Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

«Орбан против Брюсселя»: будущее правого популизма в Европе

В начале марта 2021 года премьер-министр Венгрии Виктор Орбан направил руководителю фракции правоцентристской Европейской народной партии в Европарламенте Манфреду Веберу резкое письмо, в котором объявил о решении его партии «Фидес» выйти из этой фракции. Однако уход правящей венгерской партии из самой крупной фракции Европарламента является лишь последним этапом в многолетнем противостоянии Будапешта и Брюсселя. Но в чем Евросоюз обвиняет Орбана? Как венгерскому премьеру удается на протяжении много лет отбивать претензии Брюсселя? И что судьба режима Орбана говорит о будущем правых популистов в Европе?

Орбанизм

Незадолго до падения коммунистического режима в Венгрии в 1989 году группа студентов и недавних выпускников основала Альянс молодых демократов (Fiatal Demokratak Szövetsege), сокращенно «Фидес». Одним из его лидеров был Виктор Орбан, получивший известность за смелую речь в июне 1989 года, в которой он призвал советские войска, еще находившиеся в Венгрии, вернуться домой. Среди тех, кто был впечатлен речью, был и Джордж Сорос, который оплатил его стипендию в колледже Пембрук Оксфордского университета.

Менее чем десятилетие спустя Орбан в первый раз возглавил правительство Венгрии. Уже тогда он всеми силами пытался усилить роль премьера в системе власти, копируя германскую модель, провел радикальную реформу государственного аппарата и стремился к снижению роли парламента в политических процессах. Оппозиция обвиняла его в авторитарных тенденциях и стремлении контролировать СМИ.

В 2002 году партия Орбана проиграла парламентские выборы, и это поражение нанесло ему сильный удар. В книге «Второй срок Виктора Орбана» консервативный журналист Джон О’Салливан написал, что главной причиной своего проигрыша политик считал сосредоточение в руках пост-коммунистов большинства общественных институтов, включая приватизированную промышленность и СМИ.

Помня об этом, в 2006 году его сторонники в 2006 году стали создавать свои собственные организации. Одной из которых стал институт «Незопонт», в настоящее время получающий финансирование от государства и проводящий опросы и политические исследования, например, об известных журналистах и интеллектуалах, которые, по мнению исследователей, получали средства от Сороса. После возвращения Орбана к власти в 2013 году также был создан финансируемый государством аналитический центр под названием «Центр фундаментальных прав». Согласно его сайту, «Центр считает своей миссией сохранение национальной идентичности, суверенитета и христианских социальных традиций». Эту триаду вполне можно считать основой идеологии режима политика.

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан

Перед своим возвращением к власти Виктор откровенно заявил своим сторонникам: «Нам нужно победить только один раз, но до конца». И во время своего второго и третьего срока на посту премьера он изменил Конституцию страны и законы о выборах, и установил свою модель экономики под названием «Орбаномика, чей отличительной чертой стали самые низкие налоги для бизнеса и самые высокие ставки НДС в Европе.

А в июле 2018 года премьер в своей речи пошел еще дальше, заявив, что его амбиции простираются до формирования своей «культурной эпохи», выходящей за рамки политики:

«Эпоха — это духовный порядок, своего рода преобладающее настроение, возможно, даже вкус – форма отношения. Политическая система обычно определяется правилами и политическими решениями. Однако эпоха… определяется культурными тенденциями, коллективными верованиями и социальными обычаями»

Одновременно с тем, как премьер рассказывал о своих стремлениях к «культурной эпохе», в программу венгерских детских садов были внесены поправки, направленные на поощрение «национальной самобытности, христианских культурных ценностей, патриотизма, привязанности к своей родине и семье». Вскоре после этого правительство прекратило финансирование и поддержку университетских программ гендерных исследований и объявило о фактическом поглощении главного исследовательского учреждения страны – Венгерской академии наук.

Политик стремится контролировать не только настоящее и будущее Венгрии, но и ее историю. Это касается как древней истории (учрежденные при Орбане институты занимаются объяснением истории этнического происхождения венгерского народа), так и недавних событий, включая проект музея Холокоста, который сразу столкнулся с обвинениями в том, что пытается преуменьшить роль венгров в зверствах нацистов.

