To reset your password, please enter your email address or username below.

«Восходящая звезда»: выгодна ли Китаю нестабильность на Ближнем Востоке?

На фоне постоянных атак йеменских хуситов по торговым судам в Красном море, ударов проиранских группировок по американским базам в Ираке, а также продолжающихся боевых действий в Газе многие эксперты заговорили об ослаблении влияния США на Ближнем Востоке. По их словам, от нестабильности в регионе выигрывает другая держава, которая сейчас является главным соперником Вашингтона на внешней арене – Китай. Но действительно ли КНР выгодно обострение ситуации на Ближнем Востоке?

Влияние Китая на Ближнем Востоке серьезно возросло за прошедшее десятилетие, прежде всего, в экономической сфере. Так, по данным таможни КНР, в 2017-2022 годах товарооборот между Пекином и странами Ближнего Востока вырос почти вдвое – с $262,5 млрд до $507,2 млрд. По информации Госсовета КНР, торговля с Ближним Востоком продемонстрировала наибольший рост в 2022 по сравнению с другими регионами – на 27,1% год к году, что больше, чем со странами АСЕАН (15%) и ЕС (5,6%), а также с США (3,7%).

Кроме того, государства Ближнего Востока активно участвуют в инициативе председателя КНР Си Цзиньпина «Один пояс и один путь». Стратегическими партнерами Китая являются 12 арабских стран, а 21 страна вместе с Лигой арабских государств официально присоединились к «Одному поясу и одному пути». Также 17 арабских стран поддержали Инициативу глобального развития КНР, 15 присоединились к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций, а 14 поучаствовали в «Китайско-арабской инициативе сотрудничества в сфере безопасности данных».

Отметим, что Китай вполне логично начал свое проникновение на Ближний Восток с того, что успешно завязал сотрудничество с государствами, которые враждебно относятся к США. Так, в 2021 году КНР заключила с Ираном соглашение на 25 лет, затрагивающее сотрудничество в политической, экономической и военной сфере. Также Пекин пообещал инвестировать в Тегеран около $400 млрд в обмен на поставки нефти и топлива, однако западные санкции против Ирана помешали ему выполнить это обещание.

Кроме того, в марте 2023 года КНР добился, чтобы Иран и Саудовская Аравия перешли к восстановлению отношений, что укрепило ее репутацию миротворца в регионе.

Также в июне 2023 года Китай поднял уровень своих отношений с Палестинской национальной администрацией до стратегического партнерства. Глава КНР Си Цзиньпин выдвинул предложение из трех пунктов для решения проблемы «двух государств для двух народов» (предполагает создание на территории между Иорданом и Средиземным морем арабского государства Палестина вместе с еврейским государством Израиль), чтобы добиться «окончательного и прочного разрешения палестинского вопроса).

При этом сейчас Китай уже стал развивать отношения и с давними союзниками США на Ближнем Востоке, прежде всего, с Саудовской Аравией и ОАЭ. Так, с 1 января 2024 года ОАЭ присоединились к БРИКС, в котором КНР играет ведущую роль. Кстати, в этот же период к союзу государств присоединились Иран и Египет. Также в будущем в БРИКС может вступить и Саудовская Аравия.

Сотрудничество с Китаем традиционные союзники США в регионе рассматривают как своего рода предохранитель от чрезмерной зависимости от Вашингтона. Так, в августе 2023 года премьер-министр Катара Мохаммед бин Абдулрахман бин Джассим Аль Тани заявил: «В том же году, когда наша страна была признана основным союзником США вне НАТО, она также подписала три соглашения по энергетике с КНР».

Кроме того, для недемократических стран Ближнего Востока важно то, что Китай, сам не являющийся демократией, не подвергает критике их политические режимы и нарушения прав человека. Так, в ходе своего визита в Саудовскую Аравию, Турцию, Иран, ОАЭ, Бахрейн и Оман в марте 2021 года глава МИД КНР Ван И подчеркнул приверженность Пекина «взаимно схожей политической среде» недемократических государств региона.

