Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

«Кризис между союзниками»: как AUKUS поссорил страны Запада?

16 сентября 2021 года США, Великобритания и Австралия объявили о создании нового трехстороннего партнерства – AUKUS, целью которого является поддержание «стабильности в Индо-Тихоокеанском регионе». В рамках него Австралия должна получить как минимум восемь атомных подводных лодок, а ее армия – новейшие американские ракеты. Это событие сразу вызвало негативную реакцию как Китая, так и Франции. Но почему Австралия, США и Великобритания решили заключить это соглашение? Чем вызвана негативная реакция Франции, открыто пошедшей на конфликт со своими союзниками? И какова будет дальнейшая судьба AUKUS?

Новый тройственный союз

15 сентября Австралия, Великобритания и США объявили о создании трехстороннего партнерства AUKUS, названного по первым буквам стран – участников (Australia, United Kingdom, United States). В рамках него страны хотят укрепить военное и военно-техническое сотрудничество, отвечающее «интересам продвижения мира и стабильности в Индо-Тихоокеанском регионе».

Президент США Джо Байден, премьер-министр Австралии Скотт Моррисон (слева) и премьер-министр Великобритании Борис Джонсон (справа) объявляют о создании AUKUS

Новое партнерство вызывает неизбежные ассоциации с другими военными блоками, созданными в эпоху Холодной войны для противостояния Советскому Союзу. Первым на ум приходит АНЗЮС (ANZUS) – союз Австралии, Новой Зеландии и Соединенных Штатов, тоже названный по первым буквам участников. Он был создан в 1951 году и первоначально направлен против национально-освободительных движений в Юго-Восточной Азии (ЮВА) и Тихоокеанском регионе, а также против СССР и его союзников в ЮВА.

Другой пример – это СЕАТО (South-East Asia Treaty Organization), или же Манильский пакт – военно-политический союз, созданный в 1955 году и также направленный против национально-освободительных движений в ЮВА. В него вошли Австралия, Великобритания, Новая Зеландия, США, Пакистан, Франция, Таиланд и другие.

Однако с течением времени эти блоки были практически забыты, и фактически единственным работающим объединением со времен Холодной войны осталось НАТО. Но эта ситуация изменилась с созданием AUKUS.

В отличие от прежних блоков, новое партнерство не включает в себя взаимные обязательства по обеспечению безопасности, но при этом дает странам – участникам возможность обмениваться военными данными и технологиями, помогать друг другу в укреплении вооруженных сил и повышать их совместимость в ходе боевых действий.

Важнейшей частью соглашения стала передача США Австралии секретов создания атомных подводных лодок с ядерными реакторами. С помощью них она собирается построить как минимум восемь субмарин. Кроме того, Вашингтон поставит Канберре новые крылатые и оперативно-технические ракеты.

В результате Австралия превратится в серьезную военную державу, способную проводить самостоятельные операции на море, что, в свою очередь, означает для нее пропуск в центр мировой политики. Причем США, по словам представителей самой администрации президента Джо Байдена, передают ей секретные технологии в виде исключения из правил. Ранее такое доверие было оказано лишь Великобритании – ближайшему союзнику Америки, с которым ее связывают «особые отношения». В совокупности это говорит о том, что США стремятся усилить Австралию в качестве одного из своих главных союзников в регионе.

Но зачем? Сами участники нового партнерства заявляют, что оно не направлено «против какой-либо конкретной страны». Но в то же время представитель американской администрации сказал, что одной из его целей выступает «сдерживание в регионе Индийского и Тихого океанов». В этом регионе есть лишь одна держава, которую США хотят сдержать и чьего влияния опасаются – Китай.

Собственно, создание AUKUS еще раз подтверждает, что сдерживание КНР является одним из главных, если не главным внешнеполитическим приоритетом администрации Байдена, который она, несмотря на все различия, унаследовала от прошлой администрации Дональда Трампа.

О планах «разворота в Азиатско-Тихоокеанский регион» говорил еще Барак Обама, но до сих пор конкретное их воплощение в основном заключалось в продвижении достаточно аморфного диалога по безопасности QUAD (США, Индия, Австралия и Япония) и разведывательного альянса «Пять глаз» (США+Австралия, а также Великобритания, Канада и Новая Зеландия). Лишь AUKUS стал первым серьезным объединением, направленным на сдерживание китайской экспансии в регионе.

