Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

«Шоковая терапия»: рыночные реформы в Польше в 1980-1990-х годах

Из всех стран Восточной Европы с Польшей у России давно сложились непростые отношения с взаимными претензиями и обвинениями. Именно в этом государстве в конце 1980-начале 1990-х годов были осуществлены реформы, позволившие экономике быстро перейти от централизованного планирования к капиталистическому рынку – так называемая «шоковая терапия», позже проведенная и в России.

Инициатор “шоковой терапии”  вице-премьер и министр финансов Польши Лешек Бальцерович

Коммунизм и нелюбовь к России

В феврале 1945 года на Ялтинской конференции СССР, США и Великобритания решали судьбу Польши и польского народа. В результате в Польше было создано коалиционное правительство с участием оппозиции. Однако Временное правительство фактически оказалось под контролем коммунистов, в свою очередь зависимых от Советского Союза.

30 июня 1946 года в Польше прошел референдум, на который было вынесено три вопроса: о ликвидации Сената, о закреплении в будущей Конституции результатов земельной реформы и национализации основных отраслей экономики, и о западных границах государства. Итоги референдума оказались положительными для правительства: 68% ответили «да» на первый вопрос, 77% – на второй и 91% – на третий.

Однако, по мнению исследователей, такие высокие результаты были сфальсифицированы властью при прямом участии СССР. Были изготовлены другие протоколы и подделаны подписи членов участковых комиссий. Так, по разным оценкам, положительно ответили на первый вопрос лишь от 1 до 15% голосовавших.

Агитация за три “да” на референдуме

Тот же сценарий произошел и на всеобщих выборах 1947 года. Представители оппозиционных партий преследовались, а правительство использовало административный ресурс и подменяло бюллетени на «правильные», с совершенно другими результатами. Некоторые чиновники даже не утруждали себя подсчетом голосов, а просто вписывали те результаты, что были нужны правительству.

А в 1952 году была принята новая Конституция Польши. Страна получила название “Польской Народной Республики”. В новом государстве существовала многопартийная система, однако преобладающее положение заняла правящая коммунистическая партия. Кроме того, в ПНР находились советские войска, и она стала фактически сателлитом СССР.

Здание штаба Северной группы войск СССР в городе Легница

Здесь во многом и кроется традиционная нелюбовь Польши к России. Многие поляки уверены в том, что коммунистическая власть была им навязана СССР, и переносят неприязнь к нему на правопреемницу того государства – современную РФ. Это накладывается на воспоминания поляков об исторических конфликтах, вроде разделов Польши в XVII веке и более чем векового пребывания их страны в составе Российской империи.

В целом, поляки считают, что Россия во все времена стремилась к доминированию в Восточной Европе, и опасаются того, что она может снова захватить территорию их страны. Именно по этой причине отношения между двумя странами значительно ухудшились после присоединения Крыма в 2014 году. С тех пор ситуация не улучшилась, и между Россией и Польшей продолжается война взаимных претензий и противоположных трактовок исторических событий.

Освобождение и «шок»

К 1989 году на фоне горбачевской «перестройки» в Советском Союзе и ослабления его контроля над странами социалистического блока власть коммунистов в Польше значительно ослабла. Еще в 1988 году оппозиционное объединение независимых профсоюзов «Солидарность» устроило общенациональную забастовку и заставило правительство сесть за стол переговоров. В итоге 4 апреля 1989-го было подписано соглашение, согласно которому в стране должны были пройти свободные выборы, восстановлены пост президента и верхняя палата парламента – Сенат.

4 июня в Польше прошли парламентские выборы, в результате которых 99% мест в Сенате и 35% в Сейме получила оппозиция. В конце лета 1989 года кресло премьер-министра Польши занял представитель «Солидарности» Тадеуш Мазовецкий. Он начал формировать первое за долгое время некоммунистическое правительство. И здесь на сцену выходит главный герой этой статьи – молодой экономист Лешек Бальцерович.

Премьер-министр Польши в 1989-1991 годах Тадеуш Мазовецкий

Профессиональный ученый-экономист с местным и иностранным образованием, он еще в конце 70-х годов во главе группы ученых разрабатывал проект экономических реформ. Затем Бальцерович был консультантом «Солидарности» и участвовал в тех самых переговорах с правительством, которые увенчались приходом к власти оппозиции. А теперь премьер Мазовецкий предложил ему посты вице-премьера и министра финансов, чтобы именно Бальцерович возглавил давно назревшие экономические реформы.

