Чтобы сбросить пароль, введите адрес электронной почты или имя пользователя ниже

Ликбез | Оружие журналиста-расследователя: диктофон, фотокамера и обострённое чувство справедливости

Оружие журналиста-расследователя: диктофон, фотокамера и обострённое чувство справедливости

Не зря расследовательскую журналистику называют «журналистским спецназом». Чем именно занимаются люди этого ремесла? Бесспорный факт — вот чем «бьёт» журналист-расследователь. Каждая его публикация, репортаж или подборка статей могут «взорвать» общество, как многотонный заряд.

Расследование или «дутая» сенсация? Не нужно путать

Системное, глубокое и уникальное исследование, которое раскрывает тайны и секреты — так обычно понимают термин «журналистское расследование» в профессиональной среде. ЮНЕСКО подготовило учебное пособие по журналистике расследований, где уточняет, что это — вынесение на суд общественности фактов, которые кто-то из власть имущих преднамеренно скрыл, либо эти сведения затерялись в хаосе информации.

Многие убеждены, что любой репортаж вообще — это уже расследование, и для него достаточно проанализировать и сопоставить открытые данные. Действительно, каждый хороший журналистский материал содержит элементы расследования, а корреспонденты переняли некоторые методы для обычной работы «в полях».

И всё же, для реальных расследований требуется гораздо больше источников, а также доступ к секретным документам и более специфические приёмы, на освоение которых уходят годы. Можно сказать, что расследовательская журналистика — это особый жанр и даже настоящее искусство.

Самые достойные примеры расследований — это всегда продуманная методология, основательное изучение первоисточников, постановка и проверка гипотез. В основе всегда лежит тщательный фактчекинг. Журналист берёт на себя огромную ответственность за свои слова и не имеет права публиковать «фейки».

Расследования не нужно путать с банальными утечками. «Слитая» информация нужна для молниеносных сенсаций, а манипуляторами часто выступают сами власть имущие. Нельзя любой репортаж, рождённый из утечки, содержащий резкую критику или даже просто чьи-то откровения, называть журналистским расследованием.

Высокая планка и пример для подражания

Журналисты идут по следам украденных государственных денег, вскрывают вопиющие злоупотребления властью, расследуют ухудшение окружающей среды и скандалы в здравоохранении. Направления работы — самые разные, и общество должно быть благодарно за такое неравнодушие.

Расследования, достойные уважения
  • Филиппины, 2000 год. Восемь месяцев журналисты местного Центра расследований изучали скрытые активы президента Джозефа Эстрады. Шаг за шагом они тщательно проверили все факты, затем подробно описали тайные владения властителя: и коллекцию роскошных домов, и доли в нескольких крупных бизнес-компаниях. Именно по их сведениям были сформированы ключевые обвинения для объявления импичмента президенту Филиппин. В 1989 году Филиппинский центр журналистских расследований (PCIJ) представлял собой одну пишущую машинку и несколько сотен долларов финансовой поддержки, а сегодня это — золотой стандарт журналистики во всей Азии. Сотрудники Центра опубликовали сотни разоблачительных статей, выпустили больше двадцати книг, восемь документальных фильмов. Они обучили новое поколение журналистов и распространили свой опыт по всему миру.
  • Бразилия, 2002 год. Тим Лопес, отважный репортёр TV Globo отправился в самое страшное место Рио-де-Жанейро — фавелы, где был жестоко убит при попытке собрать материалы о бандах наркоторговцев и детской проституции. Это стало той искрой, которая «зажгла» коллег Лопеса. Они продолжили его дело и создали Бразильскую ассоциацию журналистских расследований — Associação Brasileira de Jornalismo Investigativo (ABRAJI). Всё началось с простой интернет-рассылки, но быстро разрослось в одно из крупнейших в мире объединений журналистов-расследователей. Сейчас в нём более 3000 активных участников, и ещё около 5000 человек обучились на семинарах и ежегодных конференциях ABRAJI.
  • Грузия, 2003 год. Телеканал «Рустави-2» выступил за отмену сфальсифицированных результатов выборов и добился отставки президента Эдуарда Шеварнадзе.
  • Босния, 2007 год. Журналисты разоблачили премьер-министра Республики Недзада Бранковича, который провёл грязную приватизационную сделку и незаконно получил за счёт государства бесплатную недвижимость. Под давлением протестующей общественности Бранковичу предъявили обвинение, а затем и отправили в отставку.
  • Бразилия, штат Парана, 2010 год. Два года издание Gazeta do Povo совместно с RPC TV собирало доказательства гигантского воровства государственных денег членами законодательного собрания. Когда стало известно об украденных 400 млн долларов, на улицы с протестами вышли 30 тысяч человек. Только после этого полиция занялась преступлением и провела более 20 уголовных расследований по коррупционным статьям.
  • Китай, 2011 год. Журнал Caixin открыл ужасающую правду, что в одном из южных округов процветает чёрный бизнес по торговле младенцами. Беззаконие творилось с ведома местных властей и более того — под их прикрытием. Публикация привлекла международное внимание, поэтому дело не осталось без официального расследования. Основатель журнала — Ху Шули, первопроходец журналистских расследований в Китае. В 1998 году он окончил Стенфордский университет и учредил журнал, специализирующийся на раскрытии подобных историй.

