Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

Что скрывается за крепкой дружбой Дональда Трампа с Турцией? Олигархи, мошенники и миллионы долларов

2017 год, день до инаугурации нового президента США Дональда Трампа. За торжественным обедом в отеле «Уотергейт» в Вашингтоне представители иностранного правительства пытаются «подружиться» с новой администрацией. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу впервые встречается с Брайаном Баллардом – влиятельным лоббистом, в то время занимавшим пост заместителя председателя инаугурационного комитета Трампа. История о том как зародилась особенно крепкая дружба Турции и США.

Судьбоносная встреча

На встрече также присутствовали двое мужчин, которые ее и организовали. Одним из них был Лев Парнас, эпатажный бизнесмен из Флориды, чьи теневые сделки на Украине почти три года спустя привели к запуску процедуры импичмента Дональда Трампа. Другим был Мубариз Мансимов, турецко-азербайджанский судоходный магнат, которого сейчас судят в Турции по обвинению в терроризме.

Встреча, состоявшаяся 19 января 2017 года, о которой ранее никогда не сообщалось, стала ключевым событием в построении тесных отношений между администрацией Дональда Трампа и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Это, пожалуй, самый большой успех иностранных лоббистов в период президентства Трампа и в то же время огромная проблема для американской администрации, с самого начала погрязшей в скандалах в связи с иностранным влиянием.

На повестке дня стояли два многомиллионных контракта на лоббирование интересов Турции и ее лидера Реджепа Эрдогана в США. Для Льва Парнаса, одного из посредников, это было отличной возможностью заработать большие деньги. «Было много телохранителей, турецких телохранителей», – вспоминал Парнас в интервью. «Все происходило в маленьком ресторане. Мы вошли. [Чавушоглу] сидел с парой других турецких высокопоставленных чиновников. Мубариз представил Брайана Балларда как «человека номер один для Трампа», – сказал Парнас о главном сборщике средств из Флориды, которого Politico назвал «самым влиятельным лоббистом Трампа в Вашингтоне».

Сложившиеся после этой встречи теплые отношения повлияли на решения членов администрации Трампа и самого президента, которых советники главы Белого дома нередко обвиняли в защите интересов Турции в ущерб США. В недавних мемуарах бывший советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон описал «броманс» (крепкую мужскую дружбу – прим. пер.) между двумя лидерами.

Но за этим бромансом скрывается более глубокая история, в которой участвуют связанные с Россией олигархи, мошенники и ключевые игроки в скандале с импичментом Трампа из-за Украины.

Переписка Льва Парнаса с Брайаном Баллардом перед встречей в отеле Уотергейт в 2017 году

Журналисты Проекта по расследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) обнаружили, что Турция во многом строила свои отношения с другими государствами с помощью международной сети бизнесменов и олигархов, большинство из которых связаны с бывшими советскими республиками – и почти все из них сейчас либо в тюрьме, либо им предъявлены серьезные обвинения.

Деньги за дружбу

Лоббистские контракты с Баллардом были заключены с помощью Льва Парнаса и судоходного магната Мубариза Мансимова, а также Фархада Ахмедова, который внесен в список Минфина США как российский олигарх, тесно связанный с президентом России Владимиром Путиным. Контракты включали сделку на $125 000 в месяц для лоббистской компании Балларда, которая должна была представлять турецкий государственный банк Halkbank, обвиняемый в США в мошенничестве, отмывании денег и нарушении санкций. Сообщается, что Дональд Трамп лично пытался закрыть дело Halkbank.

Парнасу заплатили $45 000 за организацию сделки. Теперь он называет эти деньги скрытым платежом от Балларда через его компанию Ballard Partners. Контракты Балларда были частью более широкой схемы турецкого лоббирования. Сделка между Баллардом и Турцией частично совпала с получившей ранее широкую известность деятельностью турецких бизнесменов и министров, которые незаконно наняли бывшего советника президента США по национальной безопасности генерала в отставке Майка Флинна в качестве лоббиста, и обсуждали лоббистскую кампанию на $10 миллионов долларов с другим советником Трампа.

Брайан Баллард

И магнат Мансимов, и один из бизнесменов, которые встречались с Флинном, также в это время были партнерами гангстера армянского происхождения, осужденного в США за мошенничество на $511 миллионов. Федеральный агент налоговой службы США утверждал в суде, что мошенники были напрямую связаны с Реджепом Эрдоганом и заплатили правительству Турции за покровительство. Отвечая на обвинения, посол Турции в США Сердар Килич заявил: «Взаимодействие Турции с лоббистскими компаниями в США всегда полностью соответствует требованиям американского законодательства».

