Что делает Москва в Судане?

Если говорить правду – это «может испортить ситуацию»  

4 июня Россия поддержала позицию Китая относительно блокирования проекта резолюции Совета Безопасности ООН. В этом документе осуждается убийство мирного населения суданским военным правительством, и призывают к немедленному прекращению насилия.

Фото 1: заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов

Чтобы объяснить решение Москвы, заместитель посла России в ООН Дмитрий Полянский охарактеризовал проект резолюции «несбалансированным заявлением», которое «может испортить ситуацию». Два дня спустя заместитель министра иностранных дел России Михаил Богданов поддержал заявление Полянского, добавив, что Москва выступила против «иностранной интервенции в Судане».

Россия весьма решительно защищает в Совете Безопасности ООН Переходной военный совет Судана (ПВС), что демонстрирует ее экономические интересы и геополитические устремления в южной Африке.

Партнерство Москвы и Хартума настолько значимо, что Россия делегитимизировала суданскую оппозицию с помощью: сложной дезинформирующей кампании, частных военных подрядчиков, которые обучают суданских военных офицеров, и партнерства с ближайшими военными советами для подавления демонстраций.

В долгосрочной перспективе Россия надеется, что ПВС повлияет на переходной процесс в Судане, отвергая обвинения в подстрекательстве к репрессиям, которые привели к гибели по меньшей мере 129 протестующих.

Нефть, оружие, золото и другие выгоды «стратегического партнерства»

Помимо геополитических мотивов не менее важны невыполненные российские контракты с правительством Судана и планы строительства базы на Красном море. ПВС согласился поддержать важные контракты России в области обороны, горнодобывающей промышленности и энергетики Судана, которые значительно расширились за последние годы.

По данным SIPRI, Судан является вторым по величине закупщиком российского оружия в Африке после Алжира. В 2017 году 50% закупок оружия Суданом пришлись на Россию.

Фото 2: на плакате Президент России Владимир Путин и Президент Судана Омар аль-Башир, Хартум, 2014 год

В 2017 году после встречи президента России Владимира Путина и бывшего президента Судана Омара аль-Башира в Сочи российская горнодобывающая компания «M Инвест» получила льготный доступ к суданским золотым запасам.

Поскольку суданская нефть транспортируется на мировые рынки, Россия выразила заинтересованность в строительстве нефтеперерабатывающего завода в Судане, чтобы повысить прибыльность нефтеразведки на юге страны.

Строительство базы на побережье Красного моря в Судане нацелено на то, чтобы усилить  влияние России в северо-восточной Африке и расширить свое присутствие в проливе Баб-эль-Мандеб.

Свергнутый президент Судана Омар аль-Башир попросил Россию рассмотреть вопрос о строительстве базы на Красном море в ноябре 2017 года из-за опасений по поводу вмешательства США во внутренние дела страны. Эта просьба была весьма своевременна, поскольку из-за плохих отношений Судана с США больше вероятности, что России доверят  базу на побережье Красного моря. Но из-за нестабильной ситуации в Судане потенциальное строительство базы не обсуждалось в России публично.

Критика Джона Болтона – советника президента США по национальной безопасности – по поводу жестокого обращения с демонстрантами подтверждает, что США являются угрожающей силой, вмешивающейся во внутренние дела Судана. Такие обстоятельства создают для России хорошие условия для создания базы в Судане.

Оппозиционеры – «экстремисты и диверсанты»

Поскольку Москва стратегически заинтересована в сохранении политической гегемонии ПВС, Россия ведет активную кампанию дезинформации по отношению к суданской оппозиции.  Ближайший соратник Путина Евгений Пригожин призвал правительство Судана оклеветать протестующих как сторонников Израиля и ЛГБТ, а также антиисламистами. Эти рекомендации подтолкнули суданскую полицию арестовать студентов в регионе Дарфур за разжигание гражданской войны. После государственного переворота протесты продолжали усиливаться, и 6 июня Михаил Богданов призвал суданские власти расправиться с «экстремистами и диверсантами».