Участники альянса «Пять глаз»

А причины, стоящие за его созданием, можно свести к тому, что США все сложнее противостоять КНР в сфере военно-морских вооружений, в особенности на востоке Тихого океана. Поэтому для решения этой задачи они активно привлекают своих старых партнеров, «накачивая» их для действий в китайской зоне влияния. По мнению экспертов, австралийские подводные лодки, созданные с использованием переданных американских технологий, как раз и нужны для скрытных операций, например, в Тайваньском проливе или возле Корейского полуострова.

Для сдерживания Китая Соединенные Штаты даже не боятся идти на конфликты с союзниками. Речь идет о Франции, которая имеет свои интересы в Индо-Тихоокеанском регионе, и создание AUKUS спровоцировало в отношениях с ней настоящий дипломатический кризис.

Французский фактор

В начале сентября Франция и Австралия открыли свой первый министерский диалог в формате 2 + 2. Это стратегическое партнерство было основано на общем анализе угроз, нависших над Индо-Тихоокеанским регионом, и все более агрессивной экспансией Китая. Начало ему было положено в 2016 году, когда Париж и Канберра заключили сделку на 66 миллиардов долларов о поставке второй 12 дизельных подводных лодок, так как в то время австралийцы отвергали идеи о ядерных двигателях.

Именно в Австралии французский президент Эммануэль Макрон в 2018 году произнес свою знаменитую речь на острове Гарден, где обозначил «ось Индо-Тихоокеанского региона», в состав которой вошли Франция, Индия и Австралия для противовеса амбициям КНР.

Президент Франции Эммануэль Макрон

Это видение региона было инклюзивным и направленным на сотрудничестве в стремлении объединить державы среднего уровня, которые были обеспокоены односторонней политикой администрации Трамп, направленной, прежде всего, на собственные интересы. Тогда сама Австралия не хотела слишком активно участвовать в уже упомянутом QUAD.

Сразу после подписания французско-австралийской сделки она подверглась критике. Но в то же время этот контракт был гарантией того, что у Парижа есть свои обязательства в Индо-Тихоокеанском регионе, более активного участия в обеспечении безопасности которого от нее и ЕС в целом требовали США.

Французские министры обороны Жан-Ив Ле Дриан (нынешний глава МИД) и Флоренс Парли, участвовавшие во всех стратегических диалогах Шангри-Ла с 2012 года, находились в авангарде защиты принципов свободы судоходства, уважения к верховенству закона и многосторонности – принципов, которые постоянно выдвигают Штаты и их союзники, включая Японию. Франция была движущей силой определения стратегии ЕС в Индо-Тихоокеанского регионе, публикация которой, по иронии, произошла на следующий день после того, как Австралия объявила об отказе от сделки с ней.

Объявление о создании AUKUS совпало по времени с отказом Канберры от французских лодок. Особенно оскорбительным был тот факт, что США одновременно объявили о передаче ей секретов создания атомных подводных лодок, что выглядело как неприкрытое предпочтение одного партнера другому со стороны Австралии. При этом австралийский премьер-министр Скотт Моррисон еще и заявил, что Париж не может удовлетворить потребности Канберры в меняющейся геополитической среде.

Франция, которую, предположительно, предупредили обо всем этом всего за несколько часов до публичного объявления, закономерно отреагировала отзывом своих послов из США и Австралии и обвинением своих союзников во лжи. Вместо Канберры Париж, на чьих «заморских территориях» в Индо-Тихоокеанском регионе проживает более двух миллионов человек, обсудил совместные усилия по обеспечению стабильности с Индией.

Французская оппозиция, как правая, так и левая, призвала покинуть военное командование НАТО, как это сделал президент и генерал Шарль де Голль в 1966 году. А Ле Дриан заявил об одностороннем и непредсказуемом характере действий стран – участников нового партнерства, недопустимом в отношении других западных союзников. «Вопрос не только в разрыве контракта по вооружениям — действительно, это негативный момент для Франции, — но и в подрыве доверия между союзниками», — сказал он на пресс-конференции во время сессии Генеральной Ассамблеи в Нью-Йорке в конце сентября.

Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан

Причина разрыва сделки со стороны Австралии проста – дизельные подлодки, предложенные Францией, подходят в основном для действий в прилегающих прибрежных водах. А вот для операций в отдаленных акваториях, вроде того же Тайваньского пролива, нужны уже атомные двигатели, секреты создания которых есть у США. Поэтому был сделан такой выбор.

