Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

«Без внешнего вмешательства»: почему Киргизия и Таджикистан ввязались в пограничный конфликт?

С момента распада СССР в 1991 году постсоветское пространство стало ареной постоянных конфликтов между бывшими республиками некогда единого государства. В особенности это касается Киргизии и Таджикистана, пограничные конфликты между которыми вспыхивают каждый год. Однако в этот раз бытовые противоречия жителей приграничных районов перетекли в полноценный военный конфликт, закончившийся столкновением двух армий и десятками погибших. По поводу каких территорий конфликтуют Бишкек и Душанбе? Почему произошла нынешняя эскалация конфликта, и как можно решить пограничные споры между двумя странами?

Спорные территории

Пограничные конфликты в Центральной Азии в основном связаны с Ферганской долиной. Эта территория представляет собой большую ромбовидную равнину, находящуюся в самом сердце Центральной Азии на территории Северного Таджикистана, Южной Киргизии и Восточного Узбекистана. Долина площадью 22 тысячи квадратных километров известна своей сельскохозяйственной плодородностью, что сделало ее одной из самых густонаселенных регионов в мире. На территории Ферганы проживает около одной пятой всего населения Центральной Азии (порядка 12-15 миллионов человек). Соответственно, все, что происходит в этом регионе, оказывает прямое влияние на экономику, политику и религиозную сферу трех вовлеченных стран.

Учитывая густонаселенность региона, ограниченность ресурсов и засушливый климат, вполне объяснимо, почему Ферганская долина стала источником постоянных конфликтов. Считается, что они в основном появились с распадом СССР в 1991 году, однако даже краткий взгляд в историю говорит о том, что столкновения в Фергане происходили и в советское время.

Во время национального размежевания региона союзное правительство провело границы между республиками таким образом, что ресурсы Ферганской долины оказались распределены неравномерно. Это стало благодатной почвой для постоянных конфликтов в приграничных районах еще в советское время.

Карта Ферганской долины

Так, уже в 1924 году, после первого национально-территориального деления региона, Киргизская Автономная Советская Социалистическая Республика (АССР) потребовала от союзного правительства, чтобы ей передали административные районы Исфара и Сох. Однако, основываясь на оценке межреспубликанских комиссий, Москва отклонила ходатайство Бишкека и постановила, что районы останутся в составе Узбекской Советской Социалистической Республики (ССР). Несмотря на то, что союзное правительство заявило об «окончательном разрешении» вопроса национально-территориального деления Ферганы, его оспаривали как киргизы, так и узбеки.

В конце 1960-х годов колхоз Исфаринского района начал расширяться за счет совхозных земель в Баткенском районе. Хотя союзное Министерство сельского хозяйство разрешило использовать эти земли в качестве пастбища, по причине быстрого роста населения колхоз решил построить на территории канал для расширения орошаемых площадей за пределы ранее возделываемых земель. Пострадавшие от этого решения киргизские крестьяне обращались в разные инстанции, вплоть до союзного правительства. Однако, не получив должного ответа от властей, они решили сами разобраться с этой проблемой, что привело к столкновениям между таджикскими и киргизскими крестьянами в 1969, 1970 и 1975 годах.

А в 1989 году спор о земельном участке между селами Уч-Добо и Ходжай Ало перерос в ожесточенный конфликт с участием жителей сел Ворух и Ак-Сай. По имеющейся информации, таджикские крестьяне попытались расширить свои обрабатываемые земли в сторону киргизских пастбищ, но натолкнулись на сопротивление. Тогда они перекрыли канал Ак-Татыр, который обеспечивал водой расположенные ниже по течению киргизские деревни. Киргизы попытались силой открыть канал, что, в свою очередь, встретило ожесточенное сопротивление со стороны таджиков. Конфликт был остановлен только после вмешательства советских солдат.

После распада Советского Союза пограничные конфликты в регионе лишь усилились, поскольку теперь все вовлеченные независимые государства интерпретируют разночтения в положении границы в свою пользу.

В настоящее время из 971 километра границы, разделяющего Киргизию и Таджикистан, только 519 км регулируются официальными договоренностями. Всего существует около 70 спорных участков, которые в основном проходят через Баткенскую область Киргизии и Согдийскую область Узбекистана. Еще есть два таджикских эксклава, окруженные Баткенской областью – Ворух и Западная Калача.