Прокремлевские СМИ опровергли информацию, что ПВС используют репрессии и заявили, что суданские власти содействуют мирным демократическим реформам в стране. Чтобы избежать международного осуждения, российские СМИ писали, что жестокое обращение с суданскими демонстрантами позволяют себе неизвестные люди в военной форме и подчеркивали, что ПВС накажет преступников.

После того как военные 3 июня расправились с суданскими демонстрантами, в результате чего погибло по меньшей мере 128 человек, только либеральные СМИ, такие как «Новая газета», освещали причастность ПВС к этим репрессивным действиям. Государственные СМИ, такие как Российское Федеральное агентство новостей, писали только о том, что события 3 июня будут расследованы и в 2020 году ПВС планирует провести выборы.

Популярный международный суданский веб-сайт RT Arabic свидетельствует о том, что дезинформационная российская кампания против оппозиции оказала влияние на многих суданцев в возрасте до 30 лет.

Более того, ведущие региональные спонсоры ПВС – Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты – выступают против свержения авторитарных режимов народными восстаниями. В частности, министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш убежден, что от ПВС зависит долгосрочная стабильность Судана.

В одной из крупных прокремлевских газет «Независимая газета» писали, что позиции Москвы «находятся в тандеме с арабскими государствами Персидского залива», и хотя эти государства – традиционные союзники США, Москва ближе к ним, чем Вашингтон.

К тому же, если в 2020 году в США победит кандидат от Демократической партии, альянсы Саудовской Аравии и ОАЭ со Штатами окажутся под усиленной проверкой. Что вызывает опасения у правительств этих государств. Поэтому Москва надеется, что подобные перспективы могут укрепить партнерские отношения с этими странами.

Чтобы укрепить свои долгосрочные интересы в Судане, Россия хочет добиться того, чтобы прокремлевские группы в суданских вооруженных силах оставались доминирующими.

Сначала оклеветать оппозицию, потом наладить диалог

5 июля суданская оппозиция и ПВС заключили соглашение, которое закрепило за собой ротационное президентство и военно-гражданский правящий совет. После истечения 21-месячного мандата ПВС Москва должна будет восстановить свои отношения с суданскими оппозиционными движениями, чтобы сохранить свое влияние в Судане.

Хотя Богданов настаивал на диалоге с членами суданской оппозиции после расправы 3 июня, имидж Москвы среди оппозиции был омрачен размещением наемных войск в Судане.

Представитель МИД России Мария Захарова убеждала, что российские наёмники не находились в ведении Кремля, а представитель Госдумы Юрий Швиткин утверждал, что наёмники использовались только для выполнения военно-технического соглашения с Хартумом. Однако впоследствии выяснилось, что российские войска разрешили репрессии, что привело к «минимальной, но приемлемой гибели людей».

Поскольку известные оппозиционеры, такие как Абд аль-Вахид аль-Нур, лидер Освободительного движения Судана в Дарфуре, публично объявили тревогу по поводу российского вмешательства, эти разоблачения еще больше бросят тень на имидж Москвы.

Итого, ПВС готов поддерживать заключенные Баширом контракты и поддерживать тесное военное сотрудничество с Москвой. Чтобы усилить влияние в Судане и на Красном море, вероятно, Россия поможет Бурхану смягчить условия соглашения от 5 июля.

Способность России влиять на обстановку в Судане зависит от поддержки ПВС со стороны ОАЭ и Саудовской Аравии и то, что суданская оппозиция всё никак не может объединиться вокруг одного лидера или доминирующей фракции.

Если ситуация не изменится, Россия в обозримом будущем сохранит свой авторитет и влияние в Судане.

Источники фото:

  • cdnph.upi.com
  • rferl.org
  • theeastafrican.co.ke

Автор публикации

не в сети 1 год

Kazimira

0
Комментарии: 0Публикации: 6Регистрация: 18-07-2019