«Войти в историю»: зачем Эрдогану смена статуса Святой Софии?

10 июля 2020 года Высший административный совет Турции аннулировал решение правительства страны, принятое в 1934 году, которое превратило мечеть Святой Софии в музей. Но зачем это турецкой власти? И какие последствия это событие несет для будущего Турции?

Легитимность любой ценой

10 июля этого года музей Святой Софии снова стал мечетью Айя-София, в которой уже 24 июля пройдет первый пятничный намаз. Чтобы описать значение этого памятника, включенного в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, не хватит никакой статьи. Построенный в VI веке при великом императоре Юстиниане I, он пережил крах двух могущественных империй – Византийской и Османской. И теперь судьба собора вновь становится разменной монетой в политических играх турецкой власти во главе с президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Собор Святой Софии

По мнению экспертов, все действия турецкого лидера за последние годы говорят о том, что он активно пытается укрепить собственную власть для того, чтобы привести страну к стабильности. А эта стабильность сейчас Турции необходима – курс турецкой лиры падает, а ситуация в экономике становится все хуже. Однако разрешить эти проблемы мешает то внутренний кризис, то конфликты на внешней арене, например, в Сирии, и в Ливии.

В глазах Эрдогана и тех, кто его поддерживает, современная Турция быстро укрепляет свое влияние в мире благодаря сильному лидеру в главе. А для того, чтобы решить вышеописанные проблемы, необходимо предоставить этому лидеру еще больше власти. По мнению экспертов, на эту цель работал суд над обвиняемыми в попытке военного переворота в 2016 году.

Кроме того, конституционный референдум 2017 года фактически развязал Эрдогану руки, превратив Турцию из парламентской в президентскую республику, в которой именно глава государства обладает огромной властью, а парламент страны напрямую зависит от его воли. А парламентские и президентские выборы 2018 года, проводившиеся в один день, закрепили этот результат. По их итогам Эрдоган и его Партия справедливости и развития получили 52% и 42%, соответственно, и теперь имеют все шансы встретить 100-летний юбилей Турецкой Республики в 2023 году у власти.

Однако все эти победы турецкого лидера оставались незаконченными, а укрепление его власти не решило главных проблем страны. Ведь когда избиратель отвлекается от телевизора с государственной пропагандой, то он видит все те же высокие цены, повышающиеся налоги и экономику, страдающую от кризиса и последствий пандемии. В результате рейтинг популярности Эрдогана продолжает колебаться, да и конфликты в самой власти не прекращаются. Прежние соратники, вроде премьера-министра и главы правящей партии Ахмета Давутоглу, уходят в отставку, а другие создают свои оппозиционные партии.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган

В сложившихся условиях главной потребностью Эрдогана становится укрепление легитимности его власти, а для этого он должен постоянно ее подтверждать. По мнению экспертов, турецкий президент фактически участвует в постоянной гонке от одной великой цели к другой. И одной из таких целей и стала смена статуса Святой Софии.

Как считают эксперты, на эту смену статуса Эрдоган пошел для того, чтобы консолидировать вокруг себя сторонников правящей Партии справедливости и развития, многие из которых выступают за усиление исламизма. Поскольку экономическая ситуация в Турции оставляет желать лучшего, то глава государства вынужден искать новые способы для привлечения электората. А учитывая то, что по данным опросов, более 70% респондентов поддерживали превращение Святой Софии в мечеть, объект для следующего громкого шага был очевиден.

Но остается важный вопрос – а почему Реджепу Эрдогану вообще нужно постоянно укреплять легитимность своей власти? Дело в том, что он пошел на достаточно смелый шаг – постепенный отказ от наследия основателя современной Турции Мустафы Кемаля Ататюрка, на котором и строилась легитимность всех предыдущих турецких лидеров.

Османский реванш

Современная Турция во многом является плодом деятельности Мустафы Кемаля Ататюрка, ее основателя и первого президента в 1923-1938 годах. На месте бывшей Османской империи Ататюрку удалось построить республиканское государство и провести ряд серьезных реформ. Так, он ввел светское обучение, принял новое законодательство по европейскому образцу, отделил религию от государства и предоставил избирательные права женщинам. Собственно, кемализм, названный в честь основателя Турецкой Республики, до сих пор считается официальной идеологией страны.

Мустафа Кемаль Ататюрк

Именно связь с Ататюрком и продолжение его наследия были основой легитимности многих турецких лидеров после него. Однако Эрдоган пошел другим путем.

