Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

«Старое противостояние»: чем конфликт в Западной Сахаре может грозить всей Европе?

Распад колониальной системы во второй половине XX века породил множество конфликтов в странах, которые неожиданно получили независимость от своих бывших метрополий. Ярким примером подобного конфликта является война в Западной Сахаре между Сахарской Арабской Демократической Республикой и Марокко, которая началась после того, как Испания решила отказаться от контроля над этим регионом. Долгое время этот конфликт считался замороженным, но в ноябре 2020 года вновь перешел в «горячую» фазу. Как началась война в Западной Сахаре? Какие внешние игроки стоят за противостоящими сторонами? И чем конфликт в Западной Сахаре может грозить всей Европе?

Застарелое противостояние

Корни конфликта в Западной Сахаре нужно искать во второй половине XIX века, когда Испания активно колонизировала северо-западное побережье Африки. По результатам Берлинской конференции 1884 года ей удалось официально получить во владение прибрежные районы Сахары.

Однако границы владений Мадрида в Сахаре долгий период были размытыми. Лишь в 1924 году был подписан испано-французский договор, который урегулировал территориальные разногласия между двумя колониальными империями. Именно тогда на основе территорий Рио-де-Оро и Сегиет-эль-Хамра была образована Испанская Сахара, которая не вошла в состав Испанского Марокко и находилась под управлением отдельной администрации. В таком виде регион существовал вплоть до начала процесса деколонизации после окончания Второй мировой войны.

В 1956 году независимость от Испании и Франции приобрело Марокко, которое сразу же начало предъявлять претензии на Западную Сахару, аргументируя тем, что эта территория принадлежала ей в доколониальную эпоху. Год спустя бывшая метрополия и колония вступили в войну Ифни, в Испании более известную как Забытая война. Боевые действия продолжались до апреля 1958 года, когда стороны подписали соглашение в Ангра-де-Синтра, по которому Мадрид уступил Рабату территорию Мыса Хуби, но сохранил за собой Западную Сахару.

После этого в регионе развернулась не слишком интенсивная партизанская война. К началу 1970-х годов Мадрид, занятый экономическими реформами, приведшими к так называемому «испанскому экономическому чуду», уже не проявлял особого интереса к этой территории, которая всегда считалась беспокойной.

А в 1975 году на фоне смерти многолетнего диктатора Франсиско Франко и подготовки к масштабным политическим переменам внутри страны Испания заключила Мадридские соглашения, по которым Западная Сахара должна была быть разделена между Марокко и другой бывшей французской колонией – Мавританией. В ответ повстанцы из Народного фронта за освобождение Сегиет-эль-Хамра и Рио-де-Оро (Фронт ПОЛИСАРИО), образованного еще в 1973 году, 27 февраля 1976 года провозгласили создание независимой Сахарской Арабской Демократической Республики (САДР) и начали партизанскую войну уже против двух арабских стран.

ПОЛИСАРИО заручился поддержкой Алжира, Ливии, Кубы и КНДР, что позволило ему вести эффективную партизанскую борьбу. В результате уже в 1979 году из войны вышла более слабая в военном и экономическом плане Мавритания. Даже поддержка Франции, направившей на помощь своей бывшей колонии эскадрилью бомбардировщиков в ходе операции «Ламантин», не смогла переломить ситуацию.

Солдаты Фронта ПОЛИСАРИО, 1983 год

Однако Марокко оказалась более крепким орешком и продолжала увеличивать свой военный контингент в Западной Сахаре, который к 1981 году достиг 100 тысяч человек. В том же году Рабат начал строительство стены в районах, прилегающих к границе, в попытках положить конец партизанской активности. Это сооружение, получившее название «Марокканская стена», позволило войскам страны к 1987 году взять под контроль значительную часть Западной Сахары. Под контролем Фронта ПОЛИСАРИО остались практически незаселенные земли южнее и восточнее стены – так называемая Свободная зона.

К началу 1990-х годов стороны оказались в патовом положении, не нанеся друг другу решающего поражения, и в сентябре 1991-го при посредничестве ООН было подписано перемирие. В Западной Сахаре была развернута миротворческая миссия MINURSO.

Соглашения о перемирии предполагали проведение референдума о независимости, однако он так и не был проведен. Камнем преткновения стало формирование списков избирателей, особенно учитывая тот факт, что обе стороны неоднократно пытались изменить демографическую ситуацию в регионе, чтобы повлиять на результаты голосования. После 1975 года Марокко переселило в Западную Сахару сотни тысяч человек, которые сейчас составляют не менее двух третей жителей региона.

На протяжении многих лет референдум откладывался, и ПОЛИСАРИО попытался заручиться международной поддержкой для того, чтобы возобновить переговоры о нем. Однако пока никаких особых успехов по этому вопросу достигнуто не было.

Даже после перемирия ситуация в регионе оставалась напряженной. Вновь вспыхивали военные столкновения, однако стороны в целом продолжали соблюдать режим прекращения огня. Но все изменилось в ноябре 2020 года.

