To reset your password, please enter your email address or username below.

Китай или Россия: Лукашенко кренится на восток

Участие в сентябрьском саммите Шанхайской организации сотрудничества-2022 стало как минимум отдушиной для Александра Лукашенко. Ведь частое общение в последнее время с Владимиром Путиным не замещает потерь от обструкции со стороны Запада. Тем более Кремль принуждает за экономические «витамины» к оказанию множества мелких услуг. Особенно по так называемой специальной военной операции против Украины. Особняком, по мнению экспертов, стоит встреча Лукашенко на саммите с председателем КНР Си Цзиньпином. Почему итоги этих переговоров даже более значимы, чем начало процедуры принятия Беларуси в полноправные члены ШОС? И какие риски таит в себе китайский вектор?

Лукащенко и Си Цзиньпин встречались более десятка раз, однако сентябрьские переговоры в Самарканде завершились подписанием солидного стратегического документа – Совместной декларации об установлении отношений всепогодного и всестороннего стратегического партнерства. Благодаря исполнению ее положений власти Беларуси смогут во многом компенсировать потери от западных санкций. Кроме того, тесное сотрудничество со страной, которая постепенно становится одним из мировых центров влияния, позволит иметь противовес усугубляющейся зависимости от Кремля.

«Пекинская капуста» в белорусском меню

Основной блок принятой белорусско-китайской Декларации посвящен интенсификации экономического сотрудничества – от торговли до совместных производств, в том числе высокотехнологических. Китай и без того уже много лет входит в тройку крупнейших торговых партнеров Беларуси. По итогам 2021 года товарооборот между двумя странами достиг $5,1 млрд. (это 111,5% к уровню 2020 года), при этом экспорт составил $911,9 млн. (117,3%), а импорт – $4,19 млрд. (110,3%).

В 2022 году, судя по внешнеторговой динамике, товарооборот перевалит за $6 млрд. Например, экспорт в стоимостном выражении за январь-июль уже превысил показатель за весь прошлый год – $943,3 млн. В структуре белорусского экспорта наблюдается ярко выраженное преимущество в поставках пищевой и сельхозпродукции. Кстати, Беларусь по ряду экспортных позиций находится в топ-10 поставщиков в Китай: по калийным удобрениям держит 3-е место, молочной сыворотке – 5-е, мясной продукции (мясо курицы и говядина) – соответственно 7-е и 9-е места.

«Решили вопросы на миллиарды долларов», – так Лукашенко подытожил переговоры с Си на саммите ШОС. За счет чего же согласно Совместной декларации об установлении отношений всепогодного и всестороннего стратегического партнерства будет множится взаимный товарооборот?

«Стороны готовы развивать производственную кооперацию, стимулировать создание на территории двух стран новых совместных предприятий в области машиностроения, сборки авто/электро/мобилей, сельскохозяйственного производства, энергетики, биотехнологий и иных сферах», – анонсируется в документе. Также КНР и Беларусь планируют подписать Соглашение о свободной торговле услугами и осуществлении инвестиций. Отдельно сказано о дальнейшем развитии масштабного Китайско-Белорусского индустриального парка «Великий камень» как международного кластера и города-спутника Минска. Сейчас, кстати, среди резидентов технопарка значатся такие известные бренды, как Huawei, ZTE и Zoomlion.

«Движущей силой дальнейшего развития индустриального парка Стороны определяют привлечение инвестиций, развитие традиционной и инновационной китайской медицины и фармацевтики. Китайская сторона готова продолжать оказывать поддержку крупным производственным и высокотехнологическим китайским предприятиям по вхождению в Китайско-Белорусский индустриальный парк «Великий камень» в качестве резидентов, активно реализовать совместный проект по строительству мультимодального железнодорожного терминала».

Комментируя эти планы, белорусский политический аналитик из Украинского института будущего Игорь Тышкевич отметил, что в указе Лукашенко о развитии сотрудничества с Китаем есть пункт о строительстве евроколеи от границы парка:

«Это очень дорогое удовольствие – как строительство, так и дальнейшее обслуживание. Но колея станет очень сильным конкурентным преимуществом. В этом случае анигилируется эффект от узкого бутылочного горлышка в местах пограничного оформления в Беларуси. Потому что контейнеры из Китая должны из одних вагонов перегружаться на другие. Наличие такого инфраструктурного проекта существенно увеличивает пропускную способность Беларуси з точки зрения транзита в направлении Китай -Европа».

