Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

Военный союз России и Китая: миф или реальность?

22 октября 2020 года на ежегодном заседании дискуссионного клуба «Валдай» президент России Владимир Путин заявил о том, что Москва не исключает создания военного союза с Пекином. При этом в прошлом руководство России неоднократно говорило об обратном. Так возможен ли военный альянс России и Китая, и как на него отреагирует Запад?

Дружба медведя и дракона

Сотрудничество России и Китая имеет давнюю историю. Еще в период Русского царства и Российской империи две державы поддерживали между собой дипломатические и торговые отношения. Но особенно теплый характер эти отношения приобрели в середине XX века.

В 1949 году СССР первым признал Китайскую Народную Республику (КНР) во главе с Мао Цзэдуном, который пришел к власти во многом благодаря советской помощи. Вплоть до 1956 года отношения между Советским Союзом и Китаем переживали период расцвета. Так, в 1950 году в Москве был подписан советско-китайский «Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи».

Однако после 1956 года, в результате прихода к власти в СССР Никиты Хрущева и развенчания культа личности Иосифа Сталина на XX съезде КПСС, отношения двух держав серьезно испортились. Мао Цзэдун, бывший одним из главных союзников Сталина и во многом копировавший его политику, обвинил советское руководство в ревизионизме (отступлении от исходных постулатов и выводов марксизма) и уступках Западу, например, во время Карибского кризиса 1962 года.

В дальнейшем между прежними союзниками произошел практически полный разрыв отношений, что привело в 1969 году к пограничному конфликту на острове Даманский. Этот конфликт вполне мог повлечь за собой открытую войну между двумя державами.

Понимая это, руководители обеих стран пошли на постепенную нормализацию отношений. В 1981 году на XXVI съезде КПСС генеральный секретарь Леонид Брежнев предложил нормализовать советско-китайские отношения. Три года спустя державы подписали «Межправительственное соглашение об экономическом сотрудничестве».

А в 1986 году следующий советский лидер Михаил Горбачев заявил о готовности провести переговоры с КНР и сократить количество войск на границе двух стран. Три года спустя Горбачев посетил Китай с визитом, были восстановлены межпартийные связи и началась нормализация двусторонних отношений.

В это же время произошло восстановление и военного сотрудничества двух держав. До начала 2000-х годов именно торговля оружием, а также вопросы пограничной и региональной безопасности были главными аспектами российско-китайских отношений. Однако после прихода к власти в России Владимира Путина в 2000 году укрепление экономических связей вытеснило военное сотрудничество. Однако последнее сохраняет важную роль, в особенности на фоне растущей напряженности между Россией и США, с одной стороны, и КНР и США, с другой.

В настоящее время российско-китайские отношения основываются на нескольких главных опорах:

  • Был урегулирован территориальный конфликт между двумя державами. В 2005 году произошла демаркация российско-китайской границы, в результате которой КНР получила ряд территорий площадью 337 квадратных метров, основную часть которых составила западная часть Большого Уссурийского острова на реке Амур. Обе державы понимали, что нерешенная проблема границ будет отвлекать на себя слишком много ресурсов и мешать дальнейшему развитию сотрудничества.
  • Экономики двух стран органично дополняют друг друга, и контакты между ними растут. С 1994 года Китай активно импортирует углеводороды, необходимые для его растущей экономики, которыми как раз богата Россия. А она, в свою очередь, заинтересована в освоении новых сырьевых рынков, кроме традиционных поставок в Европу.
  • Государственный строй России становится менее демократическим, в условиях чего она не критикует авторитарную КНР по таким вопросам, как права человека и политика в отношении национальных меньшинств. Более того, она все чаще выступает совместно с Китаем на площадках ООН по интересующим ее проблемам, например, блокируя резолюцию о продлении оказания гуманитарной помощи населению Сирии через Турцию.

Карта российско-китайской границы близ островов Большой Уссурийский и Тарабаров

Необходимо отметить, что новый период расцвета в российско-китайских отношениях начался в 2014 году. Присоединение Крыма и антироссийские санкции со стороны западных стран привели к тому, что Москва сделала «поворот на Восток» в стремлении превратить Пекин в определенную замену Евросоюзу. А это, в свою очередь, вызвало укрепление связей между двумя державами в разных сферах.

В российском товарообороте доля Китая за 6 лет выросла практически в два раза. Если в 2013 году она составляла лишь 10%, а в 2019-м уже достигла почти 18%. Что касается 2020 года, то, согласно данным китайской таможни, доля КНР продолжает возрастать, даже несмотря на экономический кризис, спровоцированный пандемией коронавируса. Такой рост объясняется запуском таких масштабных проектов, как газопровод «Сила Сибири» и вторая нитка нефтепровода Сковородино – Мохэ.

В сфере военного сотрудничества Россия, как некогда Советский Союз, вновь начала поставлять Китаю новейшее оружие, вроде зенитных ракетных систем С-400 «Триумф» и сверхманевренных истребитель Су-35. Кроме того, силовые структуры двух держав участвуют в масштабных совместных учениях. К примеру, в 2019 году в Новосибирской области проходили российско-китайские учения спецназа «Содружество», целью которых была отработка ликвидации террористов на границе.

