To reset your password, please enter your email address or username below.

Выборы-2024 в Беларуси: есть ли интрига?

Через полгода в Беларуси впервые пройдет Единый день голосования: по его итогам будет сформирован новый состав Палаты представителейнижней палаты парламента и местные Советы депутатов. А затем соберется Всебелорусское народное собрание этакое вече-хурал. Редакция NewsPrice разбиралась, будет ли на этих выборах хоть какая-то интрига и политическая борьба? И можно ли затеянную Лукашенко перестройку политической системы назвать конституционной реформой с возможным транзитом власти. 

Новации, касающиеся выборов, предусмотрены изменениями в Конституцию, принятыми в 2022 году на референдуме, а также законом «О Всенародном народном собрании» и поправками в Избирательный кодекс, принятыми в начале этого года.

С конца 1990-х годов представительство оппозиции в белорусском парламенте — это лишь несколько депутатов. И то далеко в каждом его созыве: например, в данный момент парламентариев, критикующих хотя бы мало-мальски власть – просто нет. И можно предположить, что вряд ли появятся в 2024 году, учитывая масштаб репрессивной зачистки политического поля за последние три года. Дело даже не в фальсификациях, обвинениях в совершении которых звучат в адрес Лукашенко каждую избирательную кампанию. Все идет к тому, что само по себе участие оппозиции в парламентских и местных выборах будет как никогда минимальным.

Во-первых, практически вся она или в тюрьмах, или в эмиграции. Во-вторых, избирательная кампания с альтернативной повесткой чревата такой же перспективой. В-третьих, с 2020 года в стране исчезли сотни общественных организаций, а перерегистрацию не прошла ни одна оппозиционная политпартия. В легальном статусе из полутора десятка партий в стране осталось только три – все те, кто в 2020 году поддержал Александра Лукашенко. Плюс – партия власти «Белая Русь», появившаяся на основе одноименного общественного объединения. Ее члены сейчас занимают больше половины мест в Палате представителей.

Ликвидация оппозиционных партий довольно серьезно усложняет участие в парламентских выборах альтернативных политиков. Они в Беларуси проходят по мажоритарной системе, однако членство в партии — это самый простой способ выдвижения кандидатом в депутаты. Так, процедура выдвижения через сбор подписей граждан может закончиться их произвольной выбраковкой избирательными комиссиями. За примерами далеко ходить не нужно: с президентских выборов-2020 самых рейтинговых соперников Лукашенко банкира Виктора Бабарико и бывшего директора Парка высоких технологий Валерия Цепкало ЦИК снял, «зарубив» им несколько сотен тысяч собранных подписей.

В бесконкурентных, по сути, условиях режим Лукашенко, травмированный событиями 2020 года, больше озабочен минимизацией любых послевыборных протестных рисков, которые могут таить в себе бойкот и альтернативный общественный подсчет голосов с целью доказать фальсификации. На упреждение таких сценариев был отменен порог явки на парламентских выборах, ранее он составлял 50% избирателей, и введен запрет на вынос с избирательных участков бюллетеней для голосования, а также на фото- и видеофиксацию заполненных бюллетеней. «Очевидно, эта поправка стала ответом на выборы президента 2020 года, когда белорусы фотографировали свои бюллетени и отправляли снимки в платформу «Голос», – отмечает спецпредставитель лидера демократических сил Беларуси Светланы Тихановской по выборам Александр Шлык, 10 лет проработавший в отделе по выборам БДИПЧ ОБСЕ. Таким образом сторонники перемен тогда доказывали, что официальные результаты от избиркомов «нарисованы», а Лукашенко выборы проиграл.

Механизм контроля и санкции за нарушение снимать бюллетени пока не прописаны, однако соответствующие инструкции может издать Центризбирком. Например, кабинки для голосования будут без шторок, а за голосующими станут пристально следить как члены избирательных комиссий, так и милиция. Не исключена и проверка мультимедийных галерей в мобильных телефонах «подозрительных» избирателей. По словам Шлыка, в демократических странах, где работает право и законы, в этой норме не было бы ничего странного и страшного. В Беларуси же таким образом людям закрывают способ хоть как-то попробовать защитить свои фундаментальные права на участие в управлении государством.

Что касается запрета на вынос бюллетеней с избирательного участка, то в международной практике есть основания и для этой меры: «Вынос бюллетеня сопряжен с таким явлением, как карусели. Тебе снаружи дают заполненный бюллетень, ты его подменяешь, бросаешь в урну, а взамен выносишь свой пустой, который кто-то потом заполняет. Достаточно один раз вынести пустой бюллетень и целый день можно их так менять. Это широко известный феномен, который раньше много где применялся».