Обращает внимание эксперт и на такой пункт Декларации: «Белорусская сторона поддерживает выдвинутые китайской стороной Инициативу по глобальному развитию и Инициативу по глобальной безопасности». С одной стороны, это попытка найти дополнительную ориентацию для белорусского IT-сектора на китайском направлении, а не только американском и европейском, а с другой, стоит вспомнить такой термин, как «цифровая диктатура»:

«Это активная работа с базами данных, изображений и так далее, которая лишает человека определенной приватности. Частично в Беларуси это реализуется. Например, не так давно прошла информация: в Гродно в 2019 году висело 50 камер, а теперь – 5000, объединенных в одну сеть с системой распознавания лиц. Здесь может быть как позитивная, так и негатвиная стороны. Зависит от политического режима страны. Если режим в государстве репрессивный, то с помощью такой системы можно отследить и достать буквально каждого. А если страна более демократическая, это позволяет существенно экономить на количестве и штате полиции».

«Европейский Гонконг»?

Политический блок Декларации отмечен обоюдной поддержкой по проблемным темам:

«Китайская сторона высоко оценивает достигнутые успехи развития Республики Беларусь, поддерживает усилия белорусской стороны, нацеленные на обеспечение социально-политической стабильности и экономического развития… Выступает против внешнего вмешательства во внутренние дела Беларуси под любым предлогом». А Минск в свою очередь «подтверждает приверженность принципу одного Китая, признает, что правительство Китайской Народной Республики является единственным законным правительством, представляющим весь Китай, и Тайвань является неотъемлемой частью территории Китая, выступает против “независимости Тайваня” во всех его проявлениях, поддерживает все предпринимаемые правительством Китая усилия для воссоединения страны».

Несмотря на такие реверансы Китай вряд ли завалит Беларусь деньгами в самое ближайшее время. Подписание документа, пока, скорее, обозначение Беларуси в качестве страны из зоны влияния Пекина и «маленького друга большого парня». Есть такое понятие в китайской дипломатии, напоминает Игорь Тышкевич:

«Когда Китай начинает сотрудничать с каким-то крупным государсвтом, он всегда ищет мелкго игрока (по масштабам экномики, по населению), с которым сотрудничество идет опережающими темпами. Это как своеобразный противовес, китайцы любят подстраховываться. И в формате увеличеняи своего влияния на российское направление для Китая логично воспринимать Беларусь «маленьким другом большого друга».

И в ШОС уже доминирует он, а не Россия, инициировавшая создание этой организации. Об этом свидетельствует несколько факторов, считает Тышкевич:

  1. География расширения ШОС – Иран, Беларусь входят в организацию как полноправные члены и смогут принимать участие в принятии решений уже самостоятельно, а не через «поиск представителя». После поднятия статуса Ирана диалог о вхождении Саудовской Аравии и Катара бьёт по нефтегазовым интересам РФ – Кремль перестаёт быть самым крупным источником углеводородов в данной структуре;
  2. Разговоры о реформировании ШОС – Инициаторами выступают Казахстан, получивший гарантии безопасности от КНР и Узбекистан, который в последние 8 лет совершил кажущееся невозможным — выход из российской зоны влияния (перейдя «под крыло» Китая);
  3. Уровень отношений, обозначенный в декларации, между Беларусью и КНР – Красивые слова «всепогодногое и всестороннее стратегическое партнерство» в градации глубины поддержки и сотрудничества стоят выше уровня, зафиксированного с РФ – «всестороннее стратегическое партнерство и взаимовыгодное сотрудничество». То есть, Пекин шлет Москве сигналы о своих видах даже на страну, которую в Кремле считали уже «положенной в карман сюртука.

И для Лукашенко вполне выгодны эти сигналы, считают в белорусском Центре стратегических и внешнеполитических исследований. В недавнем докладе его руководителей Арсения Сивицкого и Юрия Царика отмечается, что в нынешних условиях изоляции от внешних перспективных рынков, отсутствия доступа к современным технологиям и источникам капитала, а также усиления рисков распространения военных действий на свою территорию, Беларусь обречена на деградацию и превращение в серую зону в самом центре Европы:

«Очевидно, что Россия не может заместить все разорванные торгово-экономические и технологические связи с внешним миром и выступить источником мирного и устойчивого развития Беларуси».

Не будучи способной выйти из войны, Беларусь «рискует оказаться на грани потери собственной государственности, превращения в серую зону и смещения на периферию мирового развития». В то же время Украина, отмечают эксперты, уже резервирует себе место в новом поствоенном региональном геоэкономическом и геополитическом порядке, в том числе ускоренные перспективы евроинтеграции, реализацию масштабного плана постконфликтного восстановления (План Маршалла для Украины) и включение в новую систему региональной безопасности, основанной на системе двусторонних и многосторонних гарантий, а в перспективе – членство в НАТО.