Сам основатель Турции пока остается неприкасаемым. Его портреты украшают государственные учреждения, а лицо Ататюрка изображено на турецких монетах и купюрах. Критика же первого турецкого лидера, согласно закону «Об оскорблении памяти Ататюрка», приравнивается к государственному преступлению.

Но одновременно с этим уже идет ревизия его наследия. Так, был снят запрет на преподавание религиозных предметов в начальной и средней школе, а также запрет на ношение хиджаба, установленные при Мустафе Кемале. А теперь было аннулировано и решение Ататюрка и турецкого правительства, в 1934 году превратившее мечеть Святой Софии в музей.

В отличие от Ататюрка, который придерживался идеологии гражданского национализма и опирался на светские круги, президент Эрдоган вместе с его Партией справедливости и развития, по мнению экспертов, поддерживает совсем другую идею – неоосманизм. То есть постепенное возвращение к традициям рухнувшей Османской империи с опорой на религиозные круги, с чем и боролся Мустафа Кемаль.

И превращение Святой Софии в мечеть здесь имеет большое символическое значение, при этом недорогое с точки зрения цены. Осуществляя смену статуса, Эрдоган вместе со своими сторонниками и избирателями как бы снова повторяют захват Константинополя Османской империей в 1453 году. Присваивая себе главный символ и духовный центр бывшей столицы двух империй, турецкий лидер, по мнению экспертов, навсегда вписывает свое имя в историю, и для этого ему даже не потребовалось отправлять армию в очередной заграничный поход.

Меняя статус Святой Софии, Реджеп Эрдоган в глазах своих сторонников и всей Турции меняет и собственный статус. Он становится наследником уже не Мустафы Кемаля Ататюрка, популярного лидера с огромными полномочиями, но при этом все же светского и ограниченного в своей власти. Эрдоган выступает уже наследником султана Мехмеда II, завоевателя Константинополя, и других правителей Османской империи – неограниченных абсолютистских лидеров, соединявших в себе как светскую, так и религиозную власть. То есть президент Эрдоган постепенно приобретает статус «султана Эрдогана». Но этот процесс еще далек от завершения.

Неопределенное будущее

Сломав такую важную часть наследия Мустафы Кемаля, Эрдоган, по мнению экспертов, посылает всем ясный сигнал – при необходимости он может пересмотреть и другие основы Турецкой Республики. Например, отменить закон «Об оскорблении памяти Ататюрка», установить уголовное наказание за супружескую измену, или вовсе узаконить многоженство, которое фактически и так уже существует в некоторых турецких районах.

Соседям же Турции Эрдоган напоминает, что вполне может заняться пересмотром «несправедливых» соглашений, которые в прошлом были навязаны его стране.

Среди подобных соглашений можно назвать конвенцию Монтрё 1936 года, подписанную при Ататюрке и ограничивающую контроль Турции над проливами Босфор и Дарданеллы. Однако эксперты считают, что турецкий лидер все же не пойдет на полный разрыв международных договоров. Но вот попытаться обойти их или трактовать более вольно он вполне способен.

Примеры такой политики Эрдогана уже существуют. Например, проект судоходного канала через Стамбул, на который не распространяется конвенция 1936 года. Или же передел шельфа Средиземного моря вместе с ливийским правительством Файеза Сарраджа, которое полностью зависит от турецкой помощи в гражданской войне, расколовшей страну на две части. В «экономическую зону» Турции и Ливии попал греческий остров Кастелоризо, но этот факт был просто проигнорирован.

По мнению экспертов, изменением статуса Святой Софии Эрдоган бросил вызов именно Греции, как наследнице Византийской империи и державе, которой Ататюрк в прошлом уступил слишком много. Так, по Лозаннскому мирному договору 1923 года Турция утратила контроль над островами в Эгейском море – Лемносом, Хиосом, Икарией и другими, которые попали в руки Греции. И теперь маленькие островки в километре от турецкого побережья находятся под контролем Греции, что мешает действиям Турции в ее собственных прибрежных водах и провоцирует постоянные конфликты.

Границы Турции по Лозаннскому мирному договору

А свое отношение к Лозаннскому договору Эрдоган уже продемонстрировал несколько месяцев назад, когда турецкие пограничники сломали часть укреплений на границе с Грецией, пропуская беженцев в Шенгенскую зону.

Изменение статуса Святой Софии является лишь пробным шагом на пути Реджепа Эрдогана к возрождению Османской империи. Теперь он будет давить на соседей, вынуждая их идти на уступки. А им придется решать, как теперь вести себя с амбициозным турецким лидером.

Автор публикации

не в сети 2 дня

Watcher639

1 837
Комментарии: 312Публикации: 612Регистрация: 08-10-2019