Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

Злополучные приключения иностранцев в Беларуси

Находясь в чужой стране, всегда следует помнить о ее законах и не нарушать их, какими бы несправедливыми они вам не казались. И даже полная уверенность в том, что поступаете правильно, не спасет от наказания. Порой депортация или запрет на въезд могут оказаться самым меньшим из зол. Более того, в некоторых случаях не поможет даже выезд за границу.

Белорусские правоохранительные органы сейчас предельно внимательно следят за тем, как граждане, находящиеся в этой стране, следуют законам. Пусть протесты, которые разгорелись после президентских выборов, фактически сошли на нет, тем не менее, ужесточенный контроль продолжается. Оперативно реагируют на новые «вызовы», например, 9 сентября предотвратили марш на одной из Минских улиц, не дав людям даже собраться. Продолжают устанавливать и задерживать тех, кто «засветился ранее». И особняком в среде правонарушителей стоят иностранные граждане. Казалось бы, человек давно не живет в Беларуси (а некоторые некогда и не жили), значит, вряд ли будет совершать какие-то неправомерные действия и уж тем более, влезать в дела политические. Однако, как показала практика, бывает и такое.

История не нова

СИЗО на улице Окрестина в Минске, фото: Svaboda.org

Сразу стоит оговориться, что задержания и водворения в места, не столь отдаленные иностранных граждан в Беларуси, это не то явление, которое «породили протесты». Довольно много таких «сидельцев» было в стране и раньше. Например, в 2017 году таких заключенных было около 1000. К слову, в 2018-2019 годах ситуация была примерно такая же.

Отметим так же, что для Беларуси абсолютно нет разницы, какое гражданство у правонарушителя, если суд посчитал, что человек виновен, он будет отбывать наказание на общих основаниях. Каких-то специализированных мест лишения свободы для них в стране не предусмотрено.

Но есть нюансы. Первое, согласно ст.63 Уголовно-исполнительного кодекса Беларуси, иностранцы могут отбывать наказание у себя в стране. Но возможно это не во всех случаях, только если с родиной человека у Беларуси есть международный договор.

Второе, если иностранец задержан не по уголовному делу, а по административному и ему избрана такая мера, как депортация, человека до момента высылки помещают либо в центр временного содержания иностранцев (которых фактически нет в Беларуси), центр изоляции правонарушителей, а в случае их отсутствия – в изолятор временного содержания. И все бы ничего. Только вот иногда отъезда обратно приходится ждать довольно долго. В Процессуально-исполнительном кодексе  говорится, что «лицо задерживают на срок необходимый для исполнения постановления о депортации/высылки». И конкретики никакой. Соответственно, можно просидеть долго. Например, так более полугода в свое время пробыл в ИВС гражданин Конго Патрик Мангалуа, а иранец Мехрадад Джамшидиян – более 11 месяцев. И надо понимать, что ИВС, СИЗО – они не предназначены для длительного пребывания.

Ну и третье. Когда человек в чужой стране, у него практически там нет знакомых, родственников, просто не от кого принимать передачи, чтобы восполнить запасы каких-либо необходимых в местах заключения вещей.

«Политические»

Безусловно, в Беларуси нет никаких политических заключенных. Президент Александр Лукашенко об этом периодически говорит, статья такая в уголовном кодексе ведь отсутствует:

«Я на этот вопрос уже отвечал журналистам. Если мне покажут хоть одну политическую статью в Уголовном кодексе и скажут, что на основании этой статьи кто-то осужден, мы будем думать, какие принимать решения. У нас не было и нет никаких политических заключенных».

Зато есть люди, которые так или иначе зацепили политику или, точнее, без политики не оказались бы в местах заключения. И как раз среди них есть граждане других стран, не Беларуси.

Пожалуй, один из самых известных кейсов – это история Натальи Херше. К слову, как раз ее ряд правозащитных организаций признали политической заключенной. Наталья имеет двойное гражданство, второе после белорусского – швейцарское. Она не живет в стране достаточно давно, более 10 лет. Тем не менее раз в год сюда приезжала. И один такой приезд пришелся на протестный период. 19 сентября 2020 года приняла участие в женской акции протеста. Тогда девушки и женщины выступали против насилия и итогов выборов. Они собирались у Комаровского рынка и проходили маршем по городу. Увы, мирно действо не закончилось. Многие закончили день в отделении милиции, а потом отправились на «сутки». У Херше же получилась целая стычка с силовиками.