На этой территории постоянно вспыхивают пограничные конфликты с участием местных жителей, сил безопасности и государственных служащих. По мнению экспертов, наиболее подвержены межэтническим трениям южная часть Исфаринского района Согдийской области (сельские общины Чоркух, Сурх, Шураб и Ворух) и западная часть Баткенской области (селения Ак-Сай, Самаркандек и Ак-Татыр).

Конфликты на границе этих областей происходили, например, в 2000, 2003, 2005, 2008, 2011, 2014 и 2015 годах. По некоторым данным, в 2011-2013 годах на киргизско-таджикской границе произошло 63 столкновения – от небольших драк до взятия заложников. Серьезным конфликтам обычно сопутствуют поджоги, забрасывания камнями и драки с использованием сельскохозяйственного инвентаря. В результате их часто называют «кетменными войнами» (от слова «кетмень» – мотыга).

Особенно острым оказался конфликт, произошедший в январе 2014 года. Тогда Киргизия начала строительство новой дороги вдоль Кок-Таш-Ак-Сай-Тамдык в обход таджикского эксклава Ворух. 11 января таджикские пограничники прибыли на строительную площадку и столкнулись с рабочими, которые прокладывали дорогу. В завязавшемся конфликты пограничники двух стран открыли огонь. В результате были ранены пять киргизских и три таджикских солдата.

МИД Таджикистана настаивал на том, что участок объездной дороги проходил через оспариваемый участок земли, и поэтому пограничники имели право остановить строительство. Киргизская сторона же утверждала, что дорога проходила через ее территорию и была построена для обеспечения безопасного и независимого передвижения ее граждан, которым в противном случае пришлось бы проезжать через Ворух.

Эксклав Таджикистана Ворух

Если предыдущие конфликты представляли собой «кетменные войны», в которых участвовали гражданские лица, вооруженные камнями и мотыгами, то в этот раз в столкновении с обеих сторон участвовали военные структуры, которые, предположительно, использовали минометы и гранатометы. Эта тревожная тенденция побудила двух государств вновь сесть за стол переговоров и попытаться разработать решения, касающиеся основных причин проблемы.

Однако и после этого количество инцидентов не уменьшилось. Последний конфликт, перетекший в настоящую пограничную войну, произошел в конце апреля 2021 года.

Пограничная война

В последнюю неделю апреля 2021 года начался конфликт у водораспределительного пункта «Головной» в киргизском селе Кок-Таш на границе между Согдийской и Баткенской областями, на который претендуют обе страны.

В ходе столкновения местные жители сначала использовали камни и ружья. Затем в противостояние вступили пограничники, которые, как и в 2014 году, использовали автоматы и минометы. По словам киргизских солдат, в бой с таджикской стороны даже вступил вертолет. Более того, одновременно с наступлением на границе армия Таджикистана начала обстрелы сел Лейлекского района Киргизии, который находится почти в 100 км от Кок-Таш.

По крайней мере одна пограничная застава и несколько сел с киргизской стороны пострадали от огня, а Таджикистан сообщил о поврежденном мосте в результате обстрела.

В дальнейшем власти Кыргызстана сообщили о 36 погибших, включая троих солдат Государственного комитета национальной безопасности (ГКНБ), и 132 раненых. Таджикские же власти не разглашают информацию о количестве пострадавших в ходе конфликта, но, по сообщениям оппозиционных СМИ, погибли 16, включая 8 сотрудников силовых структур.

1 мая информационное агентство AFP сообщило, что его корреспондент в Баткене не смог добраться до зоны конфликта, так как киргизы с камнями в руках разворачивали машины на дороге между селом Мин-Булак и городом Исфана, охраняемой солдатами.

В этот же день главы государственных комитетов национальной безопасности Кыргызстана и Таджикистана объявили на совместной встрече, что их странам удалось заключить соглашение о полном прекращении огня. Это произошло через несколько часов после того, как пограничная служба Киргизии сообщила, что таджикские войска открыли огонь по автомобилям киргизов на своей стороне границы. «Трагедия, случившаяся в приграничной зоне, никогда не должна повториться», − заявил председатель ГКНБ Таджикистана Саймумин Ятимов на встрече со своим киргизским коллегой Камчыбеком Ташиевым.