Внешние игроки

В конце октября 2020 года повстанцы из Фронта ПОЛИСАРИО заблокировали один из участков дороги через буферную зону в Гергерате, которая соединяет Марокко и Мавританию. В ответ в ночь на 13 ноября марокканцы установили кордон безопасности с целью обеспечить перемещение товаров и людей через буферную зону. На следующий день президент САДР и генеральный секретарь Фронта Брагим Гали объявил о том, что больше не будет соблюдать режим прекращения огня с Марокко, и обвинил его в нарушении перемирия. В этот период армия САДР стала регулярно сообщать об ударах, нанесенных по позициям, военным базам и центрам снабжения марокканских войск, которые располагаются вдоль «Марокканской стены».

Президент САДР и генеральный секретарь Фронта ПОЛИСАРИО Брагим Гали

Однако эксперты считают, что успехи ПОЛИСАРИО в деле борьбы против Марокко серьезно преувеличены. По их мнению, кроме того, что никакие независимые эксперты или доклады не смогли подтвердить то, о чем говорят участники этой недавней главы застарелого конфликта в Западной Сахаре, маловероятно, что повстанцы могут наносить описанный ими урон.

Сейчас ПОЛИСАРИО сильно отличается от того, каким он был в 1970-х годах, когда он был способен успешно противостоять армиям двух стран. Его лидеры также уже не в расцвете сил, начиная с 71-летнего генсека и президента САДР, и это же можно сказать об арсенале Фронта. Большая часть его вооружения, поставленная Ливией при Муаммаре Каддафи, Алжиром и Северной Кореей, кроме бронетехники, захваченной у марокканцев в начале конфликта, находится в нерабочем состоянии.

В то же время повстанцам, численность которых составляет в лучшем случае от 3 до 5 тысяч человек, противостоит марокканская линия обороны, окруженная минными полями, усеянная системами обнаружения, находящаяся под контролем беспилотников и защищенная силами быстрого реагирования. В этой ситуации у Фронта не остается другого выхода, кроме как использовать партизанскую тактику, которая наносит противнику лишь небольшой урон. Доказательством этого служит события 13 ноября 2020 года, когда повстанцы нанесли удар по Гергерату, но не смогли отрезать дорогу и нанести марокканцам какие-либо потери.

Однако было бы ошибкой считать конфликт в Западной Сахаре лишь затянувшимся театральным представлением, поскольку за ним стоят вполне конкретные интересы нескольких держав.

На данный момент независимость САДР признают 60 стран-членов ООН, а также Южная Осетия. Республика также входит в состав Африканского союза – международной организации, объединяющей 55 африканских государств. 17 стран считают Западную Сахару территорией Марокко, а еще 24 государства отозвали свое признание САДР.

Сама же ООН считает этот регион недеколонизированной территорией и не признает над ним суверенитета ни одной из сторон. В этой неопределенной ситуации каждое государство самостоятельно выстраивает свою политику в Западной Сахаре. Яркий пример – это признание странами ЕС побережья региона частью экономической зоны Марокко в открытом море при одновременном нежелании признавать суверенитет Рабата над самой этой территорией. Кроме того, нефтегазовые компании, работающие на месторождениях Западной Сахары, получают лицензии на свою деятельность как от САДР, так и от Марокко, причем порой от обоих государств сразу.

Если же говорить о позиции конкретных государств, то Фронт ПОЛИСАРИО в настоящий момент поддерживают Алжир, Турция и Намибия. Марокко же пользуется поддержкой США, Франции, Израиля, Египта, Сомали и Туркмении.

Собственно, именно противостояние между Алжиром и Марокко фактически и является главной движущей силой конфликта в Западной Сахаре. Эксперты говорят о том, что каждое решение, принятое САДР, сначала получает одобрение руководства Алжира, и он направляет всю силу своих государственных СМИ на поддержку повстанцев.

Отношения Марокко и Алжира подошли к самой низкой точке с конца 1970-х годов. Стороны активно наращивают свою военную мощь, готовясь к возможному переходу противостояния в «горячую» фазу.

Огонька к этой пороховой бочке подбавило заявление президента США Дональда Трампа 10 декабря 2020 года, что Соединенные Штаты признают суверенитет Марокко над Западной Сахарой. Решение Трампа, которое стало одним из его последних на посту главы государства, вполне объяснимо, поскольку Рабат традиционно является одним из главных союзников Вашингтона в Северной Африке. Еще в 2004 году Марокко получило статус главного союзника США, не входящего в НАТО. Кроме того, Трамп также нормализовал израильско-марокканские отношения.

Президент США в 2017-2021 годах Дональд Трамп

Алжир сразу же пришел к выводу, что действия Вашингтона напрямую направлены против него, и ситуация в Западной Сахаре оказалась на грани взрыва.