А 22 октября 2020 года на XVII ежегодном заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» профессор Университета Цинхуа Янь Сюэтун задал президенту России Владимиру Путину вопрос: «А можно ли вообразить военный союз Китая и России?». Сюэтун давно является приверженцем этого альянса, который он видит противовесом военным союзам Соединенных Штатов в Азиатско-Тихоокеанском регионе, поэтому подобный вопрос с его стороны был вполне закономерен. Удивительным здесь скорее являлся ответ российского лидера.

Президент ответил следующее: «Мы в этом не нуждаемся, но, в теории, вполне можно себе представить что-то подобное». А затем он, говоря о военных связях между Москвой и Пекином, добавил, что они могут однажды стать еще более тесными, отметив: «Время покажет, как они будут развиваться… мы не исключаем этого».

Президент России Владимир Путин

Ответ Путина стал первым подобным заявлением о том, что Россия не исключает возможности в будущем заключить военный альянс с Китаем. В прошлом руководство России не раз говорило о том, что подобный союз с КНР на повестке дня не находится. Руководители Китая, со своей стороны, заявляли о том же. Теперь же отношение к этому вопросу, судя по всему, подверглось определенным изменениям, по крайней мере, со стороны России.

Однако не стоит забывать о том, что на пути к военному союзу России и Китая находится не меньше факторов, разделяющих обе державы, чем тех, что их сближают.

Разные интересы

Можно выделить три основных фактора, которые мешают России и Китаю войти в военный альянс.

Во-первых, внешнеполитическая идеология самой России. Москва заинтересована в том, чтобы продолжать играть в международной системе роль, которую ее Концепция внешней политики 2016 года описывает как «уникальную роль, которую Россия играла на протяжении веков в качестве противовеса в международных отношениях». Согласно этой Концепции, Россия стремится к тому, чтобы быть незаменимой державой, которая не только противодействует появляющимся мировым гегемонам, но без участия которой не может быть решена ни одна глобальная проблема. А участие в военном союзе с КНР приведет к тому, что Россия перестанет быть таким противовесом.

Во-вторых, экономический и демографический аспект. Впервые за предыдущие столетия Китай развивается более быстрыми темпами, чем Россия. Так, в 2014 году валовый региональный продукт (ВРП) трех федеральных округов России к востоку от Уральских гор – Уральского, Сибирского и Дальневосточного, составил менее половины от совокупного валового регионального продукта четырех китайских провинций, граничащих с Россией.

Если же говорить о государстве в целом, то до 2020 года валовый внутренний продукт (ВВП) России был ненамного меньше, чем ВРП локомотива экономики КНР – провинции Гуандун. Однако в настоящее время российский ВВП приближается лишь к ВРП китайских провинций второго уровня экономического развития.

Что касается демографического аспекта, то здесь сравнение также в пользу КНР. В 2016 году совокупное население 27 областей и краев, входящих в состав Уральского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов, составило 37,8 млн человек. Это число меньше, чем количество населения только в одной из четырех приграничных провинций Китая – Хэйлунцзян, где тогда проживало 37,9 млн человек.

И, в-третьих, разные национальные интересы обеих держав. Так, КНР на официальном уровне рассматривает Крым как территорию Украины и не признает независимости Южной Осетии и Абхазии. Пекин не хочет ухудшать и без того сложные отношения с Соединенными Штатами и Евросоюзом, в особенности по вопросам, которые не относятся к сфере непосредственных китайских интересов. Не стоит забывать и о том, что Украина для КНР является важным источником военных технологий.

Россия же со своей стороны не поддерживает Китай в его территориальных спорах и не признает его претензии в Южно-Китайском море. Кроме того, она развивает военное сотрудничество с противниками КНР в этих спорах вроде Вьетнама и Индии, в том числе и продавая им оружие. Лидеры как России, так и Китая считают, что могут справиться с угрозами своей безопасности самостоятельно, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Поэтому они не хотят быть втянутыми в серьезный конфликт из-за интересов другой державы.

В результате всех трех факторов в военном союзе с Китаем Россия с большой долей вероятности станет младшим партнером и будет вынуждена поступиться своими национальными интересами. Яркий пример подобной ситуации, когда между как бы «равноправными» союзниками внутри одного альянса существует иерархия – это НАТО и иные союзы во главе с США, несмотря на наличие у участников общих ценностей и связанность их экономик. А Москва, что подтверждает ее Концепция внешней политики, в этом не заинтересована.

Собственно, на предыдущем заседании дискуссионного клуба «Валдай» в 2019 году президенту России также задали вопрос об отношениях России и КНР. Тогда Путин описал эти отношения как «союзнические в полном смысле многопланового такого, стратегического партнёрства». То есть речь о военном союзе не шла.

В том же году в Москву с визитом прибыл председатель КНР Си Цзиньпин. В ходе его визита было подписано совместное заявление лидеров обеих держав, в котором было прямо сказано, что российско-китайские отношения характеризует «отказ от установления союзнических отношений, конфронтации и не направленность против третьих сторон.» То есть Россия и Китай отказывались от заключения официального союза, который бы повлек за собой обязательство приходить на помощь друг друга в случае атаки третьих стран.

