Теперь и Африка: как Россия зарабатывает имиджевые баллы на гуманитарной помощи

#ПереводБезЦензуры

Россия с населением в 148 миллионов человек заняла третье место в мире по количеству заболевших коронавирусом. Согласно официальным данным, предоставленным 11 мая, в России было в общей сложности было зарегистрировано 221 344 случая COVID-19. Великобритания и Италия сообщили о 219 183 и 219 070 случаях соответственно. Испания занимает второе место с 224 390 заболевшими, а Соединенные Штаты являются лидером этого «рейтинга» с почти 1,4 миллионами случаев.

Это огромный разрыв по сравнению с примерно 50 000 случаями среди 1,3 миллиарда населения Африки. Южная Африка и регион Магриб на сегодня наиболее сильно поражены коронавирусом на этом континенте.

Согласно докладу Экономической комиссии ООН по Африке (UNECA), континент все еще отстает от европейских стран в плане масштабности COVID-19. В то время как Африка сообщила о более чем 50 000 подтвержденных случаев нового коронавируса в начале мая, в опубликованном UNECA докладе «COVID-19 в Африке: защита жизни и экономики» говорится, что погибнуть от этого вируса может от 300 тысяч до 3 миллионов африканцев, в зависимости от мер, предпринятых, чтобы остановить распространение недуга.

Предоставим помощь несмотря на собственные проблемы

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), больше всего пострадали государства Южной Африки, а также страны Магриба — Алжир, Египет, Марокко и Тунис. При этом, вместо обеспечения прозрачности информации по пострадавшим, они значительно усилили цензуру подобных сведений. Страны к югу от Сахары — Гана и Нигерия, также входят в первую десятку африканских государств, пострадавших от пандемии.

В то время как Россия какое-то время, казалось, избежала серьезной вспышки коронавируса, за апрель и начало мая ситуация  резко изменилась. В России сейчас самый высокий показатель новых случаев в Европе и второй самый высокий показатель новых случаев в мире после США. Российские работники здравоохранения все еще сообщают о нехватке средств защиты. Учитывая то, что картина становится крайне пугающей, президент Владимир Путин уже распорядился принять крайние меры, хотя, по его словам, поспешность в этом деле не всегда уместна.

Несмотря на свои внутренние трудности, Кремль предлагает помощь ряду африканских стран. Россия использует всевозможные механизмы гуманитарного обеспечения еще с марта, то есть после того, как пандемия коронавируса распространилась по африканскому континенту. Российский МИД заявил, что некоторые страны Африки обратились к Москве за помощью в борьбе с COVID-19. Эти страны нуждаются в широком спектре медицинского оборудования, включая аппараты ИВЛ, а также в средствах индивидуальной защиты, дезинфицирующих средствах и расходных материалах. Все просьбы тщательно изучаются и обязательно учитывается ситуация в конкретной стране.

По мнению российского МИДа, пандемия может негативно сказаться на способности африканских стран решать ключевые задачи по преодолению бедности, обеспечению устойчивого развития и реализации интеграционных проектов. Россия давно помогает разным государствам континента преодолевать стихийные бедствия и распространение инфекционных заболеваний, включая лихорадку Эбола. По словам представителей МИД, Россия сделает все возможное, чтобы помочь континенту в борьбе с пандемией, используя как двусторонние механизмы, так  и механизмы международных организаций.

Выбираем тех, кто выгоден

Разумеется, оказание помощи в полном объеме практически невозможно для масштабов Африки. Таким образом, эксперты утверждают, что под эгидой борьбы с COVID-19 Россия действует вполне стратегически на «Черном континенте». Исторически сложилось так, что Россия предпочитала именно регион Магриба и страны юга Африки. Таким образом, в апреле и мае помощь была доставлена в Алжир, Египет, Марокко и Тунис на севере, а также Эфиопию и Джибути на востоке. В южной части Африки была оказана помощь Мозамбику, ЮАР и Зимбабве.