В частности, 4 июня было объявлено в Венгрии «Днем национального единства» в память о Трианонском договоре 1920 года, по которому страна потеряла часть своей территории, и сейчас множество венгров проживают в Сербии, Румынии и Словакии.

Также были снесены памятники коммунистическим лидерам Венгрии. На их место установили памятники адмиралу Миклошу Хорти, который установил в стране авторитарный режим и вступил во Вторую мировую войну на стороне Гитлера.

Венгерский диктатор в 1920-1944 годах Миклош Хорти

Наглядным примером политики премьера по адаптации истории под нужды режима является скандальный Дом террора в Будапеште. Музей, посвященный периодам фашизма и коммунизма в Венгрии, был открыт в 2002 году во время первого срока Орбана. До его закрытия в 2020 году в связи с пандемией коронавируса туристы из-за очередей нередко ждали около часа, прежде чем войти.

Директор по исследованиям музея Мартон Бекеш разделяет мнение Орбана, что если контролировать культуру страны, то можно «сформировать целую эпоху». «Вы можете проиграть выборы – конечно, лучше, если вы не проиграете, – но даже если вы проиграете, то культурная гегемония все равно останется вашей», − заявил он.

Бекеш также надеется, что Виктор будет управлять Венгрией «еще десятки лет». Эта работа с культурой — это долгий путь», − подытожил он. «Но у нас еще нет культурной гегемонии, поэтому мы должны продолжать побеждать на выборах».

Собственно, именно сохранение власти любыми средствами до тех пор, пока не будет достигнут полный контроль над самой культурой страны, и является главной идеей Орбанизма. А для сохранения власти в условиях авторитарного режима необходим образ врага, которого можно выставить виновником проблем страны. В случае режима Орбана таким идеальным врагом стали мигранты и «имперские бюрократы» из Брюсселя.

Будапешт vs Брюссель

Проблемы в отношениях с Евросоюзом начались почти сразу же после того, как политик во второй раз возглавил венгерское правительство в 2010 году. Произнося в Европарламенте прочувственные речи о том, что Европе нужно защищать свои демократические ценности, на практике премьер действовал противоположным образом.

В январе 2011 года Венгрия впервые стала председателем в Совете Евросоюза. В этот же период контроль над прессой в Венгрии получил Совет по СМИ, в который вошли 5 представителей «Фидес». Они приобрели полномочия штрафовать издания за материалы, «недостаточно сбалансированные политически». Кроме того, журналисты теперь должны были раскрывать свои источники информации, если государство посчитает, что их материалы несут угрозу национальной безопасности.

Также журналисты, работающие в традиционных СМИ, должны разделять идеи венгерской общности и идентичности. Так Орбан обеспечил господство своей идеологии национализма в СМИ и четко продемонстрировал, что намерен вмешиваться в работу прессы. В ЕС такую политику восприняли как попытки ввести цензуру, и премьер столкнулся с критикой своих действий в Европарламенте. Однако это стало лишь первым раундом дальнейшего противостояния.

Еще с 2000 году Виктор привел «Фидес» в Европейскую народную партию (ЕНП), представляющую собой самую крупную политическую силу в рамках ЕС, и теперь воспользовался этим для того, чтобы найти союзников среди других правых популистов на европейском пространстве. Так, венгерскому премьеру удалось завязать отношения с лидером голландской национал-либеральной Партии Свободы Гертом Вилдерсом, а также с главой итальянской правой евроскептической партии «Лига» Маттео Сальвини. А сама ЕНП, видя дружбу Орбана с другими правыми политиками, долгое время опасалась того, что если уберет столь скандальную фигуру из своего состава, то он попросту создаст в Европейском парламенте собственную политическую силу.

Основой для сотрудничества венгерского премьера с другими правыми популистами стала его борьба против миграционной политики Европейского союза. Венгрия выступила одним из главных противников обязательной квоты на распределение мигрантов, которая была принята в рамках ЕС. Кроме того, Будапешт отказался подписать глобальный пакт ООН о миграции.