Впрочем, в Центре стратегических и внешнеполитических исследований полагают, что у Беларуси еще остается возможность развернуть негативные процессы вспять:

«Для этого белорусской стороне необходимо вернуться к практической реализации концепции «донора региональной безопасности и стабильности» и «интеграции интеграций» … Она предполагает сопряжение китайской инициативы «Пояса и пути» с перспективами более глубокой экономической интеграции с ЕС. Превращение Беларуси в индустриальный и логистический хаб в рамках инициативы «Пояс и путь» в Восточной Европе, экономически и инфраструктурно интегрированный в европейский и другие западные рынки, позволит Беларуси превратиться в своего рода «европейский Гонконг», даже несмотря на тот факт, что основным направлением развития инициативы «Пояс и путь» вдоль линии Китай–Европа теперь становится южный (транскаспийский) маршрут, а не евразийский через Россию и Беларусь».

Отмечается, что на фоне российско-украинского конфликта аналогичный выбор делает и другой активный участник евразийских интеграционных процессов – Казахстан, «который теперь превращается в главного партнера Беларуси в деле сопряжения инициативы «Пояс и путь» и европейской интеграции на постсоветском пространстве». Кстати, инициатива «Пояс и путь» также упоминается в Совместной декларации об установлении отношений всепогодного и всестороннего стратегического партнерства.

Угрозы «китаизации»

Впрочем, подписанная Декларация, как бы солидно и даже прорывно она ни называлась, это все-таки документ в формате намерений. Причем, преимущественно средне- и долгосрочной реализации. Есть еще Директива Лукашенко «О развитии двусторонних отношений Республики Беларусь с Китайской Народной Республикой» с желаемыми показателями на 2021-2025 годы.

Однако Минск предполагает, а Пекин располагает. Международные эксперты отмечают, что диверсификационные эффекты будут не так скоры и масштабны, как хотелось бы белорусским властям. Кроме того, ставка на китайский вектор таит в себе риски – в первую очередь, кредиторские. Уже в 2022 году среди выплат в пользу международных кредиторов платежи по займам китайских банков составляли половину от суммы платежей по российским кредитам, на которых давно и плотно сидит республика.

Между тем, госдолг и зависимость от китайских кредитов будут только расти, так как согласно упомянутой Директиве для рефинансирования Беларуси требуется обеспечить ежегодное привлечение заемных ресурсов КНР в объеме не менее 300 млн долларов США в эквиваленте. Плюс – по 500 миллионов долларов в рамках сотрудничества с Фондом Шелкового пути, Китайско-Евразийским фондом экономического сотрудничества и Азиатским банком инфраструктурных инвестиций в целях финансирования инвестпроектов.

Китайские кредиты, как правило, имеют достаточно высокие процентные ставки и короткие сроки погашения – в отличие от кредитов МВФ и Всемирного банка – 4,5-7%. Кроме того, Китай часто выдает так называемые «связанные кредиты», когда на кредитуемых проектах предусмотрена работа китайских специалистов и закупка китайского оборудования. По сути, страна само финансируется. При этом на нескольких объектах с участием китайцев в Беларуси уже были проблемы по срокам запуска и с качественной работой установленного оборудования.

Естественно, Поднебесной на руку и последствия западных санкций. Например, на «Гродно Азот» на строительство нового азотного комплекса в качестве подрядчика сначала рассматривали китайцев, однако затем выбрали итальянскую компанию. После введения санкций, которые затронули концерн «Белнефтехим», переговоры снова ведутся с отвергнутой стороной. А между тем, проект дорогой – на более чем миллиард долларов.

Аналитик берлинского фонда «Наука и политика» Янис Клюге говорит, что действия Китая в Беларуси можно назвать экономической экспансией – политикой распространения экономического влияния с целью захвата рынков сбыта: «В то время как ЕС все более скептически относится к китайским инициативам, Беларусь широко открыла двери для Пекина».

Впрочем, в краткосрочной перспективе Китай вряд ли будет оказывать политическое давление на Беларусь, полагает аналитик:

«В отличие от ЕС Китай не ожидает, что Беларусь пойдет на какие-либо уступки в отношении защиты гражданского общества или прав человека. Однако Китай может усилить экономическое давление на Беларусь, в случае если страна не сможет обслуживать китайские кредиты».

С другой стороны, по мере роста экономического сотрудничества Пекин будет все более заинтересован в политической стабильности республики: «Лукашенко это знает. И в том числе поэтому, вероятно, хочет, чтобы Китай принимал еще большее участие в проектах в Беларуси». Таким образом, ставка на китайский вектор для властей Беларуси — это не только экономический расчет, но и геополитический. Благодаря «зонтику» сотрудничества» с Поднебесной, которая превращается в мировой центр влияния, Синеокая пытается вылавировать на цивилизационном разломе между Западом и Россией.

Автор публикации

Комментарии: 0
Публикации: 223
Регистрация: 03.12.2020