Председатель Государственного комитета национальной безопасности Таджикистана Саймумин Ятимов

Президенты Киргизии и Таджикистана Садыр Жапаров и Эмомали Рахмон обсудили по телефону дальнейшие шаги по урегулированию конфликта. Кроме того, министр иностранных дел России Сергей Лавров по телефону призвал своих коллег из обоих государств соблюдать соглашение о прекращении огня.

Однако, несмотря на все договоренности, в дальнейшем режим прекращения огня несколько раз нарушался, а местные жители продолжили столкновения. Но к 3 мая стороны все же отвели свои войска от границы, восстановив статус-кво.

Сейчас, когда «горячая» фаза вспыхнувшей пограничной войны закончилась, и можно сделать предварительные выводы. Необходимо отметить, что конфликт в значительной степени завершился в пользу Таджикистана.

Душанбе смог подготовиться к столкновению, по информации СМИ и соцсетей, заранее вырыв окопы, и сосредоточив на границе технику и солдат. Он начал обстрел сел, далеких от места конфликта, атаковал блокпосты и захватил заложников. Потери Таджикистана в ходе пограничной войны также были значительно ниже киргизских.

В ответ киргизский спецназ сумел захватить одну таджикскую заставу, однако в целом действия Бишкека во время конфликта трудно назвать успешными. Местным жителям с киргизской стороны пришлось в значительной степени действовать самим, разыскивая дроны для наблюдения за противником и рацию для своих военных, и помогая пострадавшим.

На неудачное для Кыргызстана развитие конфликта повлиял и тот факт, что к началу обострения главные чиновники, которые должны были принимать решения, были в отъезде. Так, премьер-министр Улукбек Марипов был в России на встрече Евразийского межправительственного совета, глава ГКНБ Ташиев отправился в Германию на лечение, а министр обороны Таалайбек Омуралиев участвовал в заседании Совета министров стран-участников Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), которое, по иронии, проходило в Душанбе.

Председатель Государственного комитета национальной безопасности Киргизии Камчыбек Ташиев

Пограничная война выявила плохую управляемость киргизских силовых структур, включая, прежде всего, армию. Стало ясно, что в случае полноценного вооруженного конфликта с подготовившимся противником Бишкек вполне может оказаться в схожей ситуации с Арменией во время недавней Карабахской войны.

Обоюдный национализм

Важной причиной резкого обострения пограничного конфликта между Кыргызстаном и Таджикистаном стали рост национализма с обеих сторон. В особенности этим отличился действующий президент Киргизии Садыр Жапаров.

Пришедший к власти в результате революции в октябре 2020 года, Жапаров позиционирует себя как жесткий националист, отстаивающий интересы страны за рубежом. Поэтому вполне закономерно, что после своего избрания президентом в январе 2021 года он попытался разрешить территориальные противоречия с Душанбе.

Президент Киргизии Садыр Жапаров

В марте 2021-го ближайший соратник президента Киргизии председатель ГКНБ Камчыбек Ташиев во главе правительственной делегации отправился в Таджикистан, чтобы встретиться со своим коллегой Саймумином Ятимовым и обсудить вопросы делимитации и демаркации границы. На этой встрече были сказаны дежурные слова о необходимости «дальнейшего сотрудничества приграничных областей и районов двух государств» и «укрепления дружбы, взаимопонимания и доверия между населением приграничных сел», которые произносились уже множество раз и не привели ни к каким конкретным результатам.

Однако уже после встречи Ташиев на пресс-конференции передал Таджикистану два предложения, сводившиеся к тому, что или он перестанет расширять свои территории вокруг эксклава Ворух, и тогда Киргизия не будет перекрывать дорогу, связывающую их друг с другом, или попросту обменяет Ворух на равные ему по площади территории в других пограничных районах.

В ответ на это президент Таджикистана Эмомали Рахмон в апреле 2021 прибыл в Ворух, где заявил, что «за весь период переговоров, то есть за 19 лет, вопроса о замене Воруха какой–либо другой территорией не было и не может быть». Учитывая тот факт, что эксклав находится на плодородных землях, было вполне ожидаемо, что Душанбе не захочет менять его на другую пограничную территорию. Кроме того, подобная уступка была бы крайне непопулярна в таджикском обществе.