Инфографика по главным дейстующим лицам расследования (Ист.OCCRP)

Говорящая Турция

По словам Льва Парнаса, его знакомство с олигархом Мансимовым состоялось благодаря посредничеству бизнесмена Игоря Фрумана. Встреча состоялась еще 5 декабря 2016 года во время вечеринки в Buddha-Bar в центре Киева – пафосном ночном клубе в азиатском стиле, совладельцем которого является Фруман.

Лев Парнас и Дональ Трамп

Лев Парнас родился в Украинской ССР и вырос в Бруклине. В то время он был относительно неизвестным бизнесменом с провальными компаниями и множеством долгов. Во время предвыборной президентской кампании 2016 года Парнас сумел собрать достаточно денег, чтобы стать крупным спонсором Дональда Трампа. Когда Трамп одержал победу в ноябре 2016 года, у Льва Парнаса фактически появился доступ к внутреннему кругу Белого дома.

По словам украинского бизнесмена, его разговор с Мансимовым в Buddha-Bar касался отношений с Баллардом, который уже считался влиятельным посредником в новой администрации Дональда Трампа. В октябре того же года Лев Парнас встретился с Брайаном Баллардом на мероприятии для «V.I.P. спонсоров» кампании Дональда Трампа.

Слева направо: Игорь Фруман, Мубариз Мансимов, турецкий бизнесмен Фикрет Орман и Лев Парнас

На фотографии, сделанной в киевском ночном клубе, запечатлены веселые мужчины, стоящие в обнимку, а Мансимов показывает знак «Серых волков» – ультраправой турецкой группировки боевиков. По словам Парнаса, Мансимов хвастался своими личными связями с президентом Эрдоганом – в том числе, как сообщается, он подарил семье президента Турции нефтяной танкер стоимостью $25 миллионов.

Лев Парнас впервые встретился с Мубаризом Мансимовым в Киеве в ночном клубе Buddha-Bar, совладельцем которого является его деловой партнер Игорь Фруман. «Он хвастался, что у него очень хорошие связи с Эрдоганом, – сказал Парнас. «[Мансимов] сказал мне, что даже Эрдоган и некоторые из его людей использовали его частные самолеты для путешествий».

Сейчас Мансимов сидит в турецкой тюрьме, а его самого, как ни странно, обвиняют в связях с Фетхуллахом Гюленом – турецким оппозиционным писателем и общественным деятелем, в прошлом имамом и  проповедником, живущим в изгнании в США, который, по утверждениям правительства Эрдогана, стоит за попыткой государственного переворота в 2016 году. Но в ту зимнюю ночь в Киеве Мансимов по-прежнему был влиятельной фигурой. Его компания Palmali была крупным поставщиком нефти через Черное море, и он имел связи на высшем уровне в Турции, России и его родном Азербайджане.

Когда Мансимов направлялся в столицу США, Лев Парнас попросил Брайана Балларда пригласить их обоих на V.I.P. мероприятия в Вашингтоне по случаю инаугурации. Парнас сказал, что Баллард дал им билеты бесплатно.

Мубариз Мансимов (второй слева) на инаугурации Трампа с (слева направо) молдавским бизнесменом Эммануилом Гриншпуном, казахстанским олигархом Александром Машкевичем и Львом Парнасом.

«Брайан [Баллард] сделал это возможным. Он замечательный», – сказал Парнас. Компания Балларда Ballard Partners отрицает, что помогла Парнасу получить билеты на инаугурационные мероприятия. Фотографии, опубликованные в Интернете Мансимовым и его фирмой Palmali, демонстрируют, что он посетил как минимум два V.I.P. мероприятия. На одном снимке он позирует с Парнасом, а на другом он стоит перед Трампом.

Мубариз Мансимов рядом с Дональдом Трампом

«Это был неплохой концерт»

Через два дня после инаугурации Трампа вторая по величине экспедиционная яхта в мире Luna причалила к пристани в Майами. Судно принадлежало российскому олигарху Фархаду Ахмедову. Как и Мансимов, Ахмедов родился в Азербайджане и вырос в России и стал ключевым бизнесменом в российской вертикали власти.

Он публично заявлял, что как минимум дважды помогал разрешать международные споры между Турцией и Россией. В интервью 2016 года российскому государственному СМИ Sputnik министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу назвал Фархада Ахмедова ценным дипломатическим посредником, «который тесно сотрудничал с Путиным и хорошо его знает».

После прибытия во Флориду он также оказался посредником в отношениях между США и Турцией. Лев Парнас присоединился к Ахмедову на его суперяхте стоимостью $500 миллионов после того, как Мансимов попросил его развлечь российского олигарха. «Это был неплохой концерт», – со смехом вспоминает в интервью Лев Парнас. «Представьте себе корабль длиной 125 метров! 70 человек в штате, четыре повара, все что душе угодно».