Сам же Китай стремится представить себя в качестве миротворца и альтернативы для США на Ближнем Востоке в то время, как страны региона сомневаются в способностях Вашингтона разрешить обострившиеся там кризисы. Так, 20 ноября 2023 года, после очередного обострения палестино-израильского конфликта и боевых действий в Газе, руководители МИД стран Организации исламского сотрудничества (ОИС) и Лиги арабских государств прибыли в Пекин, чтобы обсудить с китайскими властями разрешение кризиса.

В то время, как США поддержали Израиль как одного из своих главных союзников в регионе, КНР выступила на стороне арабских стран и Палестины. Как заявил Ван И, «Китай – хороший друг и брат арабских и исламских стран. Мы всегда твердо защищали законные права и интересы арабских (и) исламских стран и всегда поддерживали справедливое дело палестинского народа».

Подобная политика привела к тому, что КНР приобрела значительное влияние на страны Ближнего Востока. Это признают даже в Вашингтоне — в ходе встречи с Ван И в январе 2024 года советник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан попросил Китай повлиять на Иран, чтобы сдержать атаки связанных с Тегераном хуситов.

И это влияние уже начало давать свои плоды. Так, в мае 2023 года ОАЭ вышли из морской коалиции стран во главе с США в тот же период, когда Вашингтон попросил своих союзников сократить контакты с Россией и Китаем.

В этих обстоятельствах китайские эксперты даже заговорили о том, что нестабильность на Ближнем Востоке даже выгодна КНР. К примеру, профессор Университета национальной обороны Народно-освободительной армии Сяо Юньхуа заявил, что хуситы, атакующие суда в Красном море, «непреднамеренно оказали Китаю большую услугу», потому что перекрытие морских торговых путей приведет к тому, что страны будут больше пользоваться построенными КНР железными дорогами для сухопутной торговли между Пекином и Европой.

Однако другие эксперты считают, что нестабильность на Ближнем Востоке, наоборот, сильно бьет по интересам Китая в регионе. Так, профессор Шанхайского университета международных исследований Фань Хонда, специализирующийся на Ближнем Востоке, отметил, что Пекин столкнется с серьезными проблемами, если палестино-израильский конфликт продолжится и затронет другие страны.

По его словам, растущая нестабильность на Ближнем Востоке вредит интересам КНР, поскольку страны региона могут отойти от торговли и инвестиций в экономике к вопросам безопасности. «(Если) ситуация на Ближнем Востоке продолжит ухудшаться, лидеры государств региона неизбежно будут уделять больше внимания национальной безопасности, которая не является основной сферой сотрудничества КНР и ближневосточных государств», — заявил он.

Действительно, в случае обострения ситуации на Ближнем Востоке КНР вряд ли сможет защитить свои интересы и инвестиции в регионе, поскольку у него нет там военных или морских баз. В случае, если ближневосточные страны сосредоточатся на обороне своих границ, они не станут заключать дальнейшие экономические и торговые соглашения с Пекином, поскольку будут заняты поиском союзником, способных защитить их здесь и сейчас. И таким союзником скорее всего станут США как страна с военными базами в Ираке, и чей флот присутствует в регионе.

В этой ситуации Китай скорее всего продолжит и дальше критиковать политику западных стран на Ближнем Востоке, однако пока он не готов заменить их войска в регионе своими солдатами, чтобы обеспечить разрешение конфликтов. Его влияние на Ближнем Востоке в основном ограничивается экономической и торговой сферой, которая отходит на задний план, когда государства региона боятся за свою безопасность. В то же время КНР активно укрепляет свою армию и развивает военное сотрудничество с ближневосточными странами, так что эта ситуация может измениться в будущем.

Автор публикации

Комментарии: 17
Публикации: 248
Регистрация: 08.10.2019