To reset your password, please enter your email address or username below.

Турция колеблется: останется ли Эрдоган у власти после выборов

По мере приближения выборов в Турции положение Эрдогана остается неустойчивым. Турецкий президент пытается заменить внутренние проблемы активной внешней политикой: ведет войну против курдов, угрожает Греции и месяцами блокирует вступление Швеции в НАТО. Майские выборы — его последний шанс остаться у власти.

Одни переносы

В феврале в немецком журнале Stern вышел номер с Реджепом Тайипом Эрдоганом на обложке с надписью «Пироман». «Президент Турции разжигает конфликты, чтобы укрепить свою хватку. В том числе в Германии», — пишет еженедельник. Обложка вызвала резкую критику в турецкой проправительственной прессе. Издания обвинили немецких журналистов в попытке повлиять на избирателей в преддверии парламентских и президентских выборов, которые пройдут 14 мая. Дату мероприятия несколько раз переносили. Эрдоган заявил, что подпишет указ о проведении выборов 10 марта.

Президент Турции Реджем Тайип Эрдоган.

В Турции досрочные выборы могут быть назначены либо большинством голосов депутатов (60%) в меджлисе — парламенте страны, либо указом президента. Эрдоган хочет самостоятельно продвинуть ближайшую дату. Правительство оправдывает перенос выборов, в частности, сезоном паломничества и праздников, а также предстоящими экзаменами у студентов. Наблюдатели видят предвыборную тактику властей: Эрдоган хочет покончить с выборами как можно скорее, пока экономический кризис не ударил сильнее по рейтингу его Партии справедливости и развития (ПСР) и свел все усилия исправить ситуацию на нет.

Турецкий президент хочет баллотироваться со своей исламско-консервативной ПСР в избирательном союзе с ультранационалистической Партией националистического движения (МНР). В ответ оппозиция сформировала шестипартийный альянс, который включает крупнейшую оппозиционную партию, кемалистскую Республиканскую народную партию (СНР) и национально-консервативную партию Айи. Другой альянс образован прокурдской оппозиционной партией HDP с более мелкими партиями.

Шестипартийный альянс сумел объединить политиков разных идеологий, в том числе бывших сторонников Эрдогана. Их цель — вернуть страну к парламентской демократии и упразднить президентскую систему, которая наделила Эрдогана широкими полномочиями и привела к злоупотреблениям. Время на исходе, но противники ПСР до сих пор не смогли договориться о едином кандидате. В то же время турецкие власти чутко следят за изменениями рейтинга партии и президента. Если ПСР сможет достичь большинства в опросах, то источники Deutsche Welle в партии не исключают, что Эрдоган сумеет снова перенести дату уже на 30 апреля.

Двадцать лет эрдономики

За два десятилетия место Эрдогана в турецкой политике заметно менялось. Многообещающие начинания политика, сначала премьер-министра (2003-2014 годы), затем главы государства (с 2014 года) изменили Турцию. Правительство Эрдогана принесло экономическую и политическую стабильность, которой не хватало десятилетиями. Снизилась угроза военного переворота — генералов отстранили от участия в политике, хотя ранее это было привычным делом. Изменилось отношение к курдскому меньшинству, которое долгое время преследовала турецкая армия. В 2005 году Эрдоган начал первые официальные переговоры о вступлении Турции в Евросоюз.

Однако со временем политический стиль Эрдогана становился все более автократичным. В 2014 году политик победил на первых в стране президентских выборах. Поворотный момент произошел в 2016 году, когда случилась попытка переворота. Тогда Эрдоган возложил ответственность на военных, связанных с его врагом — проповедником Фетхуллахом Гюленом. Были арестованы десятки тысяч человек, многие СМИ были закрыты, а интернет подвергнут цензуре. Попытка переворота была поводом оттеснить соперников в своей партии и подчинить судебную систему, чтобы использовать ее для преследования противников.

В следующем году в стране прошел референдум, который сменил парламентскую форму правления на президентскую и таким образом обнулил первый срок Эрдогана. Затем политик смог переизбраться в 2018-м. Предстоящие досрочные выборы — попытка турецкого президента остаться в кресле на третий срок, хотя многие оппозиционеры считают такое выдвижение нелегитимным.