В 2017 году депутаты Европарламента приняли резолюцию, в которой призвали Венгрию отменить законы, направленные против мигрантов и мешающие им приезжать в страну. В принятом ими документе было предостережение, что если Венгрия не выполнит условия Брюсселя, то к ней может быть применена статья 7 Договора о ЕС. Она предусматривает введение внутренних санкций против страны-члена Евросоюза, которая нарушает фундаментальные права европейских граждан. Наказанием выступает приостановка права голоса такой страны в Совете ЕС.

Однако в ответ на действия Европарламента руководитель аппарата венгерского правительства Янош Лазар заявил, что Будапешт будет продолжать свою жесткую политику в отношении мигрантов. Более того, сам Орбан потребовал от Еврокомиссии компенсировать половину затрат (400 млн евро), затраченных на строительство и обслуживание заграждений на границах страны от нелегальных мигрантов.

А в 2018 году Венгрия приняла пакет законов, ограничивающих негосударственные организации, которые работают с мигрантами. Их обязали получать специальные лицензии в МИД страны, что фактически позволило правительству контролировать деятельность таких организаций.

Действия венгерского правительства вызвали особенное раздражение Брюсселя, и в апреле 2018 года нидерландский депутат Джудит Саргентини представила проект доклада, в котором обвинила Будапешт в нарушении основных ценностей Евросоюза, и предложила запустить против него санкции в соответствии с упомянутой 7-й статьей.

В ответ Орбан вполне ожидаемо заявил, что таким образом ЕС просто мстит Венгрии за то, что граждане страны «решили не превращать свою страну в страну мигрантов», и сказал, что Будапешт не поддастся шантажу со стороны Брюсселя.

Особую остроту противостояние приобрело в 2019 году, когда политик бросил вызов влиятельному главе Еврокомиссии Жан-Клоду Юнкеру. Юнкер занял эту должность в 2014-м, несмотря на громкие возражения венгерского премьера, и публично критиковал его, даже называя «диктатором». В Венгрии же появились биллборды, на которых Юнкер был изображен с Соросом, финансирующим общественные организации, которые помогают мигрантам, с надписями «Кто знает, что еще готовит Брюссель?» и «Они хотят ослабить государства ЕС».

Председатель Европейской комиссии в 2014-2019 годах Жан-Клод Юнкер

Этого Юнкер не стерпел, и Еврокомиссия начала против Будапешта судебное разбирательство из-за его политики в отношении негосударственных организаций, работающих с мигрантами.

Одновременно с этим назрел раскол в рядах Европейской народной партии, членами которой были как Орбан, так и Юнкер. Мнение противников венгерского премьера оказалось сильнее, и «Фидес» была временно исключена из ЕНП.

Повод для нового витка противостояния между Будапештом и Брюсселем дала пандемия коронавируса. 30 марта 2020 года венгерский парламент поддержал расширение полномочий Орбана на неограниченный срок в связи с пандемией. Теперь премьер получил возможность управлять страной напрямую с помощью своих указов, не утверждая их в парламент, приостанавливать действие некоторых законов, а в стране не могли больше проводиться досрочные выборы. Кроме того, людям, распространявшим ложную информацию об эпидемии, грозило уголовное наказание. Таким образом, Орбан получил в свои руки практически неограниченную власть.

Это решение сразу же раскритиковали Совет Европы, ООН и Европарламент. Так, лидер фракции «Обновление Европы» Дачиан Чолош заявил, что действия венгерских властей ставят под угрозу демократию не только в самой стране, но и в Европе в целом, а партия «Социалисты и демократы» призвала Еврокомиссию принять меры против Орбана: ««Под покровом COVID-19 премьер-министр Орбан демонтирует демократию на наших глазах. Является ли бессрочное расширение полномочий или ограничение свободы СМИ взвешенным ответом?».

В мае Европейский суд запретил венгерским властям удерживать мигрантов на неопределенный срок в специально отведенных транзитных зонах. Однако Орбан заявил, что Венгрия не примет это решение.