В итоге оппозиции вряд ли удастся организовать какой-то масштабный дистанционный общественный контроль за итогами голосования, чтобы доказать, например, подтасовку результатов голосования в пользу провластного кандидата в депутаты на каком-то из избирательных округов. Впрочем, в истории Беларуси массовые уличные протесты случались только лишь после президентских выборов. Кстати, от выборов окажутся полностью отстранены граждане, покинувшие Беларусь. Избирательные участки за рубежом в Единый день голосования 25 февраля организовываться не будут.

Депутаты парламента и представители местных Советов депутатов станут значительной частью делегатов Всебелорусского народного собрания — это более полутысячи человек. Всего же делегатов будет до 1200. В специальном законе об этом органе, который претендует на статус современного вече, обозначено, что делегатами также станут самые разные чиновники начиная с Лукашенко. От исполнительной власти — это еще премьер-министр, его заместители и другие члены Совета министров, председатели обл- и райисполкомов. От законодательной власти в ВНС попадут судьи Верховного и Конституционного судов.

400 делегатов (треть) изберут от структур изрядно поредевшего гражданского общества. Под контролем власти. «Что касается делегатов от гражданского общества, то они, как указано в документе, избираются высшими органами субъектов гражданского общества из числа своих членов. То есть, даже члены организаций не будут голосовать за выбор того или иного делегата собрания от своей структуры. По сути, их будут назначать руководящие организациями органы. При этом составлять список субъектов гражданского общества, которые по закону будут иметь право избирать делегатов, станет Минюст. То есть, в процессе назначения делегатов от того, что власти Беларуси считают гражданским обществом, важнейшая роль отводится органу исполнительной власти», – отмечает Александр Шлык. Можно предположить, что заседания Всебелорусского народного собрания обойдутся без критичных высказываний – в режиме всеобщего «одобрямса».  Сам Лукашенко так видит спичи с трибуны ВНС:

«Там будут разные люди. Там, я уверен, будут разные точки зрения. Единственное, что врагов там не будет».

Политолог Андрей Казакевич говорит, что закон о ВНС дает понимание того, как будет развиваться политическая система в Беларуси, если не случится внешних воздействий. По его словам, когда появилась идея создать из этого форума дополнительный центр власти, подходы были разные. Но поскольку делегаты назначаются напрямую Лукашенко, исполнительной «вертикалью» власти или иными назначенцами Лукашенко и этой «вертикали», центром политического влияния ВНС стать не может. Как и не будет он иметь своей внутренней легитимности, которая хотя бы частично исходила от граждан. Схемы транзита власти, ее перераспределения или создания «коллективного Лукашенко» не просматривается – происходит банальная консервация старой системы во главе с тем, кто занимает пост президента. Кстати, в Конституцию Беларуси возвращено ограничение президентства одного политика двумя сроками. Правда, отсчет начнется с новых выборов в 2025 году. Таким образом, Лукашенко может править республикой еще более десяти лет, если позволит здоровье.

Как на такие трансформации политического поля отреагировала оппозиция? Пока об участии во всех избирательных кампаниях, в том числе в президентских выборах-2025, заявила только социал-демократическая партия. Она просит у Минюста перерегистрацию авансом, обещая выполнить новые, более увеличенные нормы по количеству региональных филиалов в течение года. Таким образом, если власти продлят ей жизнь, то для создания видимости плюрализма. Остальная же оппозиция наверняка назовет социал-демократов спарринг-партнерами власти.

О тактике эмигрантской оппозиции на избирательную кампанию 2024 года, ядром которой является Офис Тихановской, станет известно совсем скоро. Она будет обсуждаться 5-6 августа на конференции «Новая Беларусь» в Варшаве. А накануне альтернативное правительство (Объединенный переходный кабинет) наконец отчитается перед протопарламентом – Координационным Советом, что должно было произойти еще полгода назад. Однако альтернативные институты власти, созданные оппозицией, нарушили принятый ими же самими регламент. Остаются вопросы и касательно механизмов формирования этих структур: тот же Координационный Совет, члены которого избираются кулуарно, а даже белорусской диаспорой, в этом плане мало чем отличается от Всебелорусского народного собрания. Немало политических и финансовых скандалов в последнее время и вокруг ряда лидеров оппозиции, в том числе «министров» Тихановской и ее самой. Судя по всему, на конференции оппозиции, приуроченной к третьей годовщине протестов 2020 года, будет горячо и шумно. NewsPrice обязательно расскажет об ее итогах.

Автор публикации

Комментарии: 0
Публикации: 289
Регистрация: 03.12.2020