Угроза для Европы

В январе 2021 года Алжир организовал на территории своего юго-западного вилайета (провинции) Тиндуф, где находятся четыре лагеря беженцев из Западной Сахары, масштабные военные учения «Аль-Хазм 2021». Эти учения под руководством начальника штаба Алжирской национальной народной армии генерала Саида Ченгрихи стали демонстрацией силы и возможностью показать технику нового поколения, пришедшую из России, которая стоила стране немалых денег: 100 млрд долларов в период 2010-2020 годов, что более чем вдвое превышает военный бюджет Марокко за это же время.

Начальник штаба Алжирской национальной народной армии Саид Ченгриха, 19 декабря 2019 года

Кроме того, Алжир обратился к России как главному поставщику оружия для своей армии за подтверждением, что Москва поддержит его при необходимости.

Однако не забыл Алжир и про дипломатию, активизировав усилия по убеждению американской администрации отменить решение Трампа о признании марокканского суверенитета над Западной Сахарой. Именно с этой целью представители всех партий в алжирском парламенте 2 февраля отправили новому президенту США Джо Байдену письмо, в котором призвали его отменить решение предшественника. Это действие не лишено смысла, поскольку Байден уже в начале своего срока отменил несколько указов Трампа.

Однако пока Вашингтон не спешит вмешиваться в ситуацию в Западной Сахаре, явно не считая сейчас этот конфликт достаточно важным для своих интересов. Молчат и остальные члены Совета Безопасности ООН.

Повлиять на решение конфликта могла бы Испания как бывшая метрополия, некогда владевшая этой территорией, особенно учитывая то, что она принимает у себя официальных лиц обеих сторон конфликта. Так, в мае президент САДР и глава Фронта ПОЛИСАРИО Брагим Гали лечился в Испании от коронавируса, за что правительство страны подверглось критике со стороны Марокко.

Мадрид пытается сохранить нейтралитет по вопросу Западной Сахары, однако, по мнению испанского журналиста Игнасио Сембреро, он долгие годы тихо помогал Рабату в ООН и юридических спорах в Европейском суде, и в будущем может положительно отнестись к суверенитету Марокко над Западной Сахарой.

В течение последних 30 лет в регионе существует миротворческая миссия ООН – Миссия по проведению референдума в Западной Сахаре (МООНРЗС). В нее входят 462 человека, включая 245 военных, содержание миссии обходится в 62 млн долларов в год.

Этот небольшой отряд голубых касок занимается патрулированием территории, простирающейся от нейтральной полосы к востоку от «Марокканской стены» до границы с Мавританией, что составляет 20% бывшего Испанского Марокко. Это полноценная запретная зона, изобилующая минами и мигрантами, которые направляются на север, нелегальными золотодобытчиками и наркоторговцами. Таким образом, миротворцы находятся на настоящей передовой.

Миротворцы ООН сверяются с картой в Смаре, Западная Сахара

ООН также пытается провести референдум, вовлекая САДР и Марокко в переговорный процесс, но пока безуспешно.

В результате ситуация в Западной Сахаре остается крайне сложной. С обеих сторон звучат громкие заявления, участники конфликта играют мускулами, а международные организации безуспешно пытаются их помирить. Скорее всего, такое положение дел будет продолжаться и дальше, ведь даже наиболее непримиримые стороны, включая Алжир и Марокко, не спешат доводить конфликт до полноценной войны. Их предыдущий пограничный конфликт 1963 года закончился ничьей, и трудно предсказать, какая из сторон победит в новом противостоянии с использованием современного оружия.

Однако неразрешенный конфликт грозит уже не только соседним странам, но и всей Европе. Множество террористических группировок, как местных, так и мигрировавших из Сирии или Ирака, стремятся обрести в Западной Сахаре базу для атаки на близлежащий европейский континент. Близость долгое время раздираемой войной Ливии усиливает напряженность в регионе. В северо-западной Африке формируется черный рынок оружия, наркотиков, мигрантов, рабов и террористов, готовый в любой момент прорваться и захлестнуть собой близлежащие территории.

Война между САДР, Алжиром и Марокко может привести к новому миграционному кризису, в результате которого сотни тысяч людей вновь, как во время гражданской войны в Ливии, хлынут в Европу. Только в лагерях беженцев, созданных Фронтом ПОЛИСАРИО, сейчас находится больше 125 тысяч человек.

Появление нового канала нелегальной миграции вовсе не в интересах Европы, чем можно объяснить поддержку Марокко со стороны нескольких стран ЕС, желающих установления на территории Западной Сахары порядка, кем бы он ни был обеспечен.

Но есть основания полагать, что конфликт в Западной Сахаре может быть разрешен только после его очередного обострения, в том числе и в случае войны Алжира и Марокко. По аналогии с тем, как после полномасштабного противостояния ПОЛИСАРИО и Марокко стороны заключили перемирие, которое установило режим прекращения огня, так и взаимное истощение сил противников в ходе «горячей» фазы конфликта может привести к новому соглашению, которое положит конец противостоянию. Однако сколько человеческих жизней будет потеряно на пути к разрешению конфликта в Западной Сахаре, сказать очень трудно.

Автор публикации

Комментарии: 17
Публикации: 90
Регистрация: 08.10.2019