Наталья Херше, фото: Svaboda.org

В момент задержания за участие в несанкционированном массовом мероприятии (тогда за это угрожала лишь «административка»), Херше оказала сопротивление сотрудникам правоохранительных органов, он не хотела идти в автозак и пыталась сбежать. Задержал Наталью сотрудник ОМОН, но она вырвалась, стянула ему балаклаву и поцарапала. Как итог – уголовное дело по ст. 363 УК РБ (Сопротивление сотруднику милиции).

7 декабря, несмотря на второе гражданство Херше, ее приговорили к 2 годам и 6 месяцам исправительной колонии в условиях общего режима.

Таким образом, уже почти год она находится за решеткой. Кстати, в августа 2021 года пошел слух, что председатель Совета Республики Наталья Кочанова встретится со своей тезкой в колонии и, возможно, даже будет убеждать написать прошение о помиловании, которое, опять же по слухам, запланировано на новый государственный праздник в Беларуси – День народного единства (17 сентября).

Однако в пресс-службе палаты парламента заявили, что все фейк и никто к Херше не поедет.

Еще один известный заключенный – Виталий Шкляров. Считается, что он прожил целых две жизни, а уже, наверное, можно сказать, что даже три.

Виталий Шкляров, фото: CC BY-SA 2.0, Катерина Преснецова

В первой, которая условно закончилась 29 июля 2020 года этот человек, имеющий паспорт США, жил в Вашингтоне, занимался исследовательской работой в Центре российских и евразийских исследований Гарвардского университета, был колумнистом известных американских и российских изданий. Был политтехнологом, успевшим поработать в избирательных кампаниях в России, Грузии и снова США. Работал в штабе одного из кандидатов в президенты США, демократом Берни Сандерсом, позже – в штабе Ксении Собчак. Словом, не был серой мышью и среднестатистическим обывателем. Довольно известная в определенных кругах личность. Более того, женат Шкляров был на дипломатическом работнике – сотруднице посольства США в Украине).

Однако летом 2020 года Шкляров приехал в Минск. По его словам, прибыл к больной матери. Однако в июля 2020 года его задержали по обвинению в организации и подготовке групповых действий, грубо нарушавших общественный порядок при проведении пикета по сбору подписей инициативной группой по выдвижению в качестве кандидата в президенты Светланы Тихоновской. Тем не менее, если Херше по-прежнему остается в заключении, Шкляров с осени прошлого года на свободе. Но и событий за эти несколько месяцев несвободы прошло множество.

Начнем с того, что Шкляров принимал участие во встрече с Лукашенко в СИЗО. Напомним, 10 октября 2020 года белорусский президент приехал в СИЗО №1, чтобы пообщаться с «лидерами оппозиции». Спустя 6 дней после этого события политтехнолога перевели под домашний арест.

А потом за Шклярова буквально вступился госсекретарь США Майк Помпео. 24 октября он провел телефонный разговор с Лукашенко, в котором призвал освободить гражданина США и позволить ему уехать. И буквально по счастливой случайности (конечно, ну а как еще), 27 октября молодой человек улетает в Штаты.

И казалось бы, все, история окончена. Но немного позже в интервью радиостанции «Эхо Москвы» Шкляров говорит следующее о Лукашенко:

«Он, мне кажется, невероятно умный, и всё прекрасно понимает. В этом смысле он человек, которому некуда и незачем куда-то уходить и спешить. Понимаете, он такой последний из могикан — плотный, сильный, крутой мужик, если честно <…> Любящий отец, что меня поразило».

Конечно, это всколыхнуло общественность, люди разделились на два лагеря. Кто-то считал, что политтехнолог просто сломался, он травмирован психологически и никакие слова, звучащие в этот период, нельзя воспринимать всерьез. Другие же разочаровались и восприняли все, чуть ли ни как предательство.

Позже, уже летом 2021 года Шкляров прокомментировал свои слова, но у некоторых людей, что называется, осадочек все равно остался:

«Не стоит судить об эмоциональном и психологическом состоянии людей, которые прошли через тюрьму, сразу и всерьез после освобождения. Тем более, когда это не просто тюрьма, а СИЗО и камера режима Лукашенко. Я в тот момент говорил от себя, потому что увидел перед собой сильного соперника (речь идет о встрече Лукашенко с политзаключенными в СИЗО КГБ), не надо недооценивать его, но я не имел права говорить в интервью от имени нации, а это было воспринято именно так. Могу сказать, что во время того интервью я находился в определенном эмоциональном состоянии».

Кстати, сидят в Беларуси не только те, кто имеет двойное гражданство (тем более, что по белорусским законам, именно белорусский паспорт считается приоритетным). Есть и граждане соседской, как говорит Лукашенко, братской страны. Конечно, речь идет о России.