Однако в своем приоритете на противостояние с Китаем Байден показал себя достойным преемником Трампа. Несмотря на все заявления о налаживании отношений с европейскими союзниками, под которые он избирался на пост президента и проводил первое зарубежное турне, Байден легко пошел на конфликт с Францией, старейшим партнером Соединенных Штатов, который поддерживал их еще во время Войны за независимость во второй половине XVIII века. Теперь американскому лидеру оставалось лишь пытаться сгладить ущерб и восстановить былое доверие.

Возвращение в прошлое

В конце сентября, после телефонного разговора с Байденом Макрон принял решение вернуть посла в США. «Посол Франции вернется в Вашингтон завтра с ясным переговорным мандатом, чтобы обсудить условия возобновления (сотрудничества)», − заявил он.

А 6 октября он встретился в Париже с американским госсекретарем Энтони Блинкеном, прилетевшим для того, чтобы наладить пошатнувшиеся отношения. В интервью после этой встречи Блинкен признал вину США за возникший кризис. «Мы могли и должны были лучше поддерживать», − сказал Блинкен. «Иногда мы склонны принимать как должное такие важные и глубокие отношения, как те, что связывают Францию и Соединенные Штаты».

Госсекретарь США Энтони Блинкен

Выбор Блинкена на роль переговорщика был логичен, поскольку он не только является главой американской дипломатии, но и вырос во Франции и имеет глубокие связи с этой страной. Однако то, насколько стороны готовы забыть конфликт и двигаться дальше, покажет лишь личная встреча Макрона и Байдена, которая должна пройти в конце октября.

Также 6 октября Ле Дриан объявил о возвращении посла в Австралию, но отметил необходимость пересмотреть отношения с ней после разрыва сделки о подводных лодках. «Я попросил нашего посла вернуться в Канберру с двумя миссиями: помочь пересмотреть условия наших отношений с Австралией в будущем <…> и защитить наши интересы в ходе реализации решения Австралии о прекращении строительства подводных лодок», − заявил он.

В целом дипломатический кризис, спровоцированный созданием AUKUS, говорит о двух важных вещах. Во-первых, противостояние с Китаем стало прочным приоритетом США, причем вне зависимости от политической ориентации администрации. И республиканцы, и демократы согласны в том, что КНР угрожает американскому доминированию в мире, и готовы бороться с ней, даже ставя в сложное положение своих ближайших союзников. Судя по всему, этот приоритет сохранится и после Байдена, и уже можно говорить о новой Холодной войне между двумя державами, которая будет вестись до поражения одной из них.

Во-вторых, эпоха глобальных блоков отходит в прошлое. Речь идет, прежде всего, о НАТО, которая подавалась как универсальная организация со всемирными возможностями. Однако этот миф был разрушен бегством из Афганистана, показавшим, что глобальный альянс не способен противостоять даже группировке террористов, фанатично настроенных на захват власти.

Огромная, неповоротливая, с бюрократическими гирями на ногах, НАТО остается порождением XX века с его жесткими блоками, неподходящим для нашего столетия с его быстро меняющейся геополитической картиной. На смену ей возвращаются порождения более ранних веков – XVIII и XIX, эпох ситуативных союзов против конкретных стран, в одних из которых участники сотрудничают друг с другом, а в других – борются. В этой логике AUKUS вполне можно сравнить с Тройственным союзом Германии, Австро-Венгрии и Италии, заключенным в 1882 году и направленным против Франции и России, что при этом не мешало странам – участникам поддерживать отношения и подписывать договоры со своими противниками.

Участники Тройственного союза король Италии Умберто I (сверху), император Германии Вильгельм II и император Австро-Венгрии Франц Иосиф

В отличие от НАТО с его четко прописанными процедурами и постоянным поиском компромисса между участниками, новые союзы будут более гибкими и непредсказуемыми, что приведет к большей нестабильности системы международных отношений, которая тоже является характерной чертой XXI века.

Мир становится все менее и менее стабильным, и странам необходимо гибко и быстро реагировать на вызовы, создавая и вступая в новые союзы с учетом своих национальных интересов, не боясь разрыва отношений со старыми партнерами. Именно так поступали державы еще два столетия назад.

Автор публикации

Комментарии: 17
Публикации: 101
Регистрация: 08.10.2019