Парнас сказал, что Фархад Ахмедов возлагал большие надежды на новые отношения с Баллардом. По словам Парнаса, он и Баллард затем познакомили Ахмедова со Стивом Винном, миллиардером с игорным бизнесом, вложившим рекордную сумму в Республиканскую партию. Парнас заявил, что он познакомил Ахмедова с Винном на выездном мероприятии Республиканского национального комитета в Палм-Бич во Флориде 4 марта. На фотографии, полученной репортерами, запечатлены трое мужчин, стоящие в обнимку на мероприятии. Трамп был там накануне, посетив первый день мероприятия, где, как сообщается, настаивал на щедрых пожертвованиях от состоятельных сторонников. Адвокат Wynn Resorts Рид Вайнгартен сказал, что, возможно, мужчины сфотографировались вместе, но Парнас и Ахмедов – это «незнакомцы» для Стива Винна.

Лев Парнас, Стив Винн и Фархад Ахмедов на выездном мероприятии Республиканского национального комитета
Переписка Льва Парнаса с Брайаном Баллардом

Несколько дней спустя, 8 марта, Лев Парнас вылетел с Ахмедовым на частном самолете в Вашингтон. По его словам, целью поездки была встреча с Баллардом. 11 мая 2017 года, всего за несколько дней до печально известного инцидента, когда телохранители Эрдогана избили протестующих на улице Вашингтона, Ballard Partners подписала с правительством страны свой первый лоббистский контракт, связанный с Турцией. Второй контракт с Halkbank был подписан в августе. В совокупности эти два контракта принесли более $4 миллионов. Позднее Баллард расторг контракт с турецким правительством 15 ноября 2018 года – через несколько дней после того, как администрация Трампа ослабила санкции, позволив Турции покупать нефть у Ирана. Контракт с Halkbank был расторгнут в октябре 2019 года, после того как США предъявили этому банку обвинение.

Переписка Льва Парнаса с Брайаном Баллардом

В заявлении Ballard Partners отмечается, что соглашение с Турцией было подписано за семь месяцев до включения Фархада Ахмедова в черный список Минфина США в январе 2018 года. Текстовые сообщения также указывают на то, что Фархад Ахмедов участвовал в обсуждении более позднего контракта Ballard Partners, подписанного в апреле 2018 года, целью которого было лоббирование интересов правительства Азербайджана за $50 000 долларов в месяц. Ballard Partners это также отрицает.

Несмотря на то, что Лев Парнас пытался принести пользу, вскоре он был отодвинут в сторону от отношений Турции с лоббистской организацией Балларда. Лев Парнас узнал о заключении контракта между Ballard Partners и Анкарой лишь после публикации статьи в журнале Politico в мае 2017 года. Как выяснилось, Лев Парнас расспрашивал Балларда и его коллег об этой сделке еще в июне. Чтобы избавиться от непрошенного партнера, Баллард решил откупиться. Журналисты OCCRP получили банковские выписки, в которых указаны два платежа со стороны Ballard Partners в адрес Льва Парнаса по $22 500 долларов в 2018 году.

«Я думаю, он хотел удостовериться, что эта история будет сохранена в тайне», – сказал Парнас. Ballard Partners заявила, что Лев Парнас получил «своевременную» оплату только за содействие в заключении контракта с правительством Турции, а не с Halkbank.

Чек на имя Льва Парнаса от Ballard Partners

«Кортеж из трех машин с телохранителями»

Замалчивание этих контрактов было разумным. Как оказалось, некоторые из тех, кто стоял за сделкой по лоббированию, были замешаны в скандале в связи с иностранным влиянием, под которое попал Дональд Трамп. В начале 2017 года стало известно, что бывший советник Трампа по национальной безопасности Майк Флинн, который был вынужден уйти в отставку 13 февраля того же года из-за тайных контактов с послом России в США, был тайно нанят правительством Эрдогана в качестве иностранного агента.

Федеральная прокуратура Соединенных Штатов с тех пор предъявила обвинения турецко-голландскому бизнесмену Экиму Альптекину в связи с его предполагаемой ролью в схеме по переводу более $500 000, принадлежащих правительству Турции, на счета консалтинговой компании Майка Флинна. Прокуратура утверждает, что этой схемой руководили два турецких министра. Документы демонстрируют, что это были министр иностранных дел Чавушоглу и зять Эрдогана Берат Албайрак, который в то время был министром энергетики.

Более того, Майк Флинн и те же самые турецкие чиновники также обсуждали похищение соперника Эрдогана, Фетхуллаха Гюлена, из его дома в Пенсильвании и «переброски» его в Турцию, где ему будут предъявлены обвинения. Об этом Wall Street Journal сообщил бывший директор ЦРУ Майкл Вулси, присутствовавший на встрече в сентябре 2016 года. Вулси, который в то время также был советником кампании Трампа, сказал, что встретился с Альптекином и его ближайшим соратником Сезгин Баран Коркмазом, чтобы представить свой собственный план стоимостью $10 миллионов по дискредитации Гюлена в интересах турецкого правительства.

