Пекин или Вашингтон — куда текут все деньги мира?

Скрытая угроза

Со всех сторон звучат голоса о том, что США едва справляются с новыми вызовами — от ядерной программы Ирана и Северной Кореи до распространения коронавируса. Вашингтон тратит много сил на борьбу с ними, но победы не видно. В то же время, мало кто обращает внимание на куда более фундаментальные сдвиги — США теряют лидерство в финансовом мире, утверждают журналисты британского новостного издания The Economist.

Вашингтон все чаще использует свои финансовые рычаги, оказывая давление не только на противников, но и на союзников: эгоистичные экономические интересы Вашингтона стоят выше солидарности со странами ЕС, чью продукцию Дональд Трамп обложил пошлинами,  и выше обеспечения безопасности на Корейском полуострове, ведь Дональд Трамп требует значительного повышения расходов Сеула на содержание американских военных. Очевидно, это отталкивает союзников от США, не говоря уже о Китае: чего стоят только инициативы о дефолте по облигациям, держателем которых является Пекин, на $1,1 трлн.

Новый гегемон

США были финансовым центром мира со времен Второй Мировой войны, когда благодаря плану Маршалла доллар стал резервной валютой сначала в Западной Европе, а затем и во всем мире. В 1944 были основаны Всемирный банк и МВФ, была сформирована Бреттон-Вудская система с жестким курсом доллара по отношению к золоту и валютам стран-союзников — золото потекло в США, а доллар — в Европу и Азию. В 1970-е США укрепили свои позиции благодаря появлению кредитных карт и распространению по всему миру систем и сервисов электронных платежных.

Более того, осуществился переход к Ямайской финансовой системе: доллар перестал быть привязанным к золоту, а курсы иностранных валют стали свободными. Все эти факторы привели к небывалому росту американского капитала — всего четыре крупнейших банка — Citigroup, Wells Fargo, JPMorgan Chase и Bank of America владеют активами на $8,9 трлн; 2/3 мировых транзакций по банковским картам обрабатываются в США, а американский фондовый рынок десятилетиями остается номером один.

Теперь же Вашингтон третирует другие страны с помощью санкций и совершает одну ошибку за другой на фоне того как в мире растет новый финансовый гегемон — Китай. Еще в 2000 году доля КНР в мировом ВВП составляла жалкие 3,6% — немногим больше, чем сейчас у России. Теперь же этот показатель достиг 15,5%, что сопоставимо с США. Экономика Китая огромна, но вот в финансовом мире Китай еще сравнительно невелик — впрочем, это ненадолго. Американская политика вызывает отторжение — зачем иметь дело с тем, кто завтра будет тебя шантажировать санкциями? Вакуум заполняет Китай посредством нескольких шагов.

Во-первых, торговля с Китаем становится все более привлекательной. На фоне подорожания доллара (на 25% с 2011 года) импорт американской продукции становится невыгодным, в то время как юань остается относительно дешевым, и Китай зачастую производит продукцию сопоставимого качества. Более того, сам Китай не заинтересован в импорте из США — и торговая война, развязанная Дональдом Трампом, лишь усугубляет ситуацию. Огромная роль Китая в международной торговле стала очевидна, когда остановились заводы и полтора миллиарда человек оказались на самоизоляции из-за пандемии коронавируса.

Во-вторых, Китай захватывает рынок онлайн-платежей. В мире около 2,3 млрд людей, не имеющих банковских карт и доступа к финансовым услугам. Китайские компании, такие как Tencent, разрабатывают суперприложения — в частности, всем известный WeChat, сочетающий в себе функции социальной сети и платежной системы. Число ежемесячных активных пользователей уже превышает 1 млрд, что лишь вдвое меньше WhatsApp. Установить приложение на телефон и пользоваться им гораздо проще и удобнее, чем банковской картой, а это значит, что все больше людей в мире будут пользоваться именно китайскими сервисами, а не американскими платежными системами Visa и Mastercard.

В-третьих, Китай куда лучше справился с пандемией COVID-19. 1,5 млн зараженных и десятки тысяч погибших создают огромную нагрузку на фискальную и банковскую систему США, в то время как Пекин смог в кратчайшие сроки мобилизовать экономику и избежать серьезного ущерба. По прогнозам экономистов, ВВП Китая вырастет в 2020 году на 2,5%, в то время как ВВП США сократится сразу на 5,5%. США не могут позаботиться даже о себе и, таким образом, теряют роль экономического и финансового мирового лидера.

Китайские драконы

Китайские банки и компании мало известны за рубежом, но это вовсе не значит, что они играют меньшую роль, чем их западные конкуренты. Как уже упоминалось, 4 крупнейших банка США владеют активами на $8,9 трлн, но 4 крупнейших банка Китая гораздо богаче. Судите сами: активы Промышленного и коммерческого банка Китая (ICBC) составляют $4 трлн, Китайского строительного банка (CCB) — $3,38 трлн, Сельскохозяйственного банка Китая (ABC) — $3,29 трлн, Банка Китая (BOC)- $3 трлн. Итого — $13,67 трлн, что сопоставимо с ВВП всего Китая ($14,1 трлн). Совокупные активы китайских банков превышают $40 трлн — больше, чем у всех банков Европы и США.