Для Эрдогана выбор даты 14 мая не случаен. В январе в речи перед парламентской фракцией ПСР он напомнил депутатам о первой победе на выборах Исламистской Демократической партии, наследником которой себя считает президент. Это случилось 14 мая 1950 года — тогда на пост премьер-министра был избран Аднан Мендерес, которого спустя десять лет свергнет военная хунта. Эрдоган неоднократно говорил, что Мендерес является для него образцом для подражания. «Наш народ даст четкий ответ оппозиции в тот же самый день 73 года спустя», — заявил турецкий лидер.

Главный экономист

Появление в Турции сильной президентской власти сказалось на экономике: Эрдоган начал активно вмешиваться в ее регулирование. С годами поведение турецкого президента становилось все более эксцентричным и вызывавшим недоумение. Например, его странная экономическая теория, которую он навязал Центральному банку страны. На фоне высокой инфляции регулятор намеренно снижал ставку под давлением президента, несмотря на абсурдность таких действий для экономистов. Пришлось даже уволить четырех директоров ЦБ за четыре года, чтобы ведомство стало послушным.

Президент Турции Эрдоган и президент Украины Владимир Зеленский.

В итоге экономическая и денежно-кредитная политика Эрдогана привела к гиперинфляционной спирали: +84% в 2022 году по официальным данным и +170% по оценкам независимых экономистов. Инфляция стала настоящим бичом Турции: в мае 2022-го она достигла самого высокого уровня с 1998 года, цены на продукты питания выросли почти на 100%. По мнению экспертов, стоимость потребительских товаров будут продолжать расти и дальше. Дефицит торгового баланса заметно ухудшился и достиг 110 миллиардов долларов в год.

Яростный отказ Эрдогана повысить процентную ставку отразился на курсе турецкой лиры: в 2022 году она потеряла 44% своей стоимости по отношению к доллару, а с начала 2023-го ее курс снова рухнул. Недовольство экономической политикой вынудило правительство принять срочные меры. Для повышения рейтингов Эрдоган значительно повысил минимальную заработную плату (более чем на 50%) до 8500 турецких лир (около 425 евро) и зарплаты госслужащих, разрешил досрочный выход на пенсию. 2,2 миллиона турецких граждан вышли на досрочную пенсию, что оценивается в 18 миллиардов долларов для госбюджета.

Однако экономисты опасаются, что увеличение минимальной заработной платы быстро утонет в росте цен. Доход, необходимый для обеспечения семьи из четырех человек, в ноябре прошлого года оценивался в 7 785 турецких лир и должен превышать минимальную заработную плату уже в январе. По данным Конфедерации турецких профсоюзов, установленная планка остается значительно ниже черты бедности в 25 000 турецких лир (около 1250 евро). Ожидаемый эффект от таких подарков населению может быть только краткосрочным.

Все ради избирателей

Просчеты в экономической политике турецкий президент пытается затмить своей активной ролью на международной арене. Эрдоган стремится превратить Турцию в доминирующую державу в регионе, для этого задействованы все необходимые рычаги: роль переговорщика в украинском конфликте и медиатора по зерновой сделке между Украиной и Россией, создание энергетического газотранспортного хаба для Европы, участие в урегулировании сирийского конфликта и пантюркистское движение, которое активно продвигают турецкие элиты.

Десятилетняя дипломатическая изоляция Анкары привела к попыткам тотального применения. Эрдоган пожимает руку египетскому коллеге Аль-Сисси, хотя поддерживал его противников «Братьев-мусульман». Турецкий лидер решился на примирение с Израилем и Саудовской Аравией, а также ОАЭ, от которых надеется получить финансовую поддержку. Отношения с европейскими союзниками и США остаются на рекордно низком уровне. Но в этом не просматривается никакой внятной стратегии, единственная цель Эрдогана — это внутриполитические выгоды от такого сотрудничества.

Когда-то Османскую империю называли «больным человеком» Европы. Сегодня Эрдоган одержим вернуть Турции ее было влияние. Эта националистическая и ультраконсервативная дипломатия вызывает критику оппозиции, которая предупреждает о все большей изоляции страны на международной арене и сближении с бывшими противниками, например, с сирийским режимом Башара Асада. Эрдогану приходится заниматься внешней политикой с оглядкой на собственные рейтинги и реакцию противников внутри страны.