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон

Своими территориальными претензиями Бишкек дал соседу повод для эскалации конфликта. После заявления Ташиева Таджикистан сосредоточил на границе войска и стал ждать любого инцидента, который бы позволил ему начать военную операцию. Вскоре такой инцидент представился.

Пограничная война предсказуемо вызвала взрыв национализма в обеих странах. 1 мая в Бишкеке несколько сотен человек собрались возле государственных учреждений и стали требовать от правительства выдать им оружие для участия в столкновении на границе.

В ответном заявлении Совета национальной безопасности, было сказано, что требования демонстрантов невозможно выполнить, «поскольку они чреваты последствиями».

В таджикских соцсетях также появились посты с требованиями отстоять Ворух. Подобные националистические тенденции играют на руку стареющему президенту Эмомали Рахмону, который хочет передать власть в стране своему сыну Рустаму Эмомали. В результате пограничного конфликта с Кыргызстаном таджикский авторитарный режим не только поднял свою популярность, но и доказал, что обладает военной силой, достаточной для того, чтобы успешно противостоять соседям. Все это пригодится во время будущего транзита власти.

Отвечая же на вопрос о том, как можно разрешить пограничный конфликт между Киргизией и Таджикистаном, первым решением выглядит участие международной организации, в которую входят оба государства – ОДКБ. Более того, в период боевых действий в рамках ОДКБ как раз проходило заседание Комитета секретарей советов безопасности стран-участников организации. Правда, там обсуждалась ситуация в Афганистане.

Что же касается пограничной войны между Бишкеком и Душанбе, то генеральный секретарь ОДКБ Станислав Зась лишь заявил, что ««в ОДКБ подробно, внимательно следят и изучают ситуацию на таджикско-киргизской границе». А пресс-секретарь президента Киргизии Галина Байтерек сказала, что вопрос о посредничестве международной организации «не стоит, уверены, что конфликт на границе удастся разрешить своими силами». Собственно, ОДКБ давно обвиняют в фактической бесполезности, учитывая разные интересы ее участников, что порой делает невозможным согласие между ними даже по самым основным вопросам.

Поэтому более оптимальным вариантом является вмешательство третьего игрока, способного привести Киргизию и Таджикистан. Здесь есть две возможных кандидатуры – Китай и Россия. Что касается первого, то китайские войска уже присутствуют на таджикско-афганской границе, поэтому в случае полноценного вооруженного конфликта между Бишкеком и Душанбе Пекин, скорее всего, будет принимать в нем участие. Однако пока главный экономический партнер и держатель государственных долгов обоих государств придерживается своей традиционной тактики невмешательства.

Что же касается России, то как Таджикистан, так и Кыргызстан считают ее своим стратегическим союзником, что дает есть причину для посредничества в конфликте. Собственно, она уже сделала первый шаг, когда глава МИД Сергей Лавров провел телефонные переговоры с министрами иностранных дел Таджикистана и Киргизии Сироджиддином Мухриддином и Русланом Казакбаевым. А пресс-секретарь президента России Владимира Путина Дмитрий Песков позже отметил, что президент «готов сыграть посредническую роль в разрешении острых проблем, которые могут возникать между странами-участницами» (ОДКБ).

Министр иностранных дел России Сергей Лавров

Разрешить киргизско-таджикский конфликт можно по примеру Карабахского, то есть вводом на спорную территорию российских миротворцев, которые бы останавливали столкновения между местными и не давали противоречиям перерасти в вооруженное противостояние. Однако, как и в случае Арцаха, это, скорее всего, станет возможно только после масштабных военных действий, когда обе стороны, убедившись в невозможности разрешить конфликт другим путем, будут готовы согласиться на посредничество третьей стороны.

Но ясно одно – без вмешательства извне пограничный конфликт между Киргизией и Таджикистаном не будет прекращен, и столкновения в Ферганской долине продолжатся.

Автор публикации

Комментарии: 17
Публикации: 87
Регистрация: 08.10.2019