Это единичные примеры, но их гораздо больше. Чтобы поощрять лучших журналистов-расследователей, различные фонды учреждают свои премии и награды.

Оценка деятельности

Каждый год мы узнаём имена суперпрофессионалов, чьи репортажи прогремели на весь мир, совершили очередной прорыв и задали новую высокую планку в журналистике.

Вот лишь некоторые из награждённых по итогам прошлого 2019 года:

  • Жюри премии Филипа Мейра присудило первое место агентству Reuters, которое провело новаторское исследование о роли фармкомпаний в опиоидной эпидемии, ставшей национальным бедствием в США.
  • Пулитцеровскую премию и золотую медаль в главной номинации «За служение обществу» вручили изданию «Анкоридж Дейли Ньюс» за расследование сексуального насилия на Аляске. Кроме того, приз в этой престижной церемонии получил журналист Брайан Розенталь из «Нью-Йорк таймс», рассказавший, как хищническая система кредитования погубила жизни тысяч нью-йоркских таксистов.
  • Российскую премию «Профессия — журналист» присудили журналисту Ивану Голунову за его резонансное расследование о коррупционном рынке ритуальных услуг и «делёжке» московских кладбищ.
  • Премией Тома Реннера наградили кыргызских журналистов. Радио «Азаттык», новостной портал «Клооп» и Центр по исследованию коррупции и организованной преступности провели серию расследований таможенных махинаций и раскрыли схемы, по которым через Кыргызстан отмывались сотни миллионов долларов. (это расследование Вы можете прочитать на нашем сайте).

Все эти победы журналистов-расследователей — результат решительных действий и бесстрашного погружения «в материал», несмотря на риск и отсутствие каких-либо гарантий.

Трудности и преследования

«Журналистские расследования всегда в опасности. Они бросают вызов безответственной власти», — это слова лауреата Пулитцеровской премии журналиста Лоуэлла Бергмана, преподавателя школы журналистики Калифорнийского университета.

В большей части мира всё ещё редко проводятся полноценные журналистские расследования, которые широко практикуют в ведущих СМИ развитых стран. С одной стороны: нет доступа к публичным архивам и корпоративным данным, с другой — честность полиции и прокуратуры вызывает сомнения. К тому же, затраты на расследования бывают высокими, а финансирование — слабым или его вообще нет, и это ещё одна проблема. Ну и, разумеется, отсутствует нужная подготовка и опытные наставники. Многие одиночки действуют на свой страх и риск, и никто не может подсказать, как поступить в той или иной ситуации.

Как отслеживать «грязные» деньги? Как находить тайные активы за рубежом? Как раскрывать сложные цепочки корпоративных поставок? Мало кто из журналистов обладает такими знаниями, особенно во времена быстро меняющихся технологий.

А сколько на планете стран, где журналисты-расследователи встречают более серьёзные препятствия? Очень многим приходится сталкиваться с уголовным преследованием: против них заводятся дела о государственном шпионаже и клевете, а со стороны властей и влиятельных лиц идёт постоянное запугивание. Например, жёстко преследовались сотрудники грузинского телеканала «Рустави-2»: их избивали, бросали в тюрьмы, а некоторых даже убили. Филиппинские журналисты из Центра расследований постоянно получали угрозы и тревожные сообщения о гибели своих коллег в отдалённых провинциях Королевства.

По статистике Комитета по защите журналистов за последние два десятилетия было физически уничтожено столько же представителей прессы, писавших о коррупции и государственной преступности, сколько в горячих точках погибло военных репортёров. В странах, где слишком опасно напрямую выступать против влиятельных лиц, неравнодушные журналисты проводят расследования, выбирая менее острые, но всё же важные темы: безопасность продуктов питания, здравоохранение, образование.