Эти деньги не просто лежат мертвым грузом: китайские банки вкладываются в крупные межконтинентальные инвестиционные проекты, например, «Один пояс — один путь», кредитуют страны Центральной и Средней Азии, а также Африки, фактически превращая их в сателлитов, покупают ценные бумаги на рынках США и ЕС, приобретая доли в местных компаниях.

Доля «Большой четверки» китайских банков с 2015 года выросла с 5% до 7%, а их зарубежные активы составляют $1,3 трлн. Китайские банки владеют долгами США на $310 млрд — в дополнение к $1,1 трлн в руках Пекина. Кроме того, гонконгская биржа по итогам 2019 года заняла первое место по числу котирующихся компаний. Китайский фондовый рынок в целом оказался куда более устойчивым: индекс Shanghai Composite на данный момент находится лишь на 6,5% ниже уровня, зафиксированного 1 января 2020 года, в то время как американский S&P500 упал на 12,3%.

Китайские компании не отстают: 24% из 500 крупнейших компаний мира, по версии Fortune 500, составляют именно компании из КНР. Три китайские компании с наибольшей выручкой: Sinopec Group с выручкой $414,6 млрд (2 место в мире), China National Petroleum — $393 млрд (4 место), State Grid Corporation — $387 млрд (5 место).

Большой брат

В то же время, серьезным недостатком китайских компаний является крайне высокий уровень участия государства — и в капитале, и в регулировании их деятельности. Более того, китайские банки в основном ориентированы на финансирование государственных предприятий, а также часто кредитуют неэффективные госкомпании, что создает риски для финансовой стабильности всей системы страны. С другой стороны, либеральные финансовые рынки, как например, американский, также не являются стабильными — вспомним кризис 2008 года, вызванный именно огромной долей плохих ипотечных долгов на балансе американских банков.

Участие «Большого брата», однако, может быть и положительным: правительство КНР стимулирует инвестиции не только масштабными вливаниями из бюджета, но и путем предоставления налоговых льгот и госсубсидий — в том числе, и иностранцам. В целом, усилия правительства по привлечению инвесторов из-за рубежа налицо: объем прямых иностранных инвестиций растет ежегодно: в 2019 году он достиг $137 млрд (+5,8%) — для сравнения, в США этот показатель составляет $382 млрд, поэтому в данном аспекте Китай еще значительно отстает от своего конкурента.

Высокая доходность

Еще одним финансовым козырем в рукаве Пекина может стать ключевая ставка, равная 3,85%. В США ключевая ставка уже опустилась до нуля, а это значит, что около нуля находятся и доходности по вкладам и безрисковым облигациям. Возникает простой вопрос — куда вложить деньги, чтобы заработать с небольшим риском? Китай — отличный вариант по нескольким причинам.

Во-первых, курс юаня к доллару стабилен и колеблется в пределах 1-2%. Иностранным инвесторам не следует опасаться резких скачков, которые могут в один момент лишить их дохода за несколько лет, как, например, произошло в России в 2014 году. Схема под названием керри-трейд достаточно проста: нужно взять кредит в долларах, обменять на юани и купить, например, государственные облигации, дающие доходность до 3,5%. Риск банкротства Китая практически равен нулю (0,88%), о чем также свидетельствуют рейтинги ведущих мировых агентств.

Во-вторых, китайский рынок обладает огромным потенциалом роста благодаря полуторамиллиардному населению и экономике, сопоставимой с американской. Чем больше потенциал роста, тем выше ожидаемая доходность. Это не пустой звук: фонды США уже перенаправляют свои инвестиции — в 2020 году четверть, или $500 млрд своих активов, они вложили в китайские акции, что на 20% выше прошлогоднего показателя. По оценкам экспертов, китайский рынок в перспективе останется привлекательным не только для институциональных, но и для частных инвесторов, а значит, следует ожидать перетока капитала из США в КНР.

Все дороги ведут в Китай

Китай занимает первое место в мире по доли в международной торговле. Если в 1995 году объем внешней торговли Китая составлял $280 млрд (3% мирового), то в 2019 году достиг $4,8 трлн (12,5%), в то время как США располагаются на втором месте с долей в 11,5%. Более того, Китай экспортирует 13,5% мировых товаров. Это приводит к огромному профициту торгового баланса и, как следствие, притоку денег в страну — по данному показателю в 2019 году Китай занял первое место в мире, заработав «чистыми» $421 млрд. В то же время США «потеряли» на международной торговле $616 млрд.

Таким образом, Китай уже дышит в спину США на поле, где США доминируют 75 лет. Монополия доллара вовсе не кажется такой уж незыблемой, и Китай приближается к роли мирового финансового лидера. Впрочем, этот процесс не быстрый: несмотря на то, что по многим финансовым параметрам Китай превосходит США, ему потребуются годы, чтобы стать номером один. Как бы то ни было, китайская мудрость гласит: «На дне терпения оседает золото».

Автор публикации

не в сети 3 часа

valexcom

998
Комментарии: 8Публикации: 222Регистрация: 12-03-2020