Председатель КНР Си Цзиньпин

Но в этом случае возникает закономерный вопрос – почему Владимир Путин теперь заявил, что не исключает в будущем военный альянс с КНР, и как сам Китай относится к идее такого союза?

Послание другим

Что касается позиции КНР, то консенсус руководства страны и экспертов еще с 1980-х годов основывался на убеждении, что военные союзы Китаю не нужны. Лишь недавно начались осторожные дискуссии о том, что КНР может заключить военные альянсы и давать гарантии безопасности другим державам. Однако общей мыслью этих дискуссий является уверенность в том, что именно Пекин должен быть старшим партнерам в такого рода объединениях.

Поэтому Китай вовсе не спешит заключать военные союзы. После знакового выступления Путина на заседании дискуссионного клуба «Валдай» официального представителя министерства иностранных дел КНР Чжао Лицзяня попросили прокомментировать его слова о возможном военном альянсе. Лицзянь, как и подобает дипломату, аккуратно ответил следующее: «Президент Путин много раз в последние годы давал положительные отзывы о китайско-российских отношениях на ежегодном заседании Валдайского международного дискуссионного клуба, что полностью отражает высокий уровень и специфику отношений между двумя странами.

Нет конца продвижению традиционной дружбы между Китаем и Россией, и нет запретной зоны для расширения сотрудничества… Китай готов сотрудничать с Россией, чтобы полностью реализовать консенсус, достигнутый главами двух государств, постоянно обогащать стратегическую коннотацию двусторонних отношений, помогать двум странам вместе развиваться и обновляться, продолжать укреплять стратегическое общение и координацию и вносить больше позитивной энергии в продвижение мира и стабильности во всем мире.»

Заместитель главы информационного департамента МИД КНР Чжао Лицзянь

То есть о «союзе» официальный представитель китайского МИД ничего не сказал. Что, в свою очередь, означает, что свое отношение к идее военного альянса изменило лишь российское руководство, но не китайское.

Что понять, почему Путин сделал подобное заявление, необходимо вспомнить, что сам новый период расцвета в российско-китайских отношениях начался в 2014 году, в условиях антироссийских санкций и серьезного ухудшения отношений с Западом. Тогда Китай для России стал как бы заменой Евросоюзу и США, которые, с ее точки зрения, отказались признавать ее национальные интересы после присоединения Крыма и вступили с ней в открытое противостояние.

С тех пор руководство России неоднократно пыталось использовать сближение с КНР для того, чтобы напугать Запад перспективой полноценного русско-китайского союза. А чтобы не допустить этого, западные страны, в свою очередь, должны были снизить накал напряжения в своих отношениях с Россией.

Сами же страны Запада по-разному относятся к перспективе возможного союза между Россией и Китаем. Лидеры государств ЕС обеспокоены сближением России и КНР и делают попытки для того, чтобы преодолеть кризис в отношениях между европейскими странами и Москвой. Особенную активность в этом вопросе проявляет президент Франции Эммануэль Макрон, который в 2019 году заявил, что ни Россия, ни Китай не являются врагами НАТО.

Что касается Соединенных Штатов, то администрация Барака Обамы считала перспективу российско-китайского альянса нереалистичной, поскольку между обеими его участниками слишком много разногласий и опасений. Администрация действующего президента Дональда Трампа отнеслась к этой проблеме гораздо серьезнее и попыталась выстроить отношения с Россией и Китаем на лучшем уровне, чем у них друг с другом. Однако противоречивая политика Трампа в итоге привела лишь к укреплению российско-китайских связей и ухудшению их отношений с США.

Новый же президент Соединенных Штатов Джо Байден еще до своего избрания назвал Китай «основным конкурентом». «В зависимости от того, как мы будем выстраивать отношения, станет понятно, конкуренты мы или окажемся в состоянии более серьезного противостояния, связанного с силой», – заявил он. Россию же Байден охарактеризовал как «главную угрозу для нашей безопасности и союзов». То есть новый американский лидер не исключает сценария полноценного противостояния с КНР, и с большой долей вероятности будет реагировать на сближение своего конкурента с Россией.

Избранный президент США Джо Байден

В этой ситуации заявление Владимира Путина может являться определенным посланием администрации Байдена и западным странам в целом. Российский лидер говорит им о том, что, если прежняя политика антироссийских санкций и внешнего давления будет продолжена, то у его страны не останется другого выхода, кроме как вступить с Китаем в полноценный военный союз.

Однако необходимо понимать, что такой альянс будет по большей части в интересах Пекина, а не Москвы. В результате него Китай получит безопасный тыл и ресурсную базу на случай серьезного противостояния с Западом. А Россия, став младшим партнером в союзе, постепенно будет все более и более зависима от КНР как в технологическом, так и в экономическом, а затем и в политическом плане. Но если западные страны продолжат прежнее давление на нее, то у Москвы может не оказаться другого выбора, кроме как согласиться на все условия Пекина.

Автор публикации

Комментарии: 16
Публикации: 66
Регистрация: 08.10.2019