Так, самым громким дело стала ситуация с девушкой экс-редактора признанного экстремистским Telegram-канала Nexta Романа Протасевича Софьей Сапегой. Россиянку задержали вместе с белорусом, когда они летели из Афин в Вильнюс. Подробнее об истории со злополучным бортом Ryanair можно почитать по ссылке.

Софья Сапега, фото: Telegram-канал “Желтые сливы”

Кстати, девушка с мая находится в Беларуси. Сейчас она ожидает суда и проходит обвиняемой сразу по нескольким статьям, в том числе и в организации массовых беспорядков. 26 мая Лукашенко даже упомянул ее в одном из выступлений, назвав «сообщницей» Протасевича.

Однако, 29 мая стало известно, что ситуацию с россиянкой обсуждали на самом высоком уровне. А после пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил, что за Софьей в Кремле следят, но учитывают то, что у нее есть белорусский вид на жительство. Затем пошел период довольно непонятных рассуждений на тему, где ее судить, а может, помиловать и т.п. Только к началу июня определились, что дело будет рассматриваться все же в Беларуси.

И казалось бы, все понятно. Но нет, 25 июня Сапегу, как и Протасевича, отпустили под домашний арест. Следственный комитет объяснил это тем, что оба пошли на досудебное соглашение со следствием. Кстати, некоторое время назад в сеть попали фотографии, где девушка вполне свободно гуляет по Минску. Очевидно, что никакого жесткого отношения к ней. Но вот дата суда по-прежнему неизвестно.

А неделю назад Генеральная прокуратура Беларуси объявила, что в суд передано дело женщины, которой инкриминировано распространение заведомо ложных измышлений, позорящих президента Беларуси, соединенных с обвинением его в тяжком преступлении. Ну казалось бы, типичная для поствыборного периода ситуация. Не удивляет даже тот факт, что зреет очередной судебный процесс по соцсетям (гражданка оскорбила Лукашенко в Твиттере). Только вот позже оказалось, что речь идет об очередной гражданке России, 58-летней Ирине Викхольм, задержанной в городе Брест.

Ирина Викхольм, фото: Facebook

Здесь все было обставлено по правилам. МИД Беларуси уведомил российскую сторону. Российские дипломаты с ней провели встречу и оказали необходимую консульскую поддержку. Дело на контроле. Только это большой роли не играет. Здесь, по белорусским законам, вина очевидна, а значит, наказание будет.

К чему это все привело

Собственно, как видим, для закона (пусть и ужесточенного именно из-за протестных лета-осени 2020 года) разницы нет, откуда приехал нарушитель. Тем не менее, вероятно, в связи с тем, что у многих из них или есть второй белорусский паспорт, или вид на жительство в этой стране, власти внесли некоторые изменения в закон о гражданстве.

Белорусский паспорт

Теперь его можно лишиться. Нет, конечно, если человек белорус по рождению, тут претензий нет, но если синий паспорт, что называется, приобретенный, то после судебного подтверждения того, что лицо принимало участие в экстремистской деятельности или принесло тяжкий вред стране, документа можно лишиться.

К слову, оговорено, что под участием в экстремистской деятельности или причинением тяжкого вреда интересам Беларуси понимаются такие преступления, как акт терроризма, в том числе международного, совершенный в отношении государственного или общественного деятеля, представителя иностранного государства или международной организации, нападение на учреждения, пользующиеся международной защитой, наемничество, создание незаконного вооруженного формирования, измена государству, диверсия и ряд других преступлений, характеризующихся повышенной общественной опасностью.

Но как мы понимаем, подтянуть что-то вполне реально, хотя, даже исходя из описания ничего этого делать даже не придется. Все, что так или иначе связано с протестной деятельностью автоматически считается ущербом стране.

Только вот в отличие от международно-правовых актов новая редакция белорусского закона не содержит условий, когда лишение гражданства невозможно и считается произвольным. Например, если лишение гражданства не соразмерно причиненному вреду или гражданин превращается в человека без гражданства.

И все понятно, это защитная мера, только вот Всеобщая декларация прав человека ООН устанавливает, что никто не может быть произвольно лишен своего гражданства или права изменить его. Но надо отдать должное, что Конвенция ООН о сокращении безгражданства предписывает, что государства не лишаются права лишать своих граждан гражданства, если они причиняют серьезный вред интересам такого государства.

Автор публикации

Комментарии: 0
Публикации: 34
Регистрация: 02.03.2020