Не политик, Бальцерович не стремился к высоким постам в правительстве, понимая всю их ответственность в условиях краха прежней системы. Однако он все же согласился провести радикальные реформы, не боясь предрассудков и четко понимая последствия, а затем вновь собирался вернуться к науке.

В то время экономика Польши пребывала в разрухе. Годовая инфляция била все рекорды и достигла огромных 640%. Промышленное производство упало на 1/3, а 40% предприятий оказались перед перспективой банкротства. Страна оказалась на пороге голода. В этих условиях главной целью реформ Бальцеровича стал быстрый переход от прежней плановой экономики, которая уже показала свою неэффективность, к капиталистической рыночной. Его идеалом была система с преобладанием частного бизнеса, конкуренцией, открытой экономикой, конвертируемой валютой и очень ограниченной ролью государства в регулировании рыночной деятельности.

Фото из Польши того времени

Новый министр сразу взял дело в свои руки, уволил прежних закостенелых специалистов и набрал молодых экономистов. К работе были привлечены и иностранные эксперты, например, американский экономист Джеффри Сакс и финансист Джордж Сорос. Вместе с ними он создал свой знаменитый «План Бальцеровича», который и стал программой реформ.

В октябре Бальцерович убедил польский Сейм проголосовать за его «шоковую терапию». По словам самого реформатора, времени откровенно не хватало, депутаты не обладали нужным образованием для всестороннего исследования вопроса, поэтому главную роль в реализации программы сыграли убедительность вице-премьера и его репутация.

У «шоковой терапии» Бальцеровича существовал ряд основных принципов:

  • Жесткая экономия госрасходов, которая должна была уменьшить дефицит бюджета. Она осуществлялась за счет сокращения субсидий неэффективным предприятиям и ликвидации налоговых льгот. Польское правительство начало бороться с теми, кто уклонялся от уплаты налогов.
  • Отмена контроля над ценами почти на все товары и услуги, которая произошла практически в один момент.
  • Либерализация некогда ограниченной внешней торговли через снижение барьеров, поощрение инвестиций из-за рубежа и увеличение конвертируемости национальной валюты Польши – злотого.
  • Жесткая монетарная политика. Правительство больше не могло печатать необеспеченные деньги для пополнения госбюджета, что в прошлом провоцировало рост инфляции.
  • Приватизация предприятий, определение зарплаты условиями рынка и прекращение контроля государства над доходами населения.
  • Ставка на малый и средний бизнес. Был принят закон о предпринимательстве, который дал толчок развитию частного бизнеса.

Но что произошло после того, как все эти меры были воплощены в жизнь? Первые последствия предсказуемо были негативными. Цены сразу поднялись на 40%, зарплаты уменьшились, миллионы людей потеряли работу, а многие предприятия закрылись. Начались массовые забастовки. Реформы команды Бальцеровича были неприятными и непопулярными, но от этого не менее необходимыми. К тому же оказалось, что негативные последствия были лишь прелюдией.

Уже к следующему, 1990 году страна начала стремительно меняться. Экспорт вырос на 40%, а за 1989-1990 годы было создано 600 тысяч организаций, которые предоставили работу полутора миллионам человек. В руках частного бизнеса оказалась почти половина промышленности. Причем продажа предприятий на аукционах велась без всяких ваучеров, как в России, а только за наличные деньги.

Лешек Бальцерович выступает в Сейме

Бальцерович провел успешные переговоры с западными кредиторами из Парижского и Лондонского клубов, которые согласились списать половину из всего внешнего долга Польши, составлявшего $48,5 млрд. Кроме того, министру финансов удалось добиться у Международного валютного фонда двух кредитов в $1 млрд. и $720 млн. на стабилизацию национальной валюты и проведение реформ. Всемирный банк предоставил Польше кредиты для модернизации тех предприятий, какие были ориентированы на экспорт.

Почти за год «шоковая терапия» Бальцеровича изменила Польшу и сделала ее свободной экономикой на мировом рынке.

Последствия реформ и их оценка

Либеральные экономические реформы сделали Польшу совсем другим государством. Если в 1992 году рост ВВП составил всего 2,6%, то в 1995 году он вырос уже до 7%. Правительство своей жесткой политикой сумело сдержать инфляцию, повышая налоги на рост фонда зарплат и процентные ставки по кредитам. В итоге инфляция в 1991 году составляла 70%, через год – 40%, затем ее уровень стал стабильным, и в 1995-м снизилась до 28%.