Коркмазу были предъявлены обвинения в том, что он сыграл ключевую роль в мошеннической схеме на полмиллиарда долларов, организованной Львом Асланом Дерменом, преступником армяно-американского происхождения. Дермен был осужден в этом году и в ходе судебного разбирательства обвинялся в коррупционных связях с Реджепом Эрдоганом.

Сезгин Баран Коркмаз и Лев Аслан Дермен также были тесно связаны с Мансимовым. На фотографиях, опубликованных в Интернете, видно, что все трое – Мансимов, Дермен и Коркмаз – вместе были на свадьбе в Турции в начале ноября 2016 года, через несколько дней после выборов в США. В тот период, когда они участвовали в качестве посредников в отношениях между США и Турцией, и Мансимов, и Коркмаз также были партнерами по бизнесу с Дерменом.

Парнас также сказал, что он подозревал о деловых отношениях между Дерменом и Мансимовым, и сказал, что Мансимов познакомил их. По словам Парнаса, он и российский олигарх Фархад Ахмедов прилетели в Лас-Вегас в начале февраля 2017 года, и Дермен разместил их в отеле, принадлежащем Винну. Нет никаких указаний на то, что Винн имел какое-либо отношение к Дермену. Парнас сказал, что Дермен отсутствовал, но вместо этого отправил своих друзей поприветствовать их. Затем Дермен пригласил Парнаса и его жену в Лос-Анджелес, где, по словам бизнесмена, с ним и его семьей обращались «как со знаменитостями». «Он встретил меня кортежем из трех машин с телохранителями. Это то, что я привык видеть на Украине, в России и в других местах. Только не в Беверли-Хиллз», – сказал Парнас.

«Лучшие международные друзья»

Результатом лоббистской деятельности Турции стало поразительно отзывчивое отношение к интересам авторитарного правительства Эрдогана. В своих недавних мемуарах бывший советник Дональда Трампа по национальной безопасности Джон Болтон писал, что, президент США, несмотря на непростые двусторонние отношения, казалось, считал турецкого лидера одним из своих «лучших международных друзей».

Записи, поданные в соответствии с Законом США о регистрации иностранных агентов, показывают, что только в 2018 году правительство Турции и связанные с ним агентства потратили более $7,3 миллионов на пять лоббистских компаний США. Помимо Балларда, одним из основных бенефициаров была организация Mercury Public Affairs, имеющая тесные связи с администрацией США. Эта организация имеет контракты как с правительством Турции, так и с Турецким деловым советом – это полуофициальной турецкой организацией, которую ранее возглавлял Альптекин, бизнесмен, в настоящее время обвиняющийся в тайной вербовке Майка Флинна.

В настоящее время совет возглавляет турецкий бизнесмен Мехмет Али Ялчындаг, сотрудничавший с президентом США в стамбульском проекте Trump Towers. Трамп описал развитие событий в 2015 году, не вдаваясь в подробности, как «небольшой конфликт интересов». Сообщается, что Ялчындаг поддерживает тесные отношения с семьей Трампа.

По словам Джона Болтона, среди действий Дональда Трампа в интересах Реджепа Эрдогана было давление по прекращению судебного преследования клиента Балларда – банка Halkbank. Дело, связанное с отмыванием миллиардов долларов из Ирана в нарушение санкций США, непосредственно затрагивает интересы Эрдогана и его зятя – министра финансов Берата Албайрака. Трамп, писал Болтон, «сказал Эрдогану, что позаботится обо всем, объяснив, что прокуроры Южного округа [Нью-Йорка] – это не его люди, а люди Обамы, и эта проблема будет решена, когда их заменят свои люди».

Сила убеждения Реджепа Эрдогана также была продемонстрирована в октябре прошлого года, когда телефонный звонок с Трампом заставил президента США внезапно объявить, что он дает зеленый свет турецкому вторжению в северную Сирию. Хаотичный вывод войск США, последовавший за этим решением, подвергся критике со стороны всего американского истеблишмента, и многие усмотрели в нем предательство со стороны США своих курдских союзников. Карл Бернстайн, журналист-участник боевых действий, чье расследование Уотергейтского скандала привело к отставке президента Ричарда Никсона, в июне заявил, что Эрдоган имел телефонный доступ к президенту США на беспрецедентном уровне, не имеющем себе равных среди других иностранных лидеров. «Безусловно, наибольшее количество телефонных разговоров Трампа с любым из глав иностранных государств было с Реджепом Эрдоганом, который иногда звонил в Белый дом не реже двух раз в неделю, и по просьбе Трампа перезванивал напрямую президенту», – написал Бернстайн.

Автор публикации

Комментарии: 0
Публикации: 28
Регистрация: 12.03.2020