Угроза будущей диктатуры вызывает тревогу и у западных политологов. Турция имеет вторую по величине армию в НАТО, играет важную роль в украинском и сирийском конфликтах, а также имеет большое влияние на Балканах и в Центральной Азии. Отказ Эрдогана одобрить членство Швеции в НАТО также имеет внутриполитические причины: жесткую риторику турецкого лидера поддерживают его сторонники-националисты, а это отражается на рейтинге президента. Возможно, если бы риск проиграть выборы был не так велик, отношение Эрдогана к Швеции было более миролюбивым. Но не сегодня.

Эрдоган и Путин

Примером этой парадоксальной политики стало поведение Турции в украинском конфликте. Президент одной из стран НАТО продает Украине беспилотники и отказывается признавать аннексированные Россией территории. При этом Эрдоган симпатизирует в выступлениях России, постоянно встречается с Путиным и ловко уворачивается от требований западных стран присоединиться к санкциям против России. Оппозиционная турецкая пресса называет Путина «лучшим активом» Эрдогана.

Президент Турции Эрдоган и президент России Владимир Путин.

В разгар экономического кризиса с января по август 2022 года в Турцию поступило не менее 28 миллиардов долларов «неизвестного происхождения». Центральный банк страны так и не смог объяснить, откуда они взялись. По данным Financial Times, такая астрономическая сумма могла прийти от российских олигархов, которые желают инвестировать в «дружественную страну» или приютить в Турции часть своих активов, но не хотят огласки. Для России Турция остается «окном в мир» при значительном давлении западных санкций и уходе из страны глобальных компаний.

Несмотря на дефицит торгового баланса из-за обвала национальной валюты, за год турецкий экспорт в Россию почти удвоился. Такое стремительное наращивание торговых связей обеспокоило ЕС. Европейские власти пригрозили санкциями, если турецкие высокотехнологичные компании станут поставлять Москве продукцию в том числе военного назначения. Поэтому Эрдогану приходится держать себя в руках и сдержанно реагировать на попытки российских властей склонить его на свою сторону: турецкий президент так и не признал Крым российским, как и новые захваченные территории.

Несмотря на это, встречи с Путина с Эрдоганом  выгодны обоим политикам. Российским президент возлагает большие надежды на переизбрание Эрдогана — не хотелось бы терять одного из немногих зарубежных лидеров, которые если не поддерживают вторжение в Украину, то хотя бы не обрывают экономические связи. Для турецкого президента российская помощь как нельзя кстати во время бушующего экономического кризиса. Эрдоган надеется, что взамен Москва будет снижать цены на энергоносители. Идея Путина о газораспределительном хабе в Турции — беспроигрышный вариант для обеих стран.

Фактор беженцев

Важным фактором предвыборной гонки остается отношение политиков к проблеме сирийских беженцев. Дикая инфляция и падение уровня жизни привели к росту националистических настроений в среди турок. Общественное мнение в Турции положительно воспринимает ужесточение политики в отношении беженцев из Сирии, миллионы которых нелегально пересекают границу и оседают в турецких городах. Правительство заявляет, что оно потратило не менее 40 миллиардов долларов на сирийцев, проживающих в Турции. Оппозиция утверждает, что реальная сумма, потраченная на беженцев, может быть в пять раз больше.

Сейчас около 3,5 миллиона сирийских беженцев находятся в Турции и не могут добраться до европейских стран. Они сталкиваются с растущим неприятием. Эта тема стала одной из основных в дискуссиях между партиями. Например, недавно созданная ультраправая партия Zafer Partisi предложила инициативу Zafer Tourisme. Радикалы предлагают гражданам указать имя нелегального сирийского беженца и отправить деньги для его депортации. Турецкий интернет наводнили ролики националистов, которые призывают перечислять деньги на принудительную депортацию и таким образом помочь экономике страны.

По данным турецких правозащитных организаций, власти «арестовывают людей наугад и депортируют их быстро и незаметно, небольшими группами, чтобы не привлекать внимание международного сообщества».  Сложные условия жизни в Турции и растущая враждебность подталкивают беженцев возвращаться в Сирию. Согласно опросу газеты Hürriyet, 38% турок считают, что беженцы «пользуются [их] правами», а 29% думают, что сирийцы «снижают заработную плату и перспективы трудоустройства».