Ещё одна опасность для журналиста-расследователя — это сомнительный спонсор. Он может быть сам заинтересован в манипулировании информацией или как-то связан с разрушительными структурами: коррумпированными политиками, чиновниками, представителями силовых ведомств или даже криминальным миром. Такое финансирование компрометирует всю работу журналиста.

Например, журналисты румынского центра расследований выяснили, что почти половина всех учредителей столичных СМИ проходила по делам о рэкете и отмывании денег. То же самое выявилось и в Боснии. Понятно, что владельцы этих изданий не будут сотрудничать с честными журналистами и публиковать их материалы о злоупотреблении властью. Либо будут использовать это в своих корыстных интересах. Так в Черногории группа расследователей была вынуждена вернуть спонсорскую помощь, когда выяснилось, что донатором был известный балканский мафиози.

Эволюция расследовательской журналистики

Несмотря на все трудности, сегодня следственные группы журналистов работают там, где 10 -12 лет назад такое даже невозможно было представить. И конечно, это вдохновляет. Если в конце 80-х существовало всего три некоммерческих группы расследователей-журналистов, то сегодня Глобальная сеть журналистов-расследователей (GIJN) объединяет 184 неправительственных организации в 77 странах мира. Международные конференции собирают тысячи делегатов и спикеров со всей планеты.

Отмечено, что практика расследований резко выросла после падения Берлинской стены в 1989 году. В 1990-х годах мощный толчок развитию расследований дала компьютеризация — изменился подход к анализу и визуализации информации. Новые методы, которые когда-то применяли журналисты-новаторы для своих расследований, стали частью повседневной работы.

Глобализация и бурное развитие информационных технологий очень помогают в расследованиях. Широкие возможности сегодня даёт мобильная связь, почти повсеместный доступ в интернет, огромный объём данных и мощная вычислительная скорость. Журналисты объединяются и обмениваются фактами, о которых в их странах опасно или сложно говорить открыто. Таким образом, информация, имеющая социальное и политическое значение, всё равно пробивается на свет, а журналистские расследования становятся международными.

Сегодня активные центры существуют в самых разных точках мира: на Филиппинах и в Румынии, в Южной Африке и Бразилии. Даже в репрессивных странах есть отважные журналисты, ведущие собственные расследования.

В чём сила, брат? В правде

Экономист Даниэль Кауфманн, изучив, как СМИ влияют на управление в национальном масштабе, написал: «В странах, где исполнительная и судебная власти по существу не справились со своими обязанностями по подотчетности, журналистские расследования помогают заполнить такую ​​пустоту. А там, где они действуют, но слабо, это помогает их укрепить. Это важнейший элемент борьбы с коррупцией».

Его слова подтверждает опрос Transparency International, проведённый в 2012 году. 3000 бизнесменов из 30 стран отвечали на вопрос: какой антикоррупционный метод самый эффективный, и в 21 из 30 отчётов отметили журналистские расследования. Причём этот вариант был признан даже лучшим, чем международные конвенции, комплексные проверки и инвестиционные рейтинги.

Вывод: «От Польши до Пакистана опрошенные бизнесмены считают, что журналистские расследования могут сыграть действительно важную роль. В большинстве опрошенных стран больше людей верили в эффективность журналистов, чем в национальные законы».

Эта без преувеличения жизненно важная деятельность, ведь публикации расследований способны на многое:

  1. Помогают привлекать к ответственности коррумпированную власть.
  2. Разоблачают организованную преступность.
  3. Усиливают подотчётность и прозрачность государственных расходов.
  4. Выявляют и документируют систематические нарушения прав человека.
  5. Защищают правосудие.
  6. Поддерживают и продвигают демократические реформы.
  7. Укрепляют гражданское общество.

Журналисты, занимающиеся проблемами коррупции, не только заставляют полицию, прокуратуру и суды выполнять свою работу лучше. При этом они помогают официальным антикоррупционным агентствам. Как? Обеспечивают им прикрытие, отводя на себя внимание могущественных структур и тем самым дают спокойно проводить проверки у тех, кто очень хочет их избежать. Элементарная настойчивость в проверке информации и хорошо подготовленные вопросы помогают держать «в тонусе» даже лидеров государств.

Несмотря на все сложности: несовершенное законодательство, правовые и физические преследования сотрудников, коррумпированность или враждебность владельцев крупных СМИ, отсутствие финансирования и обучения — расследования журналистов быстро распространяются по миру и становятся эталоном современной журналистики.

Автор публикации

Комментарии: 2
Публикации: 10
Регистрация: 13.11.2019