Особое внимание было оказано ряду стран, с которыми у России существуют определенные варианты сотрудничества. Например, Конго, где первый случай заболевания подтвердился еще в марте. По состоянию на май, среди почти 80-миллионного населения страны было только 264 случая инфицирования и 11 смертей. Таким образом, российская помощь оказалась крайне своевременной, поскольку в стране одновременно вспыхнули эпидемии коронавируса, лихорадки Эбола, холеры и кори. В сложных санитарно-эпидемиологических условиях Конго испытывала острую нехватку оборудования, лекарств, вакцин, масок, перчаток и дезинфицирующих средств.

С беспрецедентным кризисом в области здравоохранения и экономики столкнулся Тунис. Стране крайне необходимы респираторы, маски и медицинское оборудование. Именно это стало причиной выступления посла Туниса в Российской Федерации Тарака бен Салема, который отметил дружеские отношения между странами и попросил оказать посильную помощь. По словам посла, Россия взяла на себя обязательство рассмотреть просьбу Туниса.

Быстрый рост количества заболеваний наблюдался также в Джибути — страна получила непосредственную помощь от США в размере 500 тысяч долларов, после чего Россия также не осталась в стороне, предоставив гуманитарный груз общим весом 13,5 тонн, состоящий из более чем 20 многоцелевых медицинских модулей для борьбы с опасными инфекционными заболеваниями. Поставка включала также палатки и компоненты для строительства двух медицинских пунктов оказания квалифицированной помощи более чем для 200 тысяч человек.

Такой интерес в желании помочь обусловлен предельно простыми причинами — страна служит удобным местом для различных военных баз. Их размещение является важной частью экономики Джибути. Соединенные Штаты платят 63 миллиона долларов в год за размещение, Франция и Япония — по 30 миллионов, а Китай — 20 миллионов долларов. Арендные платежи составляют более 5% ВВП Джибути. Таким образом у России могут быть тоже вполне объяснимые интересы.

Кстати, Китай в последнее время активно наращивает свое военное присутствие в Африке в целом и в Джибути в частности. Присутствие Китая связано со стратегическими портами для обеспечения безопасности китайских активов. Стратегическое расположение Джибути делает страну ключевой для размещения военных сил в регионе.

Со своей стороны Россия считает, что может быть посредником в спорах между Эфиопией и Эритреей, между Эфиопией и Джибути, а также поучаствовать в международной поддержке усилий Сомали по восстановлению своей государственности. В течение последних нескольких лет министр иностранных дел Сергей Лавров провел ряд встреч по вопросам инвестиций в высокие технологии и транспортную логистику в Джибути и Эритрее.

Отличные отношения у России и с Алжиром. Разумеется, этой стране тоже была оказана помощь. Были поставлены инфракрасные термометры, костюмы, медицинские маски и другие товары, необходимые для борьбы с COVID-19.

Есть ли шанс на возврат глобального влияния?

Оказывая подобную помощь, Россия вполне может претендовать если не на полный возврат глобального влияния (как было при СССР), то хотя бы на постепенно частичный. В частности, ситуация с вирусом является неплохим шансом установить отношения с африканскими странами, если это не получается сделать со странами Запада.

С другой стороны, ряд специалистов выражает мнение, что России нужно гораздо больше усилий, чтобы возродить старые связи в африканских странах для участия в крупномасштабных инвестициях и энергетических проектах. Гуманитарная помощь может стать как раз именно таким стратегическим механизмом.

Глобальная пандемия, выявив слабые места в и так «хромающей» системе здравоохранения стран Африки, негативно сказалась на ее экономических секторах. Именно поэтому сейчас африканским лидерам придётся искать пути выхода из кризиса, а сделать это без внешних факторов не получится. Вот как раз именно здесь для России и открываются перспективы, причем довольно выгодные. Как будет развиваться ситуация в дальнейшем, покажет время, но, скорее всего, по результатам текущего года уже можно будет говорить об определенных вариантах в будущем.

Автор публикации

не в сети 3 месяца

kid

0
Комментарии: 0Публикации: 30Регистрация: 20-01-2020