит аль-Казыми, а спикера парламента – суннит Мухаммед Аль-Хальбуси. Эту ситуацию лучше всего описал вице-президент Иракского Курдистана (автономного региона в составе Ирака) по вопросам безопасности Шейх Джаафар Шейх Мустафа: «Мы не думаем, что силы коалиции покинут Ирак… Но если они это сделают, то структура Ирака сейчас другая. У нас есть свой президент республики. У нас есть политическая фракция, и у нас есть члены парламента и министры в Ираке».

Президент Ирака Бархам Салех

Не стоит преуменьшать и усилия западных стран по укреплению иракской армии. После разгрома «ИГ» США и Великобритания потратили много времени и средств на ее подготовку, и она продолжится при поддержке НАТО и после завершения боевой миссии американских войск.

Кроме того, лидеры «ИГ», понимая соотношение сил, с большой долей вероятности займутся продвижением своих интересов в захваченном талибами Афганистане и охваченных хаосом странах Африки, а не станут вступать в борьбу с вооруженной и подготовленной иракской армией, к тому же поддержанной войсками коалиции.

И, наконец, как уже было сказано, американские войска завершают свою боевую миссию, а не полностью уходят из Ирака, что означает фактическое сохранение военного присутствия США в стране.

Что же касается Ирана, то, с одной стороны, соглашение Байдена и аль-Казыми говорит о победе Тегерана и поддержанных им боевиков в борьбе за влияние на иракских политиков, а завершение американской боевой миссии приведет к упрочению его интересов в стране.

Но, с другой стороны, полный вывод войск США и последующий разрыв всех связей с западными странами не в интересах Ирана, для торговой сферы которого выгодна открытость соседнего Ирака для мира, в то время как сам он находится под санкциями и является страной-изгоем в глазах значительно части мирового сообщества.

Кроме того, в Ираке важную роль, кроме поддерживаемых Тегераном шиитов, играют курды и сунниты, с которыми у него сложные отношения, и это помешает ему получить контроль над политикой соседа даже в случае полного ухода США из страны.

В октябре в Ираке должны пройти парламентские выборы, на которых решится судьба власти аль-Казыми. Заключив с Байденом соглашение о завершении американской боевой миссии в стране, он может упрочить свое положение перед выборами. Однако это соглашение не означает полного прекращения военного присутствия США в Ираке. В то же время оно ясно говорит о том, что в будущем иракцам все больше придется полагаться на себя, чтобы их страна не превратилась во второй Афганистан.

Автор публикации

Комментарии: 17
Публикации: 98
Регистрация: 08.10.2019