Объем иностранных инвестиций в польскую экономику постоянно рос и к 1997 году превысил $20 млрд. Приватизация государственных предприятий, в отличие от других мер, проводилась постепенно, что позволило обществу приспособиться к ней, а страна сохранила промышленность. В Польше так и не появился «дикий капитализм», который был характерен для эпохи реформ в 90-х годах в России.

Население Польши быстро осознало, что, потеряв работу на государственных предприятиях, оно больше не сможет никуда устроиться, поэтому открыло свои частные организации. Это, в свою очередь, дало толчок развитию частного бизнеса в стране.

В целом ставка на малый и средний бизнес оправдала себя. Последующие меры по поддержке малых и средних организаций привели к тому, что их вклад в ВВП страны в начале 2010-х составил 47% – почти $206 млрд. В Польше сформировался средний класс, который является основой успешной рыночной экономики.

Конечно, у «плана Бальцеровича» были и негативные стороны. Быстрый «шоковый» характер реформ привел к росту безработицы, уменьшению промышленного производства и падению уровня жизни. Приверженец неолиберализма, Бальцерович не слишком учитывал отрицательные социальные последствия своих реформ. Однако со временем эти последствия были сглажены, и сейчас даже левые польские политики признают, что стремительные либеральные преобразования были верным шагом.

Все неоднозначное отношение общества к своим реформам министр финансов испытал на себе. Уже в конце 1991 года он покинул свои посты в правительстве, однако в 1997-м вернулся. В 2000 году реформатор окончательно ушел из правительства, став в следующем году главой Национального банка, и оставался на этой должности до 2007-го.

Лешек Бальцерович на пресс-конференции

Однако, несмотря на смену элит и приход к власти оппозиции, польское правительство не отказалось от результатов «шоковой терапии» Бальцеровича и продолжило следовать ее курсом.

В конце 1980-х годов Польша находилась на практически одинаковых позициях с другими странами советского блока, вроде России, Украины и Молдавии. Однако другие государства пошли по пути постепенных реформ, которые так и не были доведены до конца. Почему? Потому что их политики слишком опасались непопулярных шагов, в результате которых могли бы утратить власть.

А Лешек Бальцерович был независимым специалистом-экономистом, который никогда не стремился к власти и потому не боялся ее потерять. Он просто хотел воплотить свой «план» в жизнь и шел на неприятные, но необходимые меры.

И в этом заключается урок «шоковой терапии», проведенной в Польше на рубеже 80-90-х годов прошлого века – нужно не бояться быстрых реформ, а поручить их проведение необходимо профессионалам, которые возьмут на себя ответственность за их результаты.

Автор публикации

Комментарии: 16
Публикации: 52
Регистрация: 08.10.2019

  1. Oblivion

    Без реформ, правильных реформ – общество загнивает, развитие перестает быть таковым, а свободы людей – уже ничего не стоят.

  2. Anchella

    «Шоковую терапию» сопровождалась падением ВВП, ростом инфляции, безработицы и бедности.

  3. Roman.Varnava

    Это, как операция – должно сначала быть больно, чтобы потом излечиться и нормально жить. Возможно подобная “шоковая терапия” изменила бы жизнь и других постсоветских государств.

  4. Endriy.sm

    Не побоялись наступить на глотку обществу и вышли быстро из кризиса. Конечно сначала людям пришлось не сладко, но сейчас то они живут лучше многих стран.

  5. Genny.S

    Как в поговорке, что тот, кто не рискует, тот не пьет шампанское. Меры “шоковой терапии” хоть и были жесткими, но вывели страну из кризиса. Люди смогли пережить и безработицу, и безденежье, и стали лучше жить.

  6. Nana1985

    Вот что получается, если человек находится на своем месте. Значит он все просчитал, прежде, чем предлагать такие реформы.

  7. Denisx

    своевременные выборы и правильные реформы хоть и прошли болезненно, но в итоге привели к процветанию страны. Если за работу берутся профессионалы – все получается отлично, если им не мешать.

  8. Anna1984

    Без “шоковой терапии” было не возможно реанимировать экономику страны, Вот и взялись за дело специалисты. Хоть и было трудно, но итог вышел не плохой.

  9. SASA1990

    Все же держится на двух основных китах: на добросовестности и знанию своего дела. При наличии этих двух факторов улучшить экономический уровень страны не так сложно.

  10. TwoPeak

    Слушайте, какие там оеформы, какие там чудо-экономисты, вы как дети, чесслово. Американцы вбухали кучу денег в Польшу просто, больше всех Польша получила бабла. Вот вам и чудо.