А в июне подконтрольный ему венгерский парламент отменил закон о чрезвычайном положении. Тем самым Орбан еще раз показал свое полное доминирование в политической жизни страны, для которого ему даже формально не нужна неограниченная власть, а также неспособность Брюсселя на протяжении десятилетия остановить сползание Венгрии к авторитаризму.

Идем на восток

3 марта 2021 года Виктор направил главе фракции Европейской народной партии в Европарламенте Манфреду Веберу резкое письмо, в котором сообщил, что «Фидес» покидает ее ряды. Это стало ответом на решение фракции изменить свои внутренние правила так, чтобы теперь можно было приостанавливать членство в ней не только отдельных депутатов, но и целых национальных делегаций. Фактически речь шла об исключении венгерской правящей партии из рядов крупнейшей фракции ЕП. Однако Орбан опередил своих бывших соратников и вывел своих однопартийцев раньше, чем их выгнали насильно.

В ответ Вебер выразил сожаление в связи с «уходом» коллег из «Фидес», и предложил венгерскому премьеру провести переговоры по всем спорным вопросам, но это с большой долей вероятности был лишь жест вежливости.

Однако депутаты, в основном представляющие правящие партии Австрии и Словении, проголосовали против новой процедуры исключения из фракции ЕНП, тем самым фактически поддержав «Фидес». Это может говорить о возможности раскола крупнейшей политической силы ЕС.

Теперь у «Фидес» есть два основных варианта. По мнению европейского обозревателя «Радио Свобода» Рикарда Йозвяка, Орбан давно выстраивает себе имидж альтернативного правоконсервативного лидера в рамках всей Европы. Поэтому он может привести свою партию в группу «Идентичность и демократия», созданную лидером итальянской «Лиги» и союзником венгерского премьера Маттео Сальвини.

Лидер итальянской ультраправой партии «Лига» Маттео Сальвини

Но учитывая маргинальный характер этой группы праворадикальных антимигрантских партий, более логичным шагом для политика, по мнению эксперта, было бы присоединиться к умеренным евроскептикам – группе «Европейские консерваторы и реформисты», в которую, например, входит польская правящая партия «Право и справедливость».

Но, что еще более важно, Орбан как альтернативный лидер для правых популистов может увести их еще дальше на восток. Традиционно придерживаясь теплых отношений с Москвой в рамках политики, которую иногда называют «открытостью Востоку», Виктор представляет Кремль в качестве надежного партнера и покровителя для всех, кто недоволен европейскими бюрократами в Брюсселе.

Нужно заметить, что многие правые популисты в Европе, включая, французскую партию «Национальное объединение» и немецкую «Альтернативу для Германии» (АдГ) изначально тяготели к союзу с Россией. После избрания президентом США в 2016 году Дональда Трампа, которое, например, приветствовала лидер «Национального объединения» Марин Ле Пен, ультраправые увидели в нем более сильную альтернативу Путину в качестве внешнего покровителя. Однако его поражение на выборах в 2020 году показало, что надеяться им можно лишь на Кремль.

В условиях, когда ЕС и другие европейские структуры, включая, например, Bellingcat с его проектом «мониторинг анти-равенства», все больше давят на правых популистов, им нужны лидеры, не боящиеся открыто бросить вызов евробюрократам. И здесь как нельзя лучше подходит Виктор Орбан, который уже десятилетие успешно противостоит Брюсселю, показывая, что существует альтернативный путь.

Этот альтернативный путь венгерский премьер четко обозначил еще в 2014 году в ходе выступления по поводу своего переизбрания: «Недемократические режимы показали, что могут привести свои народы к успеху. Сегодняшние звезды — это Сингапур, Китай, Индия, Россия и Турция. Пришло время перестать воспринимать как догму идеологию Запада, стать независимыми и искать новую форму устройства, которая сделает нас конкурентными в ближайшие десятилетия».

Орбан и президент России Владимир Путин

Таким образом, в своей борьбе против Брюсселя правые популисты вполне могут, подобно Орбану, все больше обращаться к внешним игрокам, включая, прежде всего, Россию и Китай.

Автор публикации

Комментарии: 17
Публикации: 90
Регистрация: 08.10.2019