Эрдоган не столь радикален в отношении к беженцам. Еще в прошлом году в сирийском Идлибе, который контролируют турецкие войска, турецкий президент открыл поселение для вернувшихся в страну граждан. По словам Эрдогана, Турция помогла вернуться на родину около 500 тысячам сирийцев и в планах — еще 1 миллион. Чтобы показать, как быстро решается проблема нелегальных мигрантов, Эрдоган заявил, что выступает за встречу с Башаром Асадом для обсуждения вопроса.

Борьба с оппозицией

Главной задачей Эрдогана перед предвыборной кампанией было устранение своего основного конкурента — мэра Стамбула Экрема Имамоглу. И президенту это удалось. Необходим был повод для преследования оппонента, и сторонники Эрдогана его нашли. Во время визита в Европарламент Имамоглу прокомментировал скандальные выборы мэра Стамбула 2019 года, когда Высший избирательный совет отменил их, несмотря на убедительную победу политика. Это не помешало Имамоглу успешно выиграть и во второй раз. В Страсбурге мэр назвал членов избиркома «идиотами». В Анкаре таким словам были только рады.

Мэр Стамбула Экрем Имамоглу.

Прокурор запросил четыре года ареста политика. В итоге 14 декабря прошлого года Имамоглу был приговорен к двум годам и семи месяцам лишения свободы и запрету на политическую деятельность. Мэр Стамбула подал апелляцию и не может быть заключен в тюрьму или отстранен от должности до рассмотрения его дела апелляционным судом. Но ни о каком баллотировании речи уже быть не может. Этот очевидно несправедливый приговор привел в замешательство даже лояльную режиму прессу. Но цель было выполнена: место главного конкурента Эрдогана оказалось вакантным.

По иронии судьбы, Имамоглу повторяет судьбу самого Эрдогана, который был вынужден покинуть пост мэра Стамбула в 1999 году. Его приговорили к десяти месяцам тюрьмы за «призывы к ненависти и насилию» после чтения стихотворения на одном из митингов. Эрдоган отсидел четыре месяца и вышел на свободу. Этот приговор еще больше укрепил его популярность среди избирателей и стал одним из факторов победы его партии на выборах 2002 года.

После удаления с политической сцены Имамоглу оппозиция раскололась на две коалиции, каждая из которых не может договориться о кандидате и общей программе. Возможным кандидатом от оппозиции может стать лидер республиканцев (СНР) Кемаль Кылычдароглу. Однако политик не имеет безусловного авторитета, к тому же он на шесть лет старше уже немолодого Эрдогана. Время играет против оппозиционных партий, и чем раньше пройдут выборы, тем больше шансов у нынешнего президента на переизбрание.

В ожидании перемен

Власти Турции неустанно повторяют о наступлении «турецкого века» по мере приближения столетия Турецкой республики, которую Мустафа Кемаль Ататюрк объявил в октябре 1923 года. Однако положение турецкого президента остается шатким. Согласно опросу института Metropoll, 50,7% турок заявили, что не будут голосовать за Эрдогана, только 43% респондентов считают, что поддерживают политика. «Поведение Эрдогана в преддверии выборов может привести к тому, что нынешняя демократия с глубокими изъянами превратится в полноценную диктатуру», — отмечает The Economist.

Главная угроза переизбранию Эрдогана — это падение его популярности среди традиционного электората, консервативно и националистически настроенного. Из-за высокой инфляции, проблем с мигрантами и политической нестабильности число желающих голосовать за президента снижается не только в крупных городах, где у него достаточно много противников, например, Стамбуле и Измире. Меньше сторонников становится и в провинции, которая всегда была опорой Эрдогана и его консервативной партии.

Турецкие избиратели скоро должны будут решить, стоит ли дальше следовать концепции Эрдогана, которая предполагает жестко управляемую экономику, или вернуться к парламентской демократии, каким бы ни был болезненным этот переход. За выборами пристально следит и бизнес: многие международные инвесторы в течение последних пяти лет ушли из Турции из-за непредсказуемой экономической политики Анкары и ждут перемен. Политический обозреватель Мурат Еткин резюмировал ситуацию перед выборами: «Власть не может победить, а оппозиция может проиграть».

Автор публикации

Комментарии: 0
Публикации: 184
